1920. Потерянное поколение

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1920. Потерянное поколение » Сыгранное » Дело о дочери вдовы Мак-Кинли


Дело о дочери вдовы Мак-Кинли

Сообщений 21 страница 40 из 63

21

- На войне я тоже не был, - великодушно приободрил собеседника Гален.
Отношение к минувшей войне у американцев было разным, особенно у мужчин призывного возраста. Кто-то пылал патриотизмом и сам уходил добровольцем, не дожидаясь повестки. Кто-то с помощью любых ухищрений старался избежать призыва. Но людей, огорчающихся из-за того, что их, по состоянию здоровья, не затолкали в кровавую европейскую мясорубку, Кассиди встречал нечасто. Занятный он парень, этот Эйб Шапира.
- На той, о которой ты говоришь. Спасибо Панчо Вилье и его повстанцам. Четыре года прошло, хромота уже незаметна, но бегать на перегонки не подпишусь.
В обществе «Джека Дэниэлса» беседа потекла более непринужденно. А может, это потому, что самая неприятная часть разговора уже закончилась.
- Знаю я, чего ей не хватает. Хорошего тюремного срока, - буркнул детектив, убирая фотокарточку подозреваемой обратно в недра своего пальто. И с легкой насмешкой посмотрел на Шапиру.
- Так тебе, значит, на работе нельзя? Сложновато наверное. Зато здоровее будешь. А то бабочки ваши… опыляют, что попало.
Варьете, разумеется, не подпольный притон с проститутками, но Гален цинично предполагал, что единственная разница в итоге окажется в том, что одноименное удовольствие мужикам дороже обходится.
- Ну а если не на работе? У тебя есть кто-то, кроме миссис - о божемой, забыл…
Ирландец недобро покосился на бутылку. Ремесло копа забывчивости не прощает.

+1

22

- Здоровее буду точно, - отозвался Шапира, - а довольнее - навряд ли, однако, торжественно обещаю быть сгубленным вот этими двумя демонами, - он достал из кармана полупустую пачку сигарет и выразительно покосился на бутылку. Отложив пачку в сторону - ещё будет время, он подмигнул собеседнику:
- А я, между прочим, именно о тюремном сроке и говорил.  А на работе...На работе интимных услуг мы не оказываем, - тут он снова подмигнул. Телятина была забыта, как бы ни была хороша местная кухня, "Сухой закон" брал своё, да и разговаривать в компании с бокалом виски, а не со стаканом воды было куда как приятнее.
- "Кто-то" кроме всего прочего устроила мне скандал, развернулась, хлопнув дверью и оставила мне вот это. На память. Он продемонстрировал тыльную сторону ладони, на которой красовался косой шрам от удара разбитой бутылкой. - смотри, какой красавец! Назовёшь орудие преступления? - рассмеялся Шапира, - с тех пор я более разборчив в отношениях со слабым полом, проще говоря, их давненько не было, но живу работой, не жалуюсь - тебе ли не понять. Ну может быть, иногда, в хорошей компании бутылки виски и благодарных ушей, но вообще, жаловаться - последнее дело, а для того, чтобы чувствовать себя настоящим ковбоем, вовсе не обязательно заводить долгие отношения.
Эйб допил второй стакан. По слегка отрешённому взгляду ирландца стало понятно, что тому тоже хорошо. Шапира усмехнулся и мысленно полюбопытствовал, похож ли он также сейчас на какого-то странствующего философа.
- Да и кроме того, знал бы ты мою семью! Для моей тёти любые отношения с нееврейской девушкой - грех похуже прелюбодеяния. Это чуть ограничивает список кандидаток, подходящих для знакомства с родственниками, знаешь ли.

Отредактировано Abe Shapira (2018-07-25 23:18:43)

+1

23

- Это была страстная женщина! - уверенно констатировал Кассиди, уважительно глядя на шрам на ладони Шапиры. - И тебе точно надо на б-бокс… и в тир… Парень, сколько с нас?
Официант понимающе кивнул, оценив благоразумие джентльменов, которые собираются расплатиться за ужин, пока еще в состоянии рассмотреть цифры на счете.
- Я слышал про ваши строгие нравы, - посочувствовал Гален Эйбу. - Хотя тут, наверное, у всех одинаково.  Итальянцы держатся итальянцев, евреи - евреев, ирландцы ирландцев. Семьи, традиции… А любовь где-то там наверху, сама по себе.
Бутылка опустела, и внутренний голос детектива вступил в мысленный спор со здравомыслием. Сетуя на то, что не догадался прихватить с собой две бутылки, и рассуждая о том, что надо бы добавить. Здравомыслие, вернее, то, что они него осталось после первого «Джека», высказывалось категорически против.
- Мне тут девушка понравилась, - жалоба за жалобу, тем более пооткровенничать о подобных вещах у детектива было особо не с кем, коллеги - парни не промах, но те советы, что они могли бы ему дать, Кассиди заранее не устраивали: он слишком хорошо знал своих «боевых товарищей». - А она живет с другим. Мазила Купидон этот, вообще не смотрит, куда палит. Ему тоже нужно в тир, божку этому голожопому. Вот так вот. Давай покурим, Эйб. Раз выпить больше нечего.

Отредактировано Galen Cassidy (2018-07-26 03:38:21)

+1

24

- О да, она знатно распорола мне руку, со страстью, достойной истинной аргентинки, - ухмыльнулся Шапира, - долго заживало, да и останется на всю жизнь. Ну, она так и хотела - мол "я первая, единственная и незабываемая". Не первая, не единственная, но незабываемая, это точно, - Эйб с сожалением поглядел на пустую бутылку, - второй такой у меня не было никогда. Инстинкты ожесточённо требовали продолжения банкета и новую порцию возлияний. Понимающе посмотрев на Кассиди - думали они, похоже, об одном и том же, Эйб прикрыл глаза. Безмятежный покой подвыпившего человека нарушило появление официанта. Эйб оплатил по счёту и продолжал:
- Нравы строгие к чёрту! Я ж не на всех их жениться собираюсь, я тебя умоляю, если б меня на всех разом хватило - другое дело! - с жаром выпалил Шапира.
- А девушка...девушка это хорошо, что с другим - плохо. Ну ты это...его...того...того его. Не пробовал? - он многозначительно указал на пальто детектива под которым скрывалась кобура и для наглядности сложил из пальцев пистолет, прицелившись в ирландца. Сфокусироваться было почему-то трудновато.
- Нет, точно надо в т-тир, - обиженно икнул Эйб, - но перво-наперво - покурить, и сразу в тир пойдём - согласен? Шапира чересчур резко вскочил из-за стола, почувствовал, как его повело куда-то в сторону и вынужден был опереться о столешницу.
- Пошли, - позвал он Галена, зачем-то выбрасывая руку вперёд, - а купидон, хрен с ним, с купидоном - если ты не шлимазл, а ты не шлимазл - добьёшься её. Погоди, за куревом я в любовных делах лучше понимаю - выйдем и поговорим.

+1

25

- Это как ты меня сейчас обозвал? - пьяно возмутился Кассиди, на всякий случай придерживая покачивающегося Шапиру. Чем выше рост, тем почему-то у некоторых хуже устойчивость. - Нет, вот этого, знаешь ли, не надо, - он похлопал себя по кобуре. - Что ж я, гангстер какой… Но я думал его посадить… Вот так, всерьез думал. Нехорошо это, отговори меня…
На улице они закурили, и от холода и табака в голове Галена немного прояснилось.
- По домам пора, - заключил он. - Поехали, подвезу. Поехали, поехали, пешком не дойдем ведь. Улицы Бруклина по ночам п-полны опасностей. Драки… Шлюхи…
Тут голос Кассиди сделался мечтательным: опасностей он явно не боялся. Потребовалось еще одно серьезное волевое усилие, чтобы оказаться от соблазнов, скрывающихся за неоновыми вывесками Нью-Йорка, и сесть за руль.
- Раньше улицы казались мне ровнее…
Форд опасно вилял, но пока им везло.
- Куда ехать, а? Да не мычи ты, не разбираю я твой идиш. Пальцем показывай. Нет, туда астрономам интересно, а мне на дорогу показывай… Слушай, научи меня какой-нибудь еврейской песне.

Наконец авто выкатилось на клумбу возле дома, в котором Эйб без особой уверенности, но все же предполагал свой.
- Дальше не проеду, - объявил Гален. - Хотя…

Отредактировано Galen Cassidy (2018-07-26 12:12:42)

+1

26

- Думал посадить...Сажать - это ж долго, хлопотно и неблагодарно. А он кто? Если далёк от Доктора медицины, так, может, пьёт по-чёрному или бьёт её. Присмотрись. Женщины обычно долго терпят, если любят, но так не вечно! - резонно отметил Шапира, выходя на улицу и закуривая. Прохладный вечерний воздух приятно ерошил волосы и помогал протрезветь. Докурив, он снова выразительно посмотрел на Галена и хлопнул его по плечу:
- Тут уж всё от тебя зависит, мой ирландский брат! Вслушиваясь в то, что говорил Кассиди, Эйб утвердительно мотнул головой - жизнь научила его не отказываться от хороших предложений - ведь если откажешься, второй раз предлагать не будут. Тем более тащиться до дома пешком совсем не улыбалось, поэтому, благодарно посмотрев на ирландца, Эйб направился к форду. Слегка повозившись с ручкой, он понял, что машина закрыта и, подождав, пока хозяин повернёт ключ, плюхнулся на сиденье рядом с водителем.
- Ну, эрштмол прост глайх, дэмолт цу ди рехт ун данох...вейс ништ, - направлял Эйб, показывая почему-то в брезентовый потолок и рисуя в воздухе причудливые фигуры. В конце-концов он перешёл на английский, решив, что в синагогу они всё равно не поедут, а до дома так вернее доберутся. Чувствуя, как форд слегка заносит, Эйб начинал волноваться, но не подал виду - его приятель внушал уважение и, кажется, знал, что делает.
- Песне...Дай подумать..., - протянул Эйб как раз в тот момент, когда форд мягко ударился о бордюр цветочной клумбы и остановился.Шапира потряс Галена за плечо, пьяно кивая в знак благодарности, открыл дверь машины и, едва не вывалившись на клумбу, просиял:
- Знаю! Песня про любовь и непреодолимое препятствие - её мать. Набрав побольше воздуха, Шапира затянул во всё горло:
- Штейт зих дорт ин гесале штил фартрахт а хайзеле дриннен афн бойдн штибл войнт майн тайре Рейзеле
Йедн увнт фарн хайзл дрей их зих арум -
Ту а файф ун руф ойс: "Рейзл!" Кум! Кум! Кум!

Он свистнул для наглядности и последние слова пропел особенно громко, прокричав рефрен ещё пару раз для верности. На третий раз в одиноком окошке зажёгся свет, а из окна высунулась та самая прекрасная Роза из песни. Миссис Розенблит.
- Фарвос шрайт ир, Шапира? - недобро кричала старуха.
- Аз мен шикерт, дарф мен зинген, миссис Розенблит! - благодушно отозвался Эйб.
- А вот и она. Мать её, - шёпотом обратился он к Кассиди.

Песня

Текст перевода и песня

Отредактировано Abe Shapira (2018-07-26 18:34:34)

+1

27

- Миссис Розенблит, спускайтесь к нам!  - с готовностью заорал Кассиди. - Сверху вам плохо слышно. Спускайтесь, у нас весело. Будем наручники мерить!
В ответ громко хлопнула фрамуга. Старуха, хоть и была голосистой, по-английски бранилась далеко не так виртуозно, как на родном языке. И тут гой-ирландец лишил миссис Розенблит стратегического преимущества, К тому же упоминание о наручниках ей не понравилось.
- Не спустится, - с сожалением констатировал Гален. - Ну, мне больше нечего ей предложить, виски мы уже выпили. Раз не спустится, сам поднимайся. До вторника, Эйб. Ты будешь нужен мне, молодой и красивый. Топай спать…
Помочь пошатывающемуся в ходовой части товарищу добраться до нужного этажа было, конечно, делом благородным, но покидать авто Кассиди не хотелось. В машине было хорошо, когда она стоит и никуда не едет, вообще сплошное удовольствие. Так что детектив даже задумался о том, не вздремнуть ли ему прямо за рулем, а то до Бронкса путь неблизкий.
«Кретин, - запаниковал здравый смыл. - Зима же, замерзнешь!»
«Хорошо, хорошо, сейчас поедем, - с неохотой сдался Гален. - Так, а куда же мы поедем? А… домой…»
Глаза слипались, мужчина энергично потер их кулаком и мстительно погудел клаксоном, прощаясь с Шапирой.
«Я не сплю, и вам не придется!»

После этой прекрасной ночи последовало далеко не прекрасное утро, детектив смутно помнил, как он добрался до своей квартиры, но с утра он долго задумчиво курил, сидя на подоконнике раскрытого окна и стряхивая пепел на кожаный верх припаркованного в притирочку к стене полицейского «Форда».
«Да уж, трезвым так не пристроишься».
А во вторник сменил свой «Форд-Т» на почти новый «Ролс-Ройс», шляпу - на фуражку шофера по найму, и проверял благозвучность клаксона на нервах миссис Розенблит уже на трезвую голову. Старуха загадочно молчала. То ли ее хватил удар еще в пятницу с первого раза, то ли впечатлил «Ролс-Ройс». Кассиди и самому он нравился, прям хоть взятки начинай брать. Потому что честные копы… Ходят, в общем, пешочком. На свою зарплату.

Отредактировано Galen Cassidy (2018-07-26 23:54:34)

+1

28

- Кумт ароп! - вторил Шапира по-еврейски, но миссис Розенблит не откликалась на горячие призывы и только раздосадованно хлопнула форточкой, выразительно постучав себе по лбу. Её глаза метали молнии, но весь дом знал замечательную черту миссис Розенблит: она была совершенно несносной старой сплетницей и язвой, но скандалы устраивала исключительно по расписанию - доктор Каганович, её терапевт советовал беречь нервы и она дала себе клятвенное обещание не растрачивать нервов дольше часа в день. Будучи женщиной практичной (она когда-то работала бухгалтером), миссис Розенблит поделила свой ежедневный "час гнева" на четыре отрезка по четверть часа каждый. Она поднимала крик после завтрака, после обеда, после ужина и второго ужина, который приходился у неё на 21:45, так как считала форменным бескультурьем расстраивать нервы на пустой желудок. В шаббаты она заходилась нотациями лишь в исключительных случаях - Б-жий день, в остальное же время себя не ограничивала. Может показаться, что это удобное расписание и его может быть даже стоило применить к чьей-нибудь сварливой жёнушке, но вот беда, подняв крик строго по часам, Шейна долго не могла остановиться, поэтому её концерты зачастую затягивались. Одна наивная душа, увлечённая Фрейдом, посоветовала ей обратиться к психотерапевту, но после этого из уст мадам Розенблит извергся такой поток ценных сведений относительно душевного состояния и эпикриза её собеседника, что можно было подумать, что миссис Розенблит сама защитила диссертацию на соискание степени доктора медицины по меньшей мере в Женеве. В следствие всего вышеизложенного, старуха великодушно решила не тратить своё время на сирых и убогих.
- И песня не разжалобила, - сокрушался Эйб, - у-у-у, что за женщина! - он погрозил окошку кулаком, но Шейна Розенблит уже успела погасить свет и не заметила этой попытки к поединку (который в любом случае был бы не на равных).
- Может, оставишь мне наручники в профилактических целях? А может, вам кляпы выдают? - Шапира с надеждой посмотрел на Кассиди, - ей бы очень помогло! Нет? Ну ладно, - протянул он разочарованно.
Эйб обернулся к Кассиди и горячо затряс ему руку - требовалось как-то выразить всю палитру нахлынувших чувств:
- Не дрейфь ты этого другого, а смотри в оба! Ещё будем поднимать тосты за миссис Кассиди, только уговор - одна бутылка виски, ну это никуда не годится! Счастливо! Отпустив руку, Шапира пошатываясь побрёл домой. Услышав звук клаксона, он остановился, поднял руку и, улыбнувшись широкой отсутствующей улыбкой, то ли ирландцу, то ли полной луне, направился к парадной.

Шаббат Эйб проспал до полудня, а потом весь день мучился головой. В воскресенье же, свежий и благоуханный предстал перед румяным лицом миссис Розенблит, которая тут же растеряла всю краску и побелела от злости и хлопнула дверью перед самым его носом. Иными словами, Барри пришлось звонить из автомата.
Через полчаса Эйб Шапира уже стоял у чёрного хода еврейского театра и нетерпеливо барабанил в дверь.
- Иду-иду! - донёсся из-за двери недовольный голос и через некоторое время появился Барри Перлман собственной персоной, - Не порть двери, лак казённый, а я ещё не делаю столько денег, чтобы оплачивать Гольдбергу покраску дверей, - пробасил Барри. Он говорил совсем без акцента и идиша не любил, считая его языком крестьян и рабов. "В свободной стране этот язык - мёртвым грузом висит на американском еврействе!" - частенько повторял он.
- Не волнуйся, не испорчу, - торопливо прервал Шапира, - скорее показывай мне, какие у вас тут есть костюмы!
- Нет, можно подумать, он пришёл в "Лорд-энд-Тэйлор!" - ещё недовольнее отозвался Барри, - мы тут не универсальный магазин, а храм искусства! Паршивый, но всё ж таки храм! И вообще, зачем тебе понадобился костюм?
- Говорю же, приятель женится, а денег пошить или взять напрокат нет, вот и пришёл к тебе.
- Приятель? Хочешь сказать, Шапира, у тебя есть в знакомых приличные люди, которые позовут на свадьбу, кроме меня? Сомнительно! - Барри подбоченился и гнул своё, но в гримёрку всё-таки пропустил.
Через некоторое время Шапира вышел из гримёрной в шикарной белой тройке в чёрную полоску. В петлице примостилась искусственная хризантема. Завершала ансамбль нарядная шёлковая сорочка. На ногах поблёскивали лакированные туфли. Во всём этом наряде Эйб походил скорее на мафиози.
Барри окинул друга долгим оценивающим взглядом:
- На штиблеты не договаривались! А, впрочем чёрт с ними, вернёшь до четверга, мы ставим "Тевье-молочника" и нашему Хаиму просто необходим костюм.
Поблагодарив Барри, Эйб быстро переоделся и направился домой.
Во вторник он дополнил наряд серебряными запонками, которые одолжил у дяди и вышел к машине настоящим щёголем. Гален тоже не ударил в грязь лицом - у порога его ждал "Ролс-Ройс". Когда бы это он ещё покатался на таком моторе! Соседи-мужчины улыбались ему, потому что каждому хотелось сесть если не за руль, то хотя бы на заднее сиденье "Ролс-Ройса" - а тут ещё и с шофёром! Что себе этот Шапира позволяет, а соседки - потому что вдруг начали замечать, что Эйб Шапира не дурён собой и вообще, весьма выгодная партия, если не для себя - так для дочери, сестры или кузины - мало ли родственников! Все соседи гадали, что же произошло и откуда он сделал  столько денег, и все соседи молча буравили взглядом его спину до тех пор пока она не скрылась в почти новом и совсем казённом "Ролс-Ройсе".

+1

29

- Сдается мне, этот твой бенефис всем надолго запомнится, - обернувшись, подмигнул Кассиди.
Зрелищем всеобщего потрясения соседей Шапиры можно было насладиться даже без полицейской наблюдательности: уж больно красноречивы были провожавшие их взгляды. 
- Надеюсь, твоя работа не слишком из-за меня страдает?
Гален предполагал, что конферансье зарабатывают на свой хлеб с маслом большей частью по вечерам, ну кого нелегкая понесет в варьете средь бела дня? Но кто его знает, как оно происходит на самом деле...

Они с ветерком прокатались по фешенебельной Атлантик стрит, свернули в самый центр Бруклина, оставив по правую руку здание окружного совета (в те дни, когда Бруклин еще не был частью Нью-Йорка, там размещалась городская ратуша), и остановились на Адамс стрит возле внушительного офисного здания, где Благотворительный фонд помощи солдатским вдовам арендовал несколько комнат.
- Мы почти в суде, Эйб, - ухмыльнулся детектив. С места, где он пристроил «Ролс-Ройс», отлично просматривался окружной верховный суд его внушительной колоннадой и золоченой статуей богини правосудия на куполе. - Всего несколько минут пешком, но не факт, что будет просто препроводить туда миссис Меррит. На законных основаниях, я имею в виду. Пойдем, я познакомлю тебя с нашей сообщницей.

Сухопарая чопорная женщина в громоздких очках в черепаховой оправе, казалось, не знала ни моды, ни возраста, являясь живым олицетворением всех вдов, солдатских или нет, не имело значения.
- Миссис Честер, вот тот человек, о котором я вам говорил, - Гален, поздоровавшись, указал даме на своего спутника.
- И он, конечно же, не немец из Атлантик-Сити и не меценат? - деловито уточнила та, пристально разглядывая Шапиру поверх черепаховой оправы: попечительница фонда, определенно, страдала близорукостью.
- Да, совершенно верно. Поэтому чек он вам не выпишет. И вашей просительнице - тем более.
- Что ж, содействовать полиции - мой гражданский долг, детектив Кассиди, - пожевав губами, изрекла миссис Честер. - К тому же  мне было бы неприятно оказаться жертвой мошенничества. Мистер… как вы сказали, его будут звать…  Мюллер, может быть вы хотите что-нибудь рассказать о себе, чтобы мне легче был отрекомендовать вас женщине, с которой мистер Кассиди настоятельно просит меня вас познакомить.
- Если я вам не нужен, я буду в машине, - предупредил Гален, ободряюще хлопая Эйба по плечу. - Все получится, ты сияешь, как моргановский доллар. Она не усомнится…

+1

30

Эйб наслаждался вольготной поездкой в Ролс-Ройсе, но закон подлости ли, или просто закон мироздания подсказывал, что за все хорошие вещи приходится платить. "Лишь бы не висеть потом вниз головой в какой-нибудь подворотне", - подумал Шапира, выходя из машины, но отступать было поздно. Оглядев внушительное здание храма Фемиды, Шапира приметил невысокую женщину в тёмном платье, к которой и повёл его Гален.
- Миссис Честер? Мистер Томас Мюллер, - живо вошёл в роль Шапира, протягивая даме руку, - freut mich Ihnen kennenzulernen, - рассмеялся Эйб.
- Очаровательные у Вас очки, - без иронии отметил Шапира, но увидев, как женщина поджимает губы, решил, что с ней нужно переходить сразу к делу.
- Итак, наша легенда, миссис Честер: у меня бумажный комбинат и издательство, майне либе Марта - тут Шапиро тяжело вздохнул и покачал головой - сама круглая сирота. Её сердце разрывается от той страшной войны, которую к большому сожалению ффязалясь Феликая Германская Нация. Мы даже отреклись от Кайзера, мы фместе, ich und sie - ох, was für ein riesiges Bildnis war das! Vergoldete Rahmen! -  перефесили его в уборную для мужской прислуги! Я фсячески сопережифаю американской нации и фсему, что йей приходится фыносить! Поэтому я намерен сделать крупное пожертвование в ваш фонд - ein hundert tausend Dollars! Что скажете? - подмигнул Эйб и продолжал, со значительным видом поправляя шляпу.
-  Проводив взглядом Кассиди, Шапира снова обратился к женщине в очках:
- Мне пойти с Вами или вначале - переговоры tete-a-tete? Женщина, по непроницаемому лицу которой трудно было что-то понять, молча поманила его за собой и Эйбу оставалось только повиноваться.

Отредактировано Abe Shapira (2018-07-27 12:36:56)

+1

31

- Вы не похожи на полицейского агента.
Это единственное, что обронила миссис Честер на пути через холл к лифту, причем, таким тоном, что вряд ли сказанное можно было считать похвалой. Наверх они поднимались в обществе лифтера, так что спутница Шапиры предпочла торжественно помалкивать.
Фонд располагался на четвертом этаже, стены приемной были плотно завешаны фотографиями несчастных женщин и детей, послевоенных руин и газетными вырезками соответствующей тематики. Но мебель при этом выглядела добротно, а госпожу попечительницу встретила личная секретарша, невзрачная, под стать самой миссис Честер, и тоже в очках, правда, не таких внушительных.
- Проверьте, что у меня назначено на сегодня, мисс Палмер, - велела черепаховая дама. - Должна прийти некая миссис Меррит, как только появится, проводите ее к нам с мистером Мюллером. Присаживайтесь, мистер Мюллер…
Она указала гостю на кресло в кабинете с большим окном, из которого можно было полюбоваться центром Бруклина и зданием суда, если гости не насмотрелись на него еще на улице.
- Не нужно подмигивать и ухмыляться, когда вы говорите о пожертвованиях, - сухо проинструктировала начинающего «промышленника» попечительница, когда мисс Палмер закрыла за ними двери. - Иначе любой догадается, что вы никогда в глаза не видели тех денег, о которых говорите. Ваш коллега предупредил меня, что полиция подозревает миссис Меррит в мошенничестве и финансовых махинациях, значит, она по крайней мере не глупа.
Кассиди выбрал для миссис Честер более обтекаемую версию истории о владелице детского сада, не вдаваясь в подробности с похищением детей. Но черепаховую даму она вполне удовлетворила, ибо заботы ее по управлению Фондом сводились не только к сбору пожертвований, но и к передаче их в достойные руки. А желающих нажиться на благотворительности всегда хватало.
В дверь постучали.
- Пришла миссис Меррит, - объявила секретарша, пропуская в кабинет попечительницы новое действующее лицо, которое, будь он сейчас тут,  Гален назвал бы главным персонажем грядущей драмы. Предполагаемая похитительница выглядела полной противоположностью миссис Честер: дородная ширококостная женщина с простоватым лицом и светлыми, уже заметно седеющими волосами, стянутыми в узел на затылке, по виду этакая заботливая мать большого и дружного семейства, по случаю принарядившаяся в строгий костюм.
Миссис Честер бросила заинтересованный взгляд на Шапиру, - она явно ожидала наблюдать какой-то иной женский типаж, - и деловито шагнула навстречу посетительнице.
- Хорошо, что вы не опоздали, моя милая. Иначе мы бы разминулись с вами, к моему огромному сожалению. У нас занятое время года, к Рождеству мы получаем много пожертвований, потом приходится подыскивать им наилучшее применение. Кстати, познакомьтесь с мистером Томасом Мюллером, это один из тех великодушных и щедрых людей, что не остался равнодушным к намерениям нашего фонда. Мистер Мюллер, это Элизабет Меррит, она организовала детский сад для детей рабочих и, безусловно, нуждается в нашей поддержке. Теперь вы видите, что разговоры о благотворительности - не пустые слова, за ними стоят реальные люди, реальные дети. Бедные малыши, после войны столько сирот.
Миссис Честер продолжала ораторствовать, подобные речи ей приходилось произносить часто, иногда по нескольку раз на дню. Но в какой-то момент она все же потрудилась замолчать, благосклонно кивнув Шапире. Этим величественным кивком предлагая «агенту под прикрытием» исполнить, наконец, свою партию.

+1

32

- Я агент тайной полиции, миссис Честер, - улыбнулся Эйб, но вспомнив, что она просила не зубоскалить, решил избрать другую тактику и посерьёзнел. Тяжело знаете ли всю сознательную жизнь пользоваться шутками как основным механизмом приспособления, а потом в одночасье взять и перестать шутить; но Эйб справится, иначе никудышный он актёр.
  Здание фонда изнутри сияло дежурной чистотой, на половицах казённого паркета танцевали солнечные зайчики, а потом тонули в высоких кремовых шторах. Всего здесь было ровно столько сколько нужно, даже книга отзывов в приёмной достаточно скромно блестела латунными уголками, а секретарша, казалось, постучала в дверь выверенным стуком столько раз сколько было нужно, ни больше ни меньше, после чего дверь открылась, пропуская собственно миссис Меррит.
  Лицом она напоминала Эйбу чайную бабу, какими крестьяне обычно украшали самовар ин алте хейм: такие же широко поставленные непроницаемые глаза, как будто нарисованные не слишком старательной рукой и необъятная фигура, вот только строгий пучок из почти бесцветных волос сюда никак не вязался. По её наружности трудно было угадать род занятий, её черты были самыми обыкновенными, выражение лица - ничем непримечательным, какие-то особые приметы отсутствовали, было понятно лишь то, что для встречи она одевалась особенно тщательно и аккуратно. Миссис Меррит с одинаковым успехом могла бы вести колонку для молодых хозяек в какой-то провинциальной газетёнке  или заведовать лавкой зеленщика, но Б-г, завсегда любящий пошутить, уготовил ей тернистый и почётный путь воспитателя юных неокрепших душ. Женщина решительно вытянула вперёд правую руку и пожала руку Эйба уверенно и крепко: её нарисованные глаза ожили и теперь смотрели холодно и расчётливо.
- Здрафствуйте, миссис Меррит! Томас Мюллер, промышленник, филантроп, к несчастью, не отец, - кивнул ей Шапира, - моя жена очень заинтересофаны ф будущем этой прекрасной страны, und die Zukunft liegt in unseren Kindern, nicht wahr? Я хочу сказать, мы с моей женой, oh, meine arme Else! были бы счастливы обеспечить достойную жизнь и одному осиротевшему ребёнку, mit Gnade Gottes - у нас ведь нет сфоих детей, что  уж гофорить о целом Kindergarten, поэтому мы готовы выделить Вам щедрое пожертвование, фсё на благо сироток, так как вас рекомендовали как женщину исключительно деловую, честную и увлечённую своим делом, - тут Эйб деловито подмигнул собеседнице, - счастлив наконец-то познать Вас, я хочу сказать, познакомить Вас лично! - Шапиро широко улыбался и беспрестанно кивал, искоса глядя на женщину.

+1

33

Заметив, что «агент» снова подмигивает, на этот раз миссис Меррит, госпожа попечительница кашлянула и поправила свои черепаховые очки, раздраженно впечатывая их оправу в переносицу. У молодежи совершенно нет манер, куда катится мир!
Владелица детского сада, наоборот, взирала на мецената с растущим интересом, от его улыбок у нее даже порозовели щеки: румянец не шел миссис Меррит, добавляя ее круглому бесцветному лицу внезапный неприятный налет вульгарности.
- Как я понимаю вас, мистер Мюллер. Как понимаю!
Я, к сожалению, тоже бездетна. Какое-то время я спрашивала себя, отчего Господь так несправедлив ко мне? Но потом осознала свое Предназначение. Заботиться о чужих детях, об их лучшей участи. И знаете что, едва я это поняла, я сделалась полна сил и энергии, я горы готова свернуть, чтобы помочь бедным ребятишкам.
Женщины будто поставили себе цель соревноваться в красноречии, казалось, миссис Меррит воодушевлена и взволнована собственным рассказом, но взгляд ее, впившийся в лицо «промышленника», оставался гипнотизирующе-змеиным, многообещающим.
- Дорогая, если бы у вас нашлось время показать мистеру Мюллеру ваш детский сад, ему было бы легче определиться с суммой пожертвований. Иногда мы не понимаем, что кому-то может не хватать самого необходимого, пока не увидим все своими глазами. Если у вас найдется на это время, мистер Мюллер, - добавила миссис Честер, с трудом сдержавшись от легкомысленного желания в свою очередь подмигнуть Шапире (Господи, прости нам наши недостойные помыслы!) - Он бизнесмен, занятой человек…
- О, я почту за честь… Это правда, госпожа Честер, некоторые вещи просто трудно представить. Некоторые женщины совершенно не ценят счастья материнства, - лицо миссис Меррит на миг застыло маской негодования, но затем снова сморщилось бесформенными складками дружелюбия. - Их детишки - сущие ангелочки, но обречены на жизнь аду. Нет, я не хочу сказать ничего дурного о бедняках, но они могли бы… сдерживать зов плоти, если не в состоянии заботиться о его последствиях!
- Я уверена, мистеру Мюллеру будет интересно выслушать ваши соображения, миссис Меррит, - заверила черепаховая дама. - Тем более, что я вынуждена вас оставить, у меня срочная встреча…
- Очень жаль, - смешалась Элизабет, чувствуя, что Фонд намерен оставить ее ни с чем. И поскольку она не намерена была этого допустить, то тут же клещом вцепилась в «мецената»:
- Поездка не займет много времени, мистер Мюллер. Мои подопечные всегда так радуются, когда видят новые лица.
Она и правда была неглупа, хоть и приняла наживку, подброшенную ей Эйбом, за чистую монету. Всего в жизни не предусмотришь, особенно методов некоторых сыскарей.

+2

34

- Миссис Честер, es tut mir sehr Leid, dass Sie abgehen müssen! - стал горячо прощаться Эйб, в душе радуясь предстоящей возможности сыграть театр одного актёра и двинуть дело в нужном направлении, - был очень рад знакомству! Надеюсь, мы продолжим сотрудничество! - добавил он, не без удовлетворения наблюдая за тем, как черепаховые дужки очков попечительницы царственно выплывают из кабинета. "Сама ушла! Даже не пришлось придумывать предлога!" Они остались один на один с лже-воспитательницей.

Всю пламенную речь миссис Меррит Эйб сосредоточенно кивал, придавая лицу выражение то горячего согласия, то негодования, то крайней степени обеспокоенности - эти нехитрые уловки должны были по разумению Шапиры помочь завоевать расположение собеседницы, но видя с каким энтузиазмом и жаром она рассказывает ему о своих делах, Шапиро подумал, что, возможно, зря так старался и женщина уже поддалась ореолу богатого немецкого промышленника, который он старался создать вокруг себя.
- Ну фот мы и остались один на один, миссис Меррит, как хорошо! - ободряюще улыбнулся Шапира, - расскажите же мне о фашем милом kindergarten! Конечно-конечно, я с удофольстфием проеду с фами и не откажусь от экскурсии. Уверен, ваше детище процветает, ведь ваш горячее желание помогать людям достойны самой фысокой оценки! Особенно интересофали бы меня ваши малыши-карапузы. Видите ли, meine arme, arme Else, она не может разродиться, как мы ни пытались! И если бы наша скромная семья могла подарить дом хоть кому-нибудь из фаших несчастных сирот, о, это было бы высшим Божьим благословением, - тут Эйб на удачу шмыгнул носом и даже попытался выдавить из себя скупую слезу, но поняв, что это бесполезно, ограничился тем, что звучно высморкался в белый носовой платок с какой-то фальшивой монограммой, предусмотрительно извлечённый из нагрудного кармана пиджака.
- Если Вы это устроите, миссис Меррит, то обеспечите себе мою вечную благодарность, расположение, ну и конечно, щедрое пожертвование.
А теперь, ведите же меня к вашим малышам!

+2

35

Поначалу миссис Меррит повела его просто в лифт, продолжая на ходу изрекать всю ту же высокопарную бессмыслицу, которой все они уже друг друга изрядно развлекли.
- За все добрые дела воздается Господом нашим, - заявила она пафосно. - Он увидит, как вы помогаете бедным малышам, и как знать…
В лифте они вынуждены были стоять рядом, и госпожа воспитательница обернулась к Эйбу так, чтобы оказаться с ним лицом к лицу. Ее внушительный бюст колебался в такт дыханию в паре дюймов от искусственной хризантемы, украшающей петлицу дорогой тройки Шапиры, а взгляд Элизабет Меррит сделался настолько маслянистым и зовущим, что могло показаться, что дама готова сама родить бездетному промышленнику младенчика, и начинать надо немедленно.
- Быть может, ваша жена еще подарит вам наследника. Чудеса так часто случаются. А если нет… Вы никогда не думали о том, чтобы усыновить ребенка?
В Соединенных Штатах с усыновлением всегда были изрядные проблемы. Приюты для сирот не прижились в реалиях самой свободной страны мира. Иммигранты держались друг друга, и осиротевших детей тут же подбирали пусть даже дальние, но родственники. К тому же для бедняков, особенно сельских, дети были не обузой, а подспорьем: чем больше рабочих рук в семье, тем лучше. Да и война потрепала Новый свет намного меньше, чем Старый. Так что задавая свой якобы сочувственный вопрос, миссис Меррит примерно представляла себе ответ немца. Этот ответ открывал перед ней кое-какие возможности… Но не нужно спешить. Ни в коем случае не нужно спешить.
Они вышли на улицу, и женщина оглянулась в поисках такси. Но вместо этого увидела роскошное авто и шофера в форме, явно делающего знаки ее спутнику.
- Это ваша машина, мистер Мюллер? - с придыханием спросила она. «Ролс-Ройс» развеял у Элизабет последние сомнения в отношении личности «мецената», если таковые у нее даже и имелись. - Подвезете меня?

+2

36

Пока они шли до лифта Эйб снова серьёзно кивал в ответ на её проповедь, но тот почти плотоядный взгляд, который он украдкой поймал на себе, окончательно убедил его в том, что в его возрасте дело с вдовами иметь опасно (почему-то Шапира ещё до знакомства с миссис Меррит был уверен, что женщина - вдова), и он предпочёл с интересом изучать кнопочную панель на противоположной стенке вместо того, чтобы дальше смотреть на свою спутницу. От мыслей отвлёк вопрос женщины, вместо ответа он мягко улыбнулся и покачал головой:
- Где же ф наши дни можно усынофить ребёнка, милая миссис Меррит! - но про усыновление разговор она завела неспроста, и Эйб это отметил. Кивнув лифтёру в форменной ливрее зелёного сукна с галунами, Эйб вышел из лифта, пропуская, впрочем, даму вперёд. Путь от лифта до входных дверей они преодолели без происшествий.
Насладившись тем, как расширяются её глаза при виде Роллс-Ройса (Шапире и самому было приятно прокатиться в шикарной машине!), он широким жестом восточного царя пригласил миссис Меррит усаживаться поудобнее, не забыв при этом открыть для неё дверь. Сам он также сел на заднее сиденье возле неё.
Кивнув Галену, что можно трогаться, Шапира предоставил миссис Меррит назвать адрес своей богадельни.
Ехать действительно было недалеко; он и оглянуться не успел, как они оказались перед небольшим  домиком красного кирпича. Ко входу поднималась каменная лестница с чёрными коваными перилами, а на жалком клочке земли перед домом вопреки городскому смогу и машинным выхлопам, мужественно пробивалась какая-то зелень, тут и там пестрели редкие цветы.

Отредактировано Abe Shapira (2018-08-02 10:30:28)

+1

37

Всю дорогу детектив Кассиди страдал оттого, что шоферу полагается смотреть на дорогу, а не разглядывать своих пассажиров. Ну и потому, конечно, что он не имел возможности расспросить Шапиру о том, как далеко и насколько успешно продвинулось его знакомство с подозреваемой. И мужчина, и женщина, вот прямо как на зло, всю дорогу молчали: миссис Меррит, похоже, впала в ступор от великолепия Ролс-Ройса, а Эйб, никудышный рыбак, если уж закинул удочку, то подсекай, подсекай!
Адрес, названный владелицей детского сада, Гален уже знал, выучил буквально наизусть за последнюю неделю своих изысканий. Когда пассажиры поднялись по лестнице и скрылись за дверью, ирландец, вышедший из машины вместе с ними, заломил на затылок форменную фуражку и в сердцах пнул колесо. Вновь лишенный возможности контролировать ситуацию, то есть наблюдать за охотой на живца в процессе.
- Вы?!
Люди, видит Бог, не умеют так неслышно подкрадываться, такое под силу только фейри. От звука женского голоса детектив заметно вздрогнул, и виной была не только и не столько неожиданность появления Мэгги Уолш, а сам факт ее присутствия.
- Что вы тут делаете в таком виде, мистер Кассиди? - удивленно спросила Мэгги. И, внезапно улыбнувшись, добавила. - А вам идет форма.
- Куда интереснее, что тут делаете вы? - собственная беспомощность перед этой женщиной начинала не на шутку раздражать Галена, да и потом, важная полицейская операция на кону.
Мисс Уолш почувствовала его злость и сникла.
- Я… Тут… Ну, наблюдаю.
- Шпионите за миссис Меррит, вы хотите сказать. Я не просил вас об этом. Белый день, почему вы не на работе?
- У меня по графику ночные смены.
- А как же личная жизнь? - спросил и тут же пожалел.
- Мне кажется, это не ваше дело, детектив, - сухо сообщила Мэгги.

Миссис Меррит между тем вела Шапиру по своим владениям, которые многим показались бы ужасными, но для Элизабет являлись предметом торга: окажись детский сад на вид хоромами, кто бы стал жертвовать на нужды его обитателей?
Кассиди не солгал, говоря, что на попечении Меррит около сотни малышей. Дом из красного кирпича изнутри выглядел еще меньше, чем снаружи, и вся эта сотня, запертая в его четырех стенах, орала, играла, ела, спала и делала в штанишки в немыслимой тесноте, сравнимой разве что с бараками какого-нибудь лагеря беженцев.
- Наверное, это не то, что вы ожидали. Но все это дети бедняков, они не в состоянии много заплатить. Тут малыши по крайней мере под присмотром. Но нам не хватает самого необходимого. Я бы рада сделать больше, но, увы. Рано или поздно все они обречены на нищету.
Остановившись у мутного окна, Элизабет с неприязнью посмотрела на то, как вокруг молодого шофера мистера Мюллера вертится какая-то рыжая пигалица.
- Все они шлюхи, - не сдержавшись, припечатала она, и голос почтенной дамы задрожал от ненависти к тем, детям которых она милосердно помогала, основав этот детский сад.
- Целомудрие, нравственность, семейные ценности… Все это давно пустой звук. Видный парень, дорогое авто… А через девять месяцев она принесет в подоле и будет причитать, что ей никак не прокормить ребеночка. Простите, Мистер Мюллер, мне не следовало бы говорить с вам об этом. Хотите взглянуть на нашу столовую?

+2

38

Гален открыл дверь и пропустил Эйба вперёд, а Шапира в свою очередь  открыл дверь для миссис Меррит, подавая ей руку. Выходя, она картинно оступилась и упала на Эйба, вцепившись тому в руку. Похоже, планы на промышленника у неё были самые грандиозные. "Мда, дамочка, вы совсем не промах!" - подумал Эйб, придерживая женщину под руку. Кажется, миссис Меррит только того и надо было: вцепившись в Эйба мёртвой хваткой, она уж больше не отпускала его руки и почти силком поволокла к входу в свои владения. Он успел только виновато оглянуться на Кассиди. Всю дорогу до дверей она щебетала о нелёгкой доле воспитательницы, о своём одиночестве, о промысле Божьем и о Христовой жертве. Если бы её христианский Бог знал, сколько раз за сегодня раба его помянула божественное имя, он вряд ли послал бы ей и половину той благодати, на которую она надеялась. Сквозь все эти причитания, однако, проглядывал холодный расчёт - миссис Меррит явно надеялась на щедрое пожертвование. Зайдя, наконец, в здание, Эйб увидел ораву детей, по меньшей мере человек двадцать, которые шумной ватагой пронеслись мимо него на верхний этаж.
- Сколько же их у вас? - с удивлением спросил Шапира.
- Сто четырнадцать, - горько всплеснула руками миссис Меррит,-  и на них всех - одна я! - можете себе представить! - пожаловалась женщина. Её глаза наполнились слезами.
- Фы заслужифаете памятника! - посочувствовал ей Шапира, - но дом, наполненный радостью детских голософ - счастлифый дом, мы с женой лишены такой возможности. О, как бы моя бедная-бедная Эльза хотела иметь ребёнка, да и моё дело некому оставить, когда я уйду, ведь фсе люди смертны, но каждый обречён умирать в одиночестве - jeder stirbt für sich allein! - подхватил он, продолжая унылые проповеднические настроения миссис Меррит. С чего бы здоровый мужчина задумался о смерти и бренности бытия ему было неизвестно, но если она была религиозна, это должно было вызвать уважение, а если притворялась - возможно, прав Аристотель и от долгого притворства религиозность уже крепко засела в её голове, даже если изначально её трудно было назвать добродетельной.
Подойдя к окну в след за миссис Меррит, Шапира с удивлением обнаружил новое лицо - хорошенькую рыжеволосую девушку, которая о чём-то разговаривала с Галеном. Он невольно засмотрелся и к действительности его вернул уничижительный комментарий миссис Меррит. Сомнения относительно набожности его собеседницы были развеяны. "Та-ак, здесь у нас и обида, и уязвлённое женское самолюбие, и усталость".
- Полно Вам, миссис Меррит, я верю в человеческую добродетель ничуть не меньше! Пойдёмте лучше, я с большим удовольствием посмотрю и на столовую, и на детишек.

+2

39

За низкими столами поглощали серую кашу десятка два малышей в возрасте от двух до пяти лет. Больше в столовую было просто не затолкать единомоментно, остальным подопечным миссис Меррит приходилось дожидаться своей очереди на обед. Вокруг столов, присматривая за процессом, бродила пожилая женщина в длинном переднике: говоря, что она в одиночку возится с сотней ребятишек, владелица детского сада, конечно же, преувеличила, помощницы у нее имелись.
Поначалу, чтобы еще больше разжалобить определенно чувствительного от природы гостя, Элизабет собиралась и его угостить кашей. Но в последнюю минуту передумала, пожалев желудок немца. Зато она, указывая то на одного, то на другого ребенка, с охотой рассказывала мистеру Мюллеру об их тяжелой жизни и, уже традиционно, о безответственных родителях. Будто нарочно выбирая при этом исключительно мальчиков, причем, наиболее обаятельных из них.
- Посмотрите, какие синяки, - вздыхая, указала она на карапуза, действительно, заметно и не так давно побитого. - И ведь его избивает собственная мать! Кушай, Генри, кушай, мой бедный малыш.
Ребенок испуганно втянул голову в плечи, трудно было понять, кого он на самом деле боится, матери, которая якобы рукоприкладствует, или самой миссис Меррит. А Элизабет продолжала гнуть свое, пожертвования пожертвованиями, но она могла бы осчастливить и бездетного богатея, и кого-нибудь из своих питомцев, и не обидеть при этом саму себя, пополнив свой счет в банке кругленькой суммой. Одна беда, счастье незаконно. А значит, о нем просто так не заговоришь.

- Простите, я не это имел в виду, - буркнул детектив. Что еще ему оставалось. - Ваша личная жизнь мне совершенно неинтересна. Но когда люди без должного опыта ввязываются в полицейские расследования, получается … черте что!
- Вы сами это начали, - Мэгги коротко пожала плечами. - Втянули в историю и Гая, и меня.
- Ну уж ваш Мерфи в нее сам ворвался. С кулаками наперевес. Он рассказал вам, что они натворили?
- Нет. И что же?
- Раз нет, то и неважно, - спохватился Кассиди.
- Он сказал, что вы можете отправить его за решетку, - мисс Уолш опустила голову и теперь старательно разглядывала носки своих туфель. - И что совсем не обязательно быть в чем-то виноватым для того, чтобы получить срок. Полиция найдет улики даже против святого Патрика. Это правда?
- Конечно. А еще мы пытаем подозреваемых и подкупаем свидетелей.
- Неужели?
Разговор замирал, но девушка не уходила, что только добавляло происходящему неловкости. 
- Послушайте, Мэгги. Если вы действительно хотите помочь…
- Да?
- У этого детского сада есть телефон. Вы работаете на телефонной станции. Если бы вы могли прослушивать разговоры Элизабет Меррит для меня…

+2

40

В столовой дети мерно, как по команде стучали ложками. Между столами коршуном ходила надзирательница - скрюченная старуха в бесформенном платье, её волосы были забраны тугой косынкой, когда-то очевидно малиновой, но сейчас бесцветно сереюшей от частых стирок. Окна были занавешены тяжёлыми шторами, а по стенам в простых деревянных рамах висели литографии святых и библейские цитаты в духе: "в поте лица твоего будешь есть хлеб" или "ядущий хлеб сей будет жить вовек". Нет, это было совсем не место для детей, и Эйбу стало жалко этих малышей, дружно опустивших глаза к тарелкам, стоило зайти новому человеку. Все они были серьёзными, с бесцветными лицами, как сама миссис Меррит, и болезненно худыми. Женщина повела его вдоль столов, на ходу сообщая душещипательные истории и подробности того, как каждый из воспитанников оказался на её попечении. Её указующий перст выбирал из толпы детей и она начинала один и тот же, как заученный наизусть рассказ: многодетная семья, сокращение, пьющий отец... Время от времени она заставляла то одного то другого малыша подняться, показывая его со всех сторон, точно лошадь на ярмарке, причём были это сплошь мальчики, очевидно, потому что Эйб упомянул, что мифический бумажный комбинат - семейное дело оставить некому. Наконец они дошли до мальчика по имени Генри, на лице которого красовались свежие синяки и ссадины. Эйб ласково потрепал его по голове и с искренним сочувствием произнёс:
- Ну-ну малыш, не бойся, не бойся, я тебя не обижу, - от этого мальчик ещё больше вжался в скамью.
- Какой ужас! - обеспокоенным шёпотом обратился он к миссис Меррит, и тут же снова сказал чуть громче, - Генри...Хайнрих...славное имя! Так звали моего отца! - при этом глаза миссис Меррит прямо-таки засветились, как будто в каждом было по электрической лампочке.
Эйб порылся в карманах, жалея, что не догадался прихватить с собой конфет или хотя бы яблоко. Нашёл он только пустую пачку из-под сигарет и огрызок карандаша. Оторвав верхнюю картонку, Эйб быстро нарисовал на внутренней стороне подобие ролс-ройса, который ждал его за окном, рисовал Шапира не слишком хорошо, проще говоря плохо, поэтому машина вышла малость кривоватой, но кое-какое сходство всё же угадывалось.
Он показал малышу картинку и спросил:
- Знаешь, что это за марка? - Генри, глаз не сводивший с картинки, пока Шапира рисовал, сейчас испуганно помотал головой и молчал.
- Это ролс-ройс, Генри! Лучшая машина на свете, после Даймлера, конечно! И он вручил картинку маленькому мальчику, который сначала испуганно посмотрел на миссис Меррит, потом на Эйба и только потом сжал её в кулачке. Остальные дети следили за этим, как зачарованные, те из них которые сидели подальше, вытягивали шеи.
- Ах, миссис Меррит, so ein netter Junge! , какой славный малыш, какое славное имя, будь у меня сын, я бы непременно назвал его Хайнрих!

Отредактировано Abe Shapira (2018-08-03 12:47:10)

+1


Вы здесь » 1920. Потерянное поколение » Сыгранное » Дело о дочери вдовы Мак-Кинли


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC