1920. Потерянное поколение

Объявление

Нью-Йорк ревущих 20-х приглашает всех поклонников не слишком альтернативной истории с элементами криминального детектива. Джаз, немое кино, становление организованной преступности и борьба с ней.
Неон сверкает, исправно поступает конфискат, и все желающие прикоснуться к эпохе, проверить глубину Гудзона или вершить дела под дробный звук пулемёта в возрасте 18+ всё ещё могут это сделать. Присоединяйтесь!
По любым вопросам можно обращаться в гостевую книгу.
⦁ обновился шаблон рекламы на зимне-праздничный вариант;
⦁ приветствуем нашего новичка Ллойда Макбрайна, желаем ему вдохновения и захватывающей игры;
⦁ тестируем новый дизайн, просьба информировать администрацию о всех багах или некорректной работе скриптов и форума;
⦁ с 5 ноября 2018 года игра возобновляется.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Стрит-флеш

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

https://i.ibb.co/tZMQK2W/2.jpg
Участники: Джильда Калабрезе, Гален Кассиди, НПС-ы;
Время и место: середина марта 1920 года, Нью-Йорк, по большей части Бруклин;
Погода: март на атлантике - еще не весна;
Долги наши. А иногда и не наши даже, но нам расплачиваться

Отредактировано Galen Cassidy (2018-09-11 00:50:19)

+2

2

[nick]Незваный гость[/nick][status]Troublemaker[/status][icon]https://i.ibb.co/Fx5GsYg/image.jpg[/icon]
Около полудня в кафе «Багатто», названном на итальянский манер «остерией» и оформленном уютно и по-домашнему, в стиле неаполитанской харчевни, делалось людно. Перекусить забегали в основном бруклинцы, работающие неподалеку. Но поскольку улица была большой и оживленной, а в окрестных зданиях хватало и офисов, и магазинов, в остерии не было недостатка в посетителях. Пили кофе со свежей выпечкой, читали газеты, кое-кто даже плотно обедал. Официантам велено было запоминать постоянных клиентов в лицо, спрашивать их имена, чтобы потом встречать приветливо и как старых добрых друзей. Это тоже входило в понятие «по-домашнему» и приносило свои плоды.
- Добрый день, мистер Флетчер, как здоровье вашей племянницы?... О, синьора Позуоли, вам, как обычно, с двойной порцией сливок?... Прекрасная погода, синьор Арунте, кажется, весна будет ранней…
Журчащая итальянская речь смешивалась с английской, как сыр и томатная паста в фирменной лазанье «Багатто», но в какой-то момент Перуджо, молодой и бойкий парень девятнадцати лет от роду, подняв глаза на нового посетителя, сбился с пластинки заученных фраз.
Незнакомец?
В обед такое случалось редко, но Перуджо быстро спрятал удивление за лучезарной улыбкой.
- Вам перекусить, сэр? Или пообедать, сегодня у нас…
Меню в остерии не подавали, такова была традиция: разве вы получаете меню за семейным обедом? Так что официантам приходилось больше работать языком, но какого итальянца вы напугаете болтовней? Ведь это дополнительная возможность расписать все таланты повара, причмокнуть языком, добавляя бесконечные «prelibato!», «squisito!», «delizioso!» и «просто пальчики оближете!»
Незнакомец, однако, не интересовался ни едой, ни мнением Перуджо е еде.
- Я слышал, синьор Калабрезе скоропостижно скончался? - у него был тяжелый колючий взгляд, дорогой костюм и плащ и массивный перстень-печатка на левой руке, на которой, к тому же, не хватало указательного пальца. - И кто же тут теперь заправляет? Зови, нужно поговорить.
Перуджо вздохнул. Если типы, вроде этого, не хотят пообедать, значит, они хотят неприятностей. Делать нечего, придется звать хозяйку.
- Присядьте, сэр. Вот сюда, за столик. Я сейчас посмотрю, что смогу для вас сделать.
Он не стал обещать, что донна Джильда захочет говорить с гостем. Это уж пускай она сама решает. Но, отойдя на несколько шагов, обернулся. Как раз вовремя для того, чтобы увидеть, как в остерию входят еще двое, таких же «сытых» и опасных, и усаживаются рядом  с мужчиной с перстнем. Перуджо шумно втянул носом воздух: это ему только кажется, что «запахло жареным», или на кухне и правда жаркое подгорает?

Отредактировано Galen Cassidy (2018-11-07 20:57:53)

+2

3

Этот день начался также как и все предыдущие. Проснувшись засветло и выпив чашечку крепкого кофе, Джильда первым делом направилась в пекарню. Работники уже ставили в печь огромные и тяжелые противни с пышными итальянскими хлебами.
- Buongiorno, signora Gilda, - поприветствовал её Пауло, старейший работник, кругленький и румяный. - Как Вы спали сегодня?
- Buongiorno ragazzi. - весело отозвалась женщина. - Слава Пресвятой Деве!
Надев фартук, Джильда занялась приготовлением теста для canolli.
Скоро время завтрака и постоянные клиенты osteria "Bagatto" с удовольствием начинают свой день с чашечки ароматного кофе и тарелки с горячей выпечкой.
Время обеда наступило удивительно быстро, но до этого времени Джильда успела переделать кучу дел. Приготовила несколько блюд, которые ей особенно удавались, испекла canolli и даже просмотрела бухгалтерию.
Дела в osteria шли неплохо. Её муж, мир его праху, был неплохим хозяином и старался не допускать лишних расходов. Но его скупость иногда была ему во вред, он не любил помогать друзьям и родственникам. Её муж...
Тяжело входную, Джильда подняла голову от конторки и решила спуститься в зал, поприветствовать постоянных клиентов. Но дверь неожиданно распахнулась. На пороге стоял Перуджо, мальчишка-официант. Вид у него был взволнованный и даже, женщина могла поклясться, немного испуганный. Подойдя ближе, он затараторил  очень громко и отчаянно жестикулируя, так что она не сразу смогла уловить смысл сказанного:
- Синьора, у нас гости. До этого я ни разу их в osteria не видел. Они наверное даже вообще не из нашего квартала. Они хотят видеть Вас. Так и сказали, зови того, кто тут теперь заправляет.
- Хорошо, парень, - женщина была спокойна. - иди работай. И постарайся, чтобы наши гости остались довольны. Синьор Арунте наверное уже заждался свою телятину. А синьора Витале просто мечтает о второй порции яблочного пирога.
"Гостей" она увидела сразу, и они ей не понравились. Повидавшая в Бронксе  немало "колоритных" персонажей, она научилась немного в них разбираться. Некоторых из них ей частенько  приходилось встречать в компании собственного мужа и не показывать и виду, что она что-то в этом понимает. Джильда поняла, кто в троице главный, и сложившаяся ситуация стала вызывать у неё тревогу.
Женщина заговорила медленно, внешне спокойно, всем своим видом  показывая, что она испытывает величайшее уважение к своем "гостям". Спокойствия так не хватало её покойному мужу.
- Добрый день, синьоры! Позвольте представиться, я - Джильда Калабрезе, хозяйка этого заведения. Мой муж, упокой Господь его душу, умер два месяца назад. Могу ли я предложить вам пообедать? Или я могу ещё быть вам чем-то полезной?

Отредактировано Gilda C. Calabrese (2018-07-27 08:41:25)

+4

4

[NIC]Незваный гость[/NIC][STA]Troublemaker[/STA][AVA]https://i.ibb.co/Fx5GsYg/image.jpg[/AVA]В ответ на приветствие мужчины вежливо и почти одновременно приподняли шляпы. Тут же вернув их на место. Правила приличия предполагали снимать головные уборы в ресторанах, но гости в очередной уже раз мимоходом демонстрировали, что кухня «Багатто», - вне всяких сомнений великолепная, - их пока не интересует.
- Два месяца назад? Какое несчастье. Примите мои соболезнования, синьора Калабрезе, - заговорил человек с перстнем. Голос его был хриплым и глуховатым, под стать облику. - Мы незнакомы, однако я был приятелем Марио. Если бы не поездка в Европу, мы бы, без сомнения, встретились еще на его похоронах.  Джино Растелли, неужели он никогда даже не упоминал обо мне? - с наигранной насмешкой спросил он. Улыбка не шла мистеру Расстели, вероятно потому, что пока губы его растягивались, приоткрывая желтые зубы заядлого курильщика, взгляд оставался холодным и оценивающим. Сейчас он оценивал, бесцеремонно, будто ощупывал, молодую вдову Марио Калабрезе. Равнодушно скользнул по ее лицу, но демонстративно задержался сначала на груди, а потом на аппетитном изгибе бедер и стройных ногах.
- И что же, все это, - гость коротко кивнул на зал, заполненный обедающими посетителями, - досталось вам? Оживленное местечко, наверное, все соки из вас высасывает.
В голосе Растелли теперь слышались нотки снисходительного участия. Кажется то, что ему предстоит иметь дело с женщиной, да еще такой молодой женщиной, его забавляло.
-  Предложите моим спутникам по чашке кофе, донна Джильда, а мне - четверть часа своего времени наедине, и я не сомневаюсь в том, что мы сможем уладить небольшое дельце, которое было у нас с Марио, и которое теперь унаследовали вы.

Отредактировано Galen Cassidy (2018-11-07 20:58:11)

+2

5

- Вы правы, синьор Растелли. - тяжело вздохнула женщина. - Муж ничего не говорил мне о Вас. Очевидно Ваша поездка в Европу была продолжительной.
Почему-то она не поверила ни единому его слову. Не то чтобы синьора Калабрезе от природы была очень недоверчивой. Просто этот человек не внушал ей доверия. Её покойный муженек был трусоват и наверное поостерегся бы водить дружбу с подобными типами. Вон как он ощупал её взглядом, под ним она почувствовал себя раздетой. А улыбка удивительным образом сделала его похожим на крысу. А серые крысы бывают чрезвычайно опасны, тем более когда их интересует чужой сыр.
- Справляюсь, с Божьей помощью, - осторожно ответила Джильда. - помощников хоть отбавляй. Муж позаботился. Дочки, зятья, племянник. Даже старенький дядюшка имеется. А с бумагами волокита страшная, пока стряпчие да адвокаты всё оформят и договорятся. Полгода пройдёт не меньше.
Тут Джильда не врала. Дочери Марио, младшая из которых была старше её самой, невзлюбили её сразу. Не такой в их понимании должна быть мачеха. Не строптивой и, черт возьми, красивой, а покладистой и желательно недалекого ума. Им казалось, что Джильда манипулирует их отцом, ведь скуповатый папаша стал дарить ей подарки. И если при жизни отец не сильно допускал дочерей и зятьев в собственные дела, то почему после его смерти не развернуться? 
- Сочту за честь, синьор Растелли. - Джильда старалась не переигрывать. Этот синьор не должен считать её круглой дурой. Она будто кожей чувствовала исходившую от него опасность, хотя так до конца и не знала о цели его визита. Ведь не мужа её оплакивать он пришел в самом-то деле? - Я думаю в кабинете мужа нам будет удобнее. Я прикажу подать туда кофе и сигары. Вы ведь не откажетесь?
В кабинете Марио было прохладно. Обстановка его была скромной, но уютной. В центре стоял массивный дубовый светлый стол, заваленный бумагами. Около стола - два глубоких кресла для посетителей.
- Прощу Вас, располагайтесь синьор Растелли, - женщина была сама любезность. Она сама подала гостю кофе, пододвинула сигары и пепельницу. - Вы ведь расскажете, что за дело привело Вас ко мне?

Отредактировано Gilda C. Calabrese (2018-07-31 11:24:04)

+3

6

[NIC]Незваный гость[/NIC][STA]Troublemaker[/STA][AVA]https://i.ibb.co/Fx5GsYg/image.jpg[/AVA] - Разумеется, расскажу.
Гость, заполнив все кресло своим массивным, крепко сбитым, но при этом совершенно не тучным телом,  устроился удобнее, придвинул к себе гильотину для обрезки сигар, глянув при этом на хозяйку таким странным взглядом, будто готов был предложить испробовать это устройство на ее пальце, например. Но в конечном итоге гильотинировал все же кубинский Упманн. Вскоре по кабинету поплыл ароматный дым дорогой сигары.
Конечно, он расскажет. Иначе, какой смысл был вообще приходить сюда? Ну, разве что для того, чтобы скрасить одиночество молодой вдовы. Эта красивая женщина, на вид такая добропорядочная и недоступная, привлекала Растелли не только физически, но и своим умением держать дистанцию. Пожалуй, он не будет против получить часть суммы натурой, решил гость. Но о приятном он подумает позже, сначала дела.
- Можете называть меня Джино, дорогая. В память о нашей дружбе с Марио, - по-акульи усмехнулся «приятель мертвеца». - Вот, взгляните.
Из внутреннего кармана костюма он достал сложенную вчетверо бумагу и протянул ее Джильде. Бумага оказалась копией долговой расписки, написанной Марио Калабрезе.
- Покер - увлекательная игра, которая иногда дорого нам обходится, - Растелли медленно затянулся сигарой, выпуская к потолку аккуратные кольца табачного дыма и давая возможность вдове Марио как следует рассмотреть расписку, а особенно, упомянутую в ней сумму.
- Как видите, у вашего мужа выдался тогда неудачный день, Джильда. Он не мог отдать такой долг сразу и единомоментно, и я пошел ему навстречу. Как доброму другу. Однако вместо того, чтобы воспользоваться отсрочкой для поисков денег, бедный Марио предпочел умереть.
Дружелюбный «отеческий» тон говорящего внезапно изменился, речь его сделалась хлесткой, как удар хлыста. И наполнилась угрозой быстрее, чем ловкий официант наполняет ваш бокал кроваво-красным мерло.
- Напрасно, синьора, потому что если бы я сам его убил, возможно, я бы счел, что долг таким образом уплачен, некоторые удовольствия недешевы! Но я не застал даже похорон, поэтому ожидаю, что расплачиваться со мной будете вы!

Отредактировано Galen Cassidy (2018-11-07 20:58:38)

+3

7

Мой муж ещё и игрок? Этого мне только и не хватало для полного счастья. Пожалуй Марио Франческо тебе действительно нужно  было умереть, чтобы я смогла лучше узнать тебя. И многие открытия, признаться, меня совсем не радуют.
- Вы позволите, синьор Растелли?
Джильда взяла из рук мужчины расписку, внимательно осмотрела её и бессильно опустилась в кресло. В глазах у неё потемнело, а сердце заколотилось как бешеное. Сказать, что женщина испытала шок от увиденной суммы, значит ничего не сказать.
Большой глоток крепкого кофе немного привёл её в себя, но ничего не изменилось. Гигантская с тремя нулями сумма денег от этого не испарилась и не стала меньше.
- Похоже в тот день моему мужу действительно не повезло, синьор Растелли. - слова давались ей трудно, но женщина не хотела показывать своей слабости.
В мире где она жила, слабость никогда не входила в число добродетелей человека. Его просто вышвыривали, воспользовавшись его слабостью и беспомощностью. И Джильда не сомневалась, что мистер Крыса принадлежал к категории людей подобного рода, не останавливающихся ни перед чем.
- Вы позволите мне оставить документ у себя? Вы сами сказали, что это копия, значит для Вас это абсолютно безболезненно. Вы также должны понимать, что указанная здесь сумма слишком велика, а у нас сейчас туго с деньгами. Прошу Вас дать мне несколько недель.
Я обязательно должна показать эту расписку дяде. Он человек опытный и обязательно что-то посоветует. Среди его прихожан наверняка есть люди, разбирающиеся в подобных вещах гораздо лучше, чем я. Главное, чтобы этот человек захотел предоставить мне рассрочку.
- Не желаете ли отобедать, синьор Растелли? Вы наверное очень занятой человек, всегда заботитесь о других, а на себя у Вас просто не хватает времени. У нас сегодня превосходная лазанья, я готовила сама, минестроне и canolli. Вы ведь не откажете мне, Джино?

Отредактировано Gilda C. Calabrese (2018-08-01 13:58:33)

+3

8

[NIC]Незваный гость[/NIC][STA]Troublemaker[/STA][AVA]https://i.ibb.co/Fx5GsYg/image.jpg[/AVA] Растелли удовлетворенно и даже как-то благодушно кивал, наблюдая за тем, как собеседница заметно меняется в лице, а потом с грациозностью сломанной куклы опускается в кресло покойного мужа. Кресло во главе стола, место владельца, который узнал, что больше ничем не владеет. Во всяком случае, Джино очень удивился бы, если бы синьоре Калабрезе удалось одолжить требуемую им сумму под честное слово. А потом еще и вернуть ее кредиторам. Под залог этого заведения - может быть, так что пора несчастной вдове привыкать к мысли, что минестроне и canolli ей в будущем придется готовить для домашних, а не на продажу.
- Простите, Джильда, но я больше не доверяю вашей семье, - ухмыльнулся гость, когда молодая женщина ожидаемо заговорила об отсрочке. - За несколько недель, чего доброго, и вы последуете за Марио.
Не самая смешная шутка, больше похожая на угрозу, но Растелли она, определенно забавляла.
- Мне бы не хотелось, чтобы наше дело закончилось скорбно. Я даю вам пять дней на то, чтобы подумать,  не хотите ли вы продать «Багатто». Соглашайтесь, я подыщу вам щедрого покупателя, и наше маленькое финансовое недоразумение перестанет вас тревожить. Поверьте, это лучшее, что вы можете предпринять...
Он поднялся с места, перегнувшись через массивную столешницу, властно накрыл тяжелой широкой ладонью руку Джильды, с силой сжал тонкое запястье, а потом демонстративно ласково прошелся пальцами по теплой бархатистой коже вверх. к локтю. Растелли прекрасно понимал, что рискует и играет с огнем. У покойного Марио Калабрезе были «друзья», без этого нынче дела не делаются. Теперь эти же «друзья» заботятся и о его вдове. Возможно, не стоит давать ей даже этих пяти дней, просто приставить нож к горлу и потребовать подписать договор купли-продажи остерии. Свидетели у него с собой, а нотариуса притащат сюда за шкирку в считанные минуты. Так он бы решил вопрос с самим Марио, но женщина… Женщина заслуживала уважения.
-  Пять дней, - повторил Джино. - И имейте в виду, долгие размышления дурно сказываются на бизнесе. Не такое уж это и выгодное местечко ваша остерия, скоро вы сами это поймете.

Отредактировано Galen Cassidy (2018-11-07 20:58:59)

+3

9

- Ну что же синьор Растелли. Значит мы снова встретимся через пять дней, и я сообщу Вам о своём решении. Надеюсь, оно устроит нас обоих.
Нет. И не надейся. Я костьми лягу, сделаю все возможное и невозможное, но osteria ты не получишь. Не для того я столько лет трудилась как одержимая. Выбирала каждое блюдо, которое должно быть в меню, налаживала уют, подбирая каждую занавеску и скатерть. Старалась, чтобы каждый гость, зашедший к нам на огонёк, обязательно захотел вернуться. И всё для чего? Чтобы никому не неизвестный скользкий тип, такой как ты, решил, что можно наложить на всё это свою лапу?
Минута слабости прошла, и в голосе Джильды снова была благожелательность, а также беспримерное уважение к своему гостю.
Это и отличало синьору от её мужа. Она при необходимости умела скрывать свои чувства при посторонних. Спрятать вглубь свой темперамент. Сейчас, например, ей хотелось разбить вазу о голову "милейшего" Джино. Вон она стоит на столике, глиняная, тяжелая. Но женщина не была самоубийцей. Она прекрасно понимала, что за этим последует. Прибегут его сообщники, и её судьба станет совсем незавидной. А ведь ещё есть люди, которые у неё работают. Она отвечает за них, и они точно ни в чем не виноваты. Поэтому она лишь кротко улыбалась.
И ей удалось добиться определенных результатов. Она получила отсрочку на пять дней. А за это время многое может произойти, и ситуация ещё может изменится  в лучшую сторону.
Но в этой ситуации был какой-то подвох. За годы брака Джильда неплохо изучила своего мужа. Не мог Марио Франческо проиграть такую сумму денег и не проболтаться. Он бы обязательно выдал себя. Напился бы до чертиков, устроил безобразную сцену. О его скверном характере, скупости, желании поиметь ближнего своего знал весь квартал. Женщина притронулась к щеке. Нет, нет и ещё раз нет.
Джильда молча снесла поползновения этого мужлана Джино, только глаза вспыхнули каким-то темным, ведьминским огнём.
- Когда ты так смотришь, я не знаю, что ты захочешь сделать в ближайшую секунду. Приласкать или вонзить нож в спину. Я боюсь тебя, Джильда!
Так изволил шутить  её муж. Но в каждой шутке как известно лишь доля шутки.
- До встречи, Джино. Пожалуйста, оставьте мне копию расписки. Вы окажете мне этим большую любезность.
И встала, давая понять, что разговор окончен.

Отредактировано Gilda C. Calabrese (2018-08-12 11:50:08)

+2

10

[NIC]Незваный гость[/NIC][STA]Troublemaker[/STA][AVA]https://i.ibb.co/Fx5GsYg/image.jpg[/AVA]Гость тоже поднялся, по-прежнему наигранно-благодушный, но в глубине души уверенный в том, что во время их следующей встречи они поменяются креслами, и то, что во главе стола, займет он.
Остерия, всего лишь остерия, и вроде как от нее не будет большого проку их делу, но вода камень точит, состояния собираются по долларам, доллары - по центам, а Джино Растелли во время поездки на родину получил кое-какие инструкции, которым намерен был последовать. Марио Калабрезе -  пробный ход, первая карта в колоде, но это не значит, что эта игра пойдет не всерьез.
- Мне показалось, что вы еще не в том возрасте, Джильда, чтобы за пять дней позабыть сумму на расписке, - усмехнулся он, протягивая руку за бумагой. Лимит любезностей на сегодня был уже исчерпан, то, что синьора предлагала ему, - обед, сигару и учтивую беседу, - Джино не интересовало. То, что не предлагала, возможно, заинтересовало бы, но не настолько, чтобы позабыть о деле.
Он все же наклонился, изображая джентльмена, и мимолетно коснулся губами руки хозяйки «Багатто». Рука эта ожидаемо пахла специями их общей родины, но этого факта, пожалуй, было маловато для того, чтобы сделаться сентиментальным.

Спутники Растелли послушно поджидали его внизу, их кофе стояло на столике нетронутым, а столики вокруг как-то сами собой опустели, посетители остерии предпочитали держаться подальше от этих двоих.
- Подумать только, - хохотнул Джино. - А вы ведь еще ни одной чашки не разбили.

- Присматривайте за ней, за нашей маленькой хозяйкой маленького бизнеса, - инструктировал он своих подручных несколько минут спустя уже на улице. - Куда она направится, с кем встретится. И не забудьте, что завтра вечером бенефис хулиганов в этом заведении. Сильно усердствовать не нужно, а то на пятый день тут ничего целого не останется, но позабавиться разрешаю. Синьору не трогать, а вот ее работников и посетителей - сколько угодно. Расставим сети в мутной воде.

Отредактировано Galen Cassidy (2018-11-07 20:59:30)

+3

11

- Ну что Вы, синьор, - женщина улыбнулась благожелательно и даже немного с вызовом. - мир не без добрых людей. - Я уверена, что найдутся истинные ценители этого места и моей персоны, которые не захотят перемен. Что предназначено тебе, не возьмет никто. Так кажется говорят на Сицилии?
А ещё сицилийцы уверены, что не проси того, что не можешь взять, но похоже вы, синьор Растелли, плохо следуете мудрости своего народа.
Отказ мужчины отдать ей копию расписки, только ещё раз убедил женщину, что здесь дело не чисто. Чего он так боится, этот "друг" Марио? Что она покажет документ знающим людям, и они быстренько выведут его на чистую воду? Что его маленький гешефт, как говорят евреи, проживающие в их квартале, накроется медным тазом?
Джильда не пошла провожать его, нисколько не сомневаясь, что синьор знает где выход. Несколько минут просидела неподвижно, собираясь с мыслями. Потом подошла к шкафу, открыла его и достала графинчик с домашней граппой. Налила в стакан, не спеша выпила несколько глотков. Алкоголь побежал по венам, разгоняя горячую кровь.
Когда несколько минут спустя женщина спустилась в зал, она не поверила своим глазам. Osteria опустела. Это было так непривычно, обычно в обеденное время здесь яблоку негде упасть. Несколько столиков даже выставляли на улицу. Джильда всерьез задумывалась об открытии второго зала.
Но это позже, после вступления в наследство. А тяжба похоже будет долгой. Дочери и зятья её мужа всерьёз решили заполучить большой кусок наследства отца. Не они ли, кстати, и подослали к ней милейшего Джино? Похоже его люди уже навели здесь шороху?
А куда, чёрт возьми, подевались официанты и кондитеры? Всех словно ветром сдуло. Неужели струсили? Быстро же люди забывают всё хорошее, что для них делают. Даже Перуджо нет. А ведь на мальчишку у Джильды были вполне определенные планы.
Нет, она обязательно должна сообщить о случившемся дяде. Но не стоит суетиться и бежать сломя голову. Кто поручиться, что синьор Растелли не оставил здесь своих соглядатаев?
Когда два часа спустя синьора Калабрезе вышла из дома, она никуда не торопилась. Нагруженная  подарками, она шла в гости к синьоре Коломбо.
Синьора Мария Коломбо, хорошенькая, бойкая и разбитная бабенка, была её подругой. Она была идеалом итальянской матроны, за пять лет брака родила четверых детей и останавливаться похоже не собиралась. Правда злые языки утверждали, что двое её детей были рождены не от мужа, но не пойман - не вор, как говорится. Мария и грешила, и каялась с удовольствием, истово, получая наслаждение от жизни и любви.
- Послушай Мария, cara mia, - спустя час обратилась Джильда к подруге. Они уже обсудили соседей, детские болезни, и все сплетни, случившееся в их квартале за последнюю неделю. И она не спеша переходила к цели своего визита, стараясь не вспугнуть, не насторожить женщину, - ты ведь собираешься сегодня к вечерней мессе?
- Конечно, дорогая, а разве мы не увидимся там с тобой сегодня?
- К сожалению, у меня возникло несколько неотложных дел. Передай пожалуйста записку моему дяде Руджеро, скажи, что я не смогу навестить его сегодня.
- Жаль, дорогая, padre очень расстроится.
Проведя в гостях ещё час, Джильда вернулась домой и больше в этот вечер из дома не выходила.
О том, что её подруга Мария впервые за много лет пропустила мессу, тяжело заболел её старший ребенок, женщина узнала только через несколько дней...

Отредактировано Gilda C. Calabrese (2018-08-26 17:21:27)

+4

12

Ночь сменилась утром, типично мартовским, когда природа еще не решила, весна у нее сегодня или зима, и поочередно примеряет то солнце, то холодный ветер и сырость. В «Багатто» между тем прогноз оставался традиционным: тепло, уют и гостеприимство. Казалось, что вчера ничего не произошло, посетители точно ничего не заметили, а официанты мало ли о чем перешептываются.

К вечеру остерия была, как обычно, полна народу, заглянувшего поужинать. Так, что детективу Кассиди не удалось даже заполучить отдельный столик, его подсадили к трапезничающему в одиночестве джентльмену, вернее, синьору. Тот говорил по-английски с заметным акцентом, но на степени его разговорчивости это никак не отражалось. Обрадованный компании, он принялся бурно жестикулировать, напоминая Галену старую шутку: «если итальянцу связать руки, он онемеет».
После того, как они с Шапирой славно провели тут время в обществе «Джека Дэниелса», полицейский повадился ужинать в остерии по пути домой из боксерского клуба. Он не был большим любителем итальянской кухни и итальянцев вообще, но и неприязни к макаронникам, почти поголовно свойственной ирландцам, выросшим в трущобах и имеющим за спиной солидный опыт межнациональных конфликтов, драк и поножовщин, не испытывал. В сельской местности люди меньше враждовали между собой по национальным вопросам. Ко всему прочему ресторанчик был уютным и не слишком дорогим, самое подходящее место для одинокого мужчины, которому кушать хочется, а готовить - не очень.
- Сегодняшняя паста великолепна! Белиссимо. Фёрсто классо! - продолжал терроризировать молчаливо жующего детектива сосед по столику. - Донна Джильда м-ммм!
Он изобразил характерный поцелуй, и Гален ухмыльнулся: тут трудно было угадать, чем восхищен собеседник, стряпней донны или самой донной. Хозяйку заведения Кассиди видел всего один раз мельком, привлекательная молодая брюнетка, кажется, она заправляла в остерии самолично, муж, если он и имелся в наличии, кухонными делами себя не утруждал.
- Угу, м-мм, - «поддержал разговор» ирландец, и тут же аккуратно отложил вилку, заслышав характерный шум ссоры где-то у входа.
- Что за гадюшник, даже сесть некуда. А ну проваливайте, это будет наш столик!
Четверо крепких молодых парней, прекрасно попадающих под емкое определение «шпана» вряд ли хотели поужинать. Тем не менее они буквально за шкирку вытащили из-за приглянувшегося им стола мужчину средних лет. Две женщины, пришедшие с ним, испуганно вскочили сами, по-итальянски шумно, послышался звон битой посуды, кто-то то ли по случайности, то ли с умыслом зацепил скатерть.
- Пошел вон!
- Следующей жертвой ожидаемо стал попытавшийся вмешаться официант. Бедолагу отшвырнули в сторону так, что  за соседним столиком посетителям стало не до еды.
- Безобразие! - возмутился сосед Галена. - Никогда раньше тут такого не было. Официант, счет!
- Уже уходите? - удивился Кассиди. - А как на счет выставить за дверь смутьянов? Ты вроде крепкий мужик.
- Ну уж нет, я один, а их четверо. Пускай полицию вызывают.
- Это верно, - вздохнул полицейский. - Придется полиции.
История была знакомая, Гален тянул время и дожидался, так сказать, состава преступления. И еще немного надеялся, что мужчины-посетители, которых в остерии было достаточно, проявят гражданскую сознательность. Хоть и знал наперед, что чуда не произойдет. Люди порядочные извечно пасуют перед наглостью и грубой силой, цивилизация их испортила.

+3

13

В марте всегда темнеет рано, и когда Джильда вернулась в ostetia на улице было совсем темно. Часть персонала всё же вернулась, и на кухне полным ходом шла подготовка к ужину.
Это немного успокоило женщину. Она не сомневалась, что в квартале уже в курсе происходящего. Но никто из друзей её покойного мужа пока не спешил на помощь его вдове, хотя ещё совсем недавно предлагали помощь и поддержку.
От дяди Руджеро тоже не было известий. Поздняя месса ещё не закончилась, а после неё у padre всегда дел предостаточно. Многие желают исповедаться, получить совет и напутствие святого отца, да и просто обсудить последние сплетни.
Вечером посетителей было на удивление мало, а день качался нескончаемым. На ночь Джильда предприняла меры предосторожности, какие могла себе позволить. Крепко заперла все окна и двери, опустила решетки на окна.
Следующий день принёс изменения. Посетители стали возвращаться, и к вечеру ostetia снова была полна. Но женщина не обманывала себя. Она буквально не находила себе места от беспокойства. Проводила в зале все время, словно предчувствуя беду. И она не замедлила случиться...
В дверь, едва не разбившуюся от резкого удара, влетели четверо мужчин.
- Эй ты! - скомандовал один, хватая за шкирку проходившего мимо пожилого официанты. - Ну-ка, принеси мне виски, старик!
Трое других тем временем вышвырнули из-за стола постоянного клиента. Послышался звон разбитой посуды, визг женщины, которой горячая тарелка с лазаньей попала прямо на живот. Потом мужчины начали переворачивать столы, расшвыривать посуду, расталкивать гостей. Посетители начали валиться со стульев:
- Убирайтесь вон! Osteria закрыта! Пошли все отсюда!
- Простите, синьор, - робко отозвался официант, вжимая голову в плечи, - у нас в ostetia не подают крепкие напитки.
- Ты издеваешься, старик? - мужчина буквально зверел на глазах.
Размахнувшись, он со всей силы ударил официанта по голове. И когда тот упал, в бешенстве начал пинать его ногами:
- Виски, мне нужно мое виски!
И тут Джильда решила, что с нее достаточно. Первый шок от творящегося беспредела прошел. А стоны избиваемого старика Джузеппе вызвали такую ярость, что женщина не задумалась даже о своей безопасности:
- Вы что, совсем умом тронулись? - прошипела она, бросаясь к нему и пытаясь оттащить от жертвы. - Вы что? Не видите, что перед вами старый человек, годящийся вам в отцы?
- Cosa fai la puttana? Чего таращишься? Пошла вон отсюда!
- Женой своей командуй, кретин! - презрительно сплюнула женщина.
- Пулю захотела?!
Мужчина придвинулся к ней вплотную. Джильда опустила руку за спину, нащупала за горлышко стоящую на полке литровую бутыль с оливковым маслом и с разворота опустила на голову мужчине. Бутылка рассыпалась, а мужчина свалился на пол.
В ostetia на минуту воцарилась тишина. Воспользовавшись ей, женщина сорвала, висевшую на стене над стойкой, лупару:
- Убирайтесь!

Отредактировано Gilda C. Calabrese (2018-08-26 18:05:24)

+4

14

Распоряжение было женщину не трогать, но разве это женщина? Тигрица! Не успели глазом моргнуть, как она вырубила крепыша Тони, - то-то будет потеха, когда он очнется и сообразит, кто его так приложил, - и схватилась за ружье. И тут уже плевать на приказы босса, это ведь не на него наставили старую лупару, вдруг заряжена, чем черт не шутит.
Примерно таковы были умозаключения незваных гостей: мужчины уже, как говорится, завелись, и спасовать втроем перед одной женщиной, да еще на глазах посетителей остерии, им в голову не пришло. А вот ослушаться приказа Джино Растелли - очень даже.
- Ведьма! - зарычал ближайший к Джильде громила, бесстрашно хватая видавшее виды ружье за ствол и дергая вниз. Послышался сухой щелчок осечки, - у синьоры хватило мужества нажать на курок, - но выстрела не последовало, оружие то ли не было заряжено вовсе, то ли его просто давно не осматривали и не чистили. - Без муженька совсем обнаглела, но мы это исправим!
Он окончательно вырвал лупару из женских рук, угрожающе навис над непокорной «вдовушкой», прижимая ее к стене, и внезапно грубо схватил за горло.
- Раз в этой дыре нет виски, у нас с собой. Угощу от души. Рино, помоги мне!
- Что, без помощи не управишься? - хохотнул подельник. На самом деле помощь была нужна Тони, неподвижно растянувшемуся на полу в ароматной лужице приправленного специями оливкового масла.
- Что же вы делаете, негодяи! - подала голос одна из посетительниц, и тут же получила оплеуху и рекомендацию заткнуться от третьего бандита.

Было недопустимо, чтобы женщина решала проблемы, которые не каждому мужчине по плечу. К тому же, надо отдать должное хозяйке «Багатто», она отвлекла все внимание незваных гостей на себя, а одного из них отправила в первосортный нокаут. И пока тот не очухался, было бы неплохо успокоить оставшихся трех.
Хвататься за оружие и орать: «Всем стоять, полиция!» Кассиди не стал, предполагая, что пушка имеется не только у него, а пальба в ресторане - это последнее, на что стоит провоцировать погромщиков.
- Сейчас вернусь, постереги мой ужин, - велел он соседу по столику, так и не дождавшемуся счета и не рискнувшему сбежать на улицу и звать на помощь. С собой детектив прихватил только столовый нож.
Двое были заняты синьорой, третий выживал посетителей из-за очередного столика. С криком «Проваливайте!» он столкнул со стула опешившую от подобной беспардонности пожилую даму и скомкал скатерть, намереваясь стащить ее со стола вместе со всей сервировкой, но Кассиди успел перехватить макаронника за запястье и прижать его руку к столешнице.
- Вижу, столик освободился. Пересесть хочу. Ты официант?
- Погромщик вытаращился на Галена с выражением человека, еще не понимающего, что происходит, но левая ручища его уже рефлекторно сжалась в кулак, знакомиться с которым полицейский не собирался.
- Ножи ни к черту у вас, тупые, - сообщил он, с размаху загоняя столовый прибор через руку бандита в столешницу. Даже в таком положении тот мало походил на бабочку из гербария, поэтому далее последовало отработанное уже левую руку за спину до хруста, пинок в голень, и успокоительное лбом об стол.
…Three green bottles standing on a wall,
And if one green bottle should accidentally fall,
There’ll two green bottles standing on a wall…*

Рино обернулся на вопль приятеля и тут же бросился к Кассиди, на ходу засовывая руку под пиджак. Но тут на помощь детективу внезапно пришел избитый официант, все еще скрючившийся на полу. Старик при этом все же умудрился ухватить погромщика за брючину, и тот, потеряв равновесие, грохнулся полицейскому чуть ли не под ноги. Галену сталось только пнуть упавшего штиблетой по носатой итальянской физиономии, причем, не слишком усердствуя, потому что эдак можно человеку и шею свернуть.
…There’ll one green bottles standing on a wall…
А вот за первой «зеленой бутылкой» Кассиди уже не успевал, Последний их четырех погромщиков оказался достаточно проворен и сообразителен, чтобы отпустить горло Джильды и успеть выхватить револьвер…
_____________________

*Американская песенка про зеленые бутылки, аналог считалки «Десять негритят» с похожим смыслом отсчета по убыванию.

+3

15

Выходка Джильды разумеется не могла не иметь последствий. Один из нападавших тут же схватился на её лупару, намереваясь вырвать оружие из рук. И ему это удалось.
Это была хорошая, семейная лупара, бывшая на самом деле не в плохом состоянии. Марио регулярно смазывал и чистил её, да и женщина умела ею пользоваться.
Вырванное из рук Джильды, ружье дало осечку. Но женщина этому даже обрадовалась. Она рассчитывала использовать его лишь в качестве устрашения, прекрасно понимая, что стрелять в тесном помещении osteria не лучший выход. Не дай бог  ненароком зацепишь кого-либо из посетителей.
И тут же один из нападавших прижал её к стене, обхватил правой рукой за горло и подтянул к себе. Пальцы вцепилась в кожу молодой женщины, змеёй извивавшейся под ним в тщетных попытках освободиться. Она попыталась лягнуть своего мучителя, но ему на помощь тут же кинулся второй нападавший. Вдвоем они запрокинули ей голову и попытались влить в рот какую-то гадость.
Она не сразу поняла, что ситуация изменилась. Все плыло перед её глазами, женщина теряла силы. Несколько капель пойла все же попали ей в горло и в нос, и она задыхаясь.
И тут один из посетителей неожиданно проявил активность. Он достаточно ловко, или ей так показалось, расправился с нападавшими. Мурлыкая себе под нос какую-то песенку, смысла которой она не могла уловить до конца, он совершал движения, которые казались ей неестественными. Они происходили словно в другом мире, а не в её osteria, которая всегда казалась оплотом стабильности.
Но вот железная хватка, сковавшая горло, неожиданно ослабла. Джильда, скользя спиной по стене, тяжело опустилась прямо на пол. Закашлялась. И тут, как в немом кино с Брончо Билли Андерсоном, она увидела, что один из нападавших выхватывает револьвер. Её сил хватило на то, чтобы выставить вперед ногу и изо всех сил пнуть его под зад. Пинок придал ему ускорения, но поскользнувшись на дорогом оливковом масле с пряностями, мужчина тяжело рухнул на пол.
И тут же громкий вопль, женщина от души пожелала ему удариться как можно больнее, огласил osteria. Грабитель поминал всех своих родственников до седьмого колена в таких цветистых выражениях, каких Джильде давно слышать не доводилось...
Джильда ещё нашла в себе силы, чтобы приблизиться к своему спасителю:
- Спасибо, синьор, - слова на секунду застряли в её горле, - я хочу сказать вам спасибо от всей души! Вы спасли жизни всем присутствующим! Вы единственный, кто осмелился вмешаться, в то время, когда все остальные просто испуганно отводили глаза в сторону. Прошу Вас, станьте моим почетным гостем!

Отредактировано Gilda C. Calabrese (2018-09-09 16:14:38)

+3

16

Между тем, словно устыдившись своего недавнего бездействия, посетители остерии бросились к поверженным погромщикам, так что Кассиди даже немного забеспокоился о том, не придется ли ему в итоге защищать бандитов от разозлившихся из-за испорченного ужина граждан Бруклина. С другой стороны, можно было не беспокоиться о том, что «незваные гости», очухавшись, примутся за старое. Потому что их уже разоружили и даже пыталась связывать, пользуясь подручными кухонными полотенцами. Все это сопровождалось истинно итальянским шумом и восклицаниями.
- Мне кажется, у вас замечательные завсегдатаи, синьора, - заметил полицейский. - Если бы это был какой-нибудь ирландский паб, со смутьянами управились бы быстрее. Но не потому, что ирландцы более воинственны. Просто, как я погляжу, у вас семейное заведение, и мужчины естественным образом опасались за жизнь своих близких. Потому и не спешили в бой. Так случается. Оружие сложите сюда, на стол, - велел он своим добровольным помощникам. - Это улики и вещественные доказательства.
Последний из бандитов продолжал браниться по-итальянски, и Гален с сожалением пожал плечами. Этого языка он не понимал, было бы кстати знать, чего этот ублюдок так разорался.
- Однако, вы сами, синьора, проявили удивительно мужество в этой истории, полиция Нью-Йорка выражает вам свое восхищение и благодарность.
Если рассуждать здраво, хозяйка «Багатто» только что спасла ему жизнь, так что рассыпаться в благодарностях - его, а не ее обязанность. Кассиди казалось, что молодая женщина едва держится на ногах, - что было бы неудивительно после сего происшедшего, - но голос ее, предательски дрогнувший в самом начале разговора, в дальнейшем звучал уверенно: хороший знак.
- Мое имя Гален Кассиди, я детектив из полицейского управления Бронкса. Надеюсь, вы не станете возражать, если я предложу вам присесть и задам несколько вопросов относительно судьбы этих молодчиков?
Погромщиков тем временем стащили в кучу у стойки, в сознании оставался только один из них, остальные пока еще не опомнились после своего не слишком удачного приключения. По-хорошему самое время было вызывать своих коллег и транспорт, а все остальные вопросы решать по прибытии в ближайший полицейский участок. И тут, как обычно, многое зависело от того, как решит поступить сама синьора. Кассиди не исключал в общем и того, что все происходящее - какое-то местечковое взаимонепонимание, из тех, что участники предпочитают замять, не доводя дело до суда.
- Если вы решите дать этой истории официальный ход, вам придется написать заявление по факту дебоша и угроз, а свидетелям - дать показания.
- Даже не думай впутывать сюда копов, ведьма, - прорычал погромщик. - Пожалеешь!

+3



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC