1920. Потерянное поколение

Объявление

Нью-Йорк ревущих 20-х приглашает всех поклонников не слишком альтернативной истории с элементами криминального детектива. Джаз, немое кино, становление организованной преступности и борьба с ней.
Неон сверкает, исправно поступает конфискат, и все желающие прикоснуться к эпохе, проверить глубину Гудзона или вершить дела под дробный звук пулемёта в возрасте 18+ всё ещё могут это сделать. Присоединяйтесь!
По любым вопросам можно обращаться в гостевую книгу.
⦁ обновился шаблон рекламы на зимне-праздничный вариант;
⦁ приветствуем нашего новичка Ллойда Макбрайна, желаем ему вдохновения и захватывающей игры;
⦁ тестируем новый дизайн, просьба информировать администрацию о всех багах или некорректной работе скриптов и форума;
⦁ с 5 ноября 2018 года игра возобновляется.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1920. Потерянное поколение » Сыгранное » Тайна шести рукопожатий


Тайна шести рукопожатий

Сообщений 21 страница 27 из 27

1

Только безграничная любовь рождает безграничную ненависть ©
http://25.media.tumblr.com/f5d712102c1e2da4aa6b9cea17184400/tumblr_mfe0rsy8Qa1qcra4yo5_250.gifhttp://25.media.tumblr.com/be941e9446bf2abb5b8cb7eb2ab8ad01/tumblr_mfe0rsy8Qa1qcra4yo2_250.gif
Участники: Рут и Ричард;
Время и место: особняк мадам О'Доннелл, середина апреля 1920-ого года;
Погода: ветренно, собирается гроза;
Странное послевкусие острой необходимости в человеческом тепле или желание оставаться постоянно на виду ?
Рут устраивает вечеринку в честь выхода новой книги одного из ее протеже. Сборник рассказов собрал свою аудиторию и нашел поклонников, но так ли довольна сама мисси?

0

21

Нет ничего более нечестнее обманутых надежд. Уже рисуя себе сладостные картины, мсье де Жюиф, однако, забыл, что он всего-навсего Эйб Шапира - официант на дорогом приёме, так что касательно обманутых надежд они с миссис О'Доннелл были квиты, но её гордость не была задета так явно и бесцеремонно: теперь, если мы допустим, что любопытная служанка всё ещё подслушивает, скажем, за дверью, и Рут и Эйбу было бы перед ней неловко, только если миссис О'Доннелл пришлось бы стыдливо прятать лицо, в случае с Шапирой это было бы нечто менее благовидное.
"Вот чёрт!" - едва не вырвалось у него, но Эйб вовремя сдержался и взял себя в руки. Необходимо было оправдывать французские манеры:
- Натюральман!.. - задохнулся он и притворно замешкался, - надеюсь, мадам простит мне мэ привотэ дэплясэ, он снова вернулся к деланному акценту. Момент был упущен. Или?..
От Шапиры не укрылись ни взгляд молодой женщины, ни её поза, поэтому, contre toutes les bienséances , Шапира позволил себе ещё один пустячок: он наклонился к самому её уху, поцеловал в шею, ещё раз ощутив манящий пряный аромат женского тела, и прошептал:
- И, надеюсь, мадам простит мне все будущие вольности, если мы условимся, что в следующий раз место и время будут более подходящими. Эйб смотрел на неё не отрываясь, наслаждаясь одновременно и её правильным точёным лицом, и изгибами её фигуры, и произведённым впечатлением. Пора было уходить, он чувствовал это, и, не дожидаясь дальнейшего развития событий, ласково приложил палец к её губам и отстранился.

+2

22

Погасший свет это была проблема. Если оный выключило тут, в оранжерее, то скорее всего во мрак погрузился и весь дом. Стоит выйти к гостям, чтобы не случилось паники. Слуги уже, наверное, зажигают свечи.
Новый век прекрасен своими облегчениями в жизни, такими как телефон и электричество. Но как становится тоскливо-печально, когда случаются вот такие увертюры.
Француз был сама любезность и это подкупило Рут окончательно. Он не полез к ней под юбку снова, не смотря на то, что она бы и хотела повторения...он позволил себе немного отступить назад, но не забыв при этом нежно поцеловать ее в шею. От обжигающего дыхания молодого мужчины О'Доннелл предательстки задохнулась и закрыла в блаженстве глаза.
Рут с трудом сглотнула подступивший к горлу комок и улыбнулась, посмотрев блестящими от счастья глазами на Валентена.
- Думаю, что я бы могла, - ответила она и с нежностью поцеловала палец, приложенный к ее губам. - Нам необходимо вернуться в главный зал, будет не очень красиво с моей стороны оставить гостей в затруднительном положении, - Рут поднялась со скамейки. - Очень надеюсь, что вы не исчезнете как мсье Гудини, - подмигнула дама и поправила свое платье, надеясь, что с лицом все в порядке. - Пойдемте, - Рути полуобернулась к де Жуифу и протянула ему руку, одарив при этом столь очаровательной улыбкой, которую можно было разглядеть только лишь подойдя ближе.

+2

23

"Так дело в этом всего-навсего!" Если бы ситуация позволяла, Эйб ударил бы себя по лбу - так он был зол. "От а нар! Ун зи из ойх а цедрейте!"
Свет погас, но романтики не случилось. "Ди фрой из таке ви а мезизе! , - раздражённо подумал Шапира - ну так и мы в хедер не зря ходили, заповеди знаем!"
Её реакция на поцелуи говорила красноречивее всех слов, тем более отрадно, что слова, за этим последовавшие, убедили Эйба в том, что он движется в правильном направлении. Он решил принять правила игры, хотя внутри клокотал от досады и нетерпения.
- Сирэ ан гран плезир! - произнёс Эйб чуть не сквозь зубы - о если бы она только знала, насколько до тошноты надоело ему изображать весь этот приторный французский флёр и акцент! - но, напомнив себе, что его народ никогда не искал лёгких путей, а удел человеческий в общем-то страдать, Шапира героически взял себя в руки и продолжал:
- Мадам упомнила, что имеет французскую кровь, ваша фамилия случайно не Воланж? Это означает "полёт ангела", Вы так грациозны, вам бы очень пошло называться именно так. Эйб рассмеялся и взял её за руки. Белые, холёные, очевидно, совсем не привыкшие к работе, они разительно отличались от рук всех прежних его девушек и напоминали скорее руки фарфоровой куклы. Сама Рут, в начале вечера грустная и отстранённая, сейчас, напротив, словно бы оживала: она шутила, кокетничала, но форт взят ещё не был. Или он слишком поспешил? Но не восемнадцать же лет ей, в самом деле! Шапира посмотрел на неё мягким прямым взглядом и улыбнулся в ответ, протягивая руку:
- Почту за честь, мадам.
Шапира открыл дверь и оставил позади оранжерею, так и не ставшую свидетельницей их маленькой интрижки, уводя Рут за собой, к гостям.

+2

24

Валентен был само очарование. Он приторно сеял комплиментами, это приятно, если не перебарщивать, ведь когда переедаешь сладкого, обычно, болит живот.

Наверху было шумно. Свет отключился во всем доме, да и не только в ее.
- Мадам О'Доннелл! - разглядел ее в полумраке Барри, когда Рут уже добралась до главной гостиной в свете зажигающихся - тот тут то там - свечей.
- Да?
- Кажется, неисправность возникла из-за непогоды. Гости начали отбывать, мадам, - вечер и вправду был испорчен.
И в не малой степени по вине самой Рут, которая так негостеприимно укрылась в оранжерее от собственных приглашенных. Хотя, по сути, кому она устроила этот вечер? Томасу Нулану. Вот тому и предстояло развлекать публику до синего каления, чтобы все они - в этой комнате, скупили с прилавков книжных книги с его именем.
Основные блюда уже были съедены, алкоголь - выпит, танцы начались и закончились слишком быстро, правда...но, кажется, никто сильно не расстроился, кроме Рут, которая успела себе надумать всего.

Еще час, а то и два часа, ушло на то, чтобы распрощаться с последним гостем и когда за оным закрылась дверца автомобиля, а Рут, с веселой улыбкой хозяйки стояла в дверях, махая ладонью удаляющимся друзьям, она поняла, что устала.
Света все еще не было, везде горели свечи, припасенные для таких случаев. Она словно вернулась в детство. В мир теней, когда ложилась под свет керосиновой лампы, и долго еще, лежала в кровати, наблюдая за причудливыми фигурами, которые появлялись на стенах детской. Тогда ей не пришла и мысль в голову, что темноты можно бояться.
Рут вернулась в гостиную, где туда-сюда сновали лакеи, прибирая после праздника. Массивные напольные часы пробили полночь. Время, тянувшееся до этой минуты, кажется, сделало несколько шагов вперед.
Барри, по настоянию Рут устроил "де Жуифа" в библиотеке. Полумрак и общая суматоха спасла Эйба от разоблачения. Потому как именно Барри был тем человеком, кто принимал его на работу этим вечером. Останется загадкой как он не смог разобрать лица и не забил тревогу. Да и не специально ли?

+2

25

Дом погрузился в полумрак и эффектного выхода не получилось - было слишком темно, слишком большая толкотня царила в особняке. Эйбу, который гордым львом готовился пройти по дому под руку с миссис О'Доннелл, и может быть даже, воевать за её расположение с тем несостоявшимся увальнем-кавалером, пришлось довольствоваться полумраком, в котором почти ничего нельзя было различить. Это даже хорошо, - напутствовал Шапира сам себя; во-первых, романтично, а во-вторых: ты за весь вечер почти ничего не съел, а сражаться за даму сердца на пустой желудок из рук вон плохо, особенно, если у твоего предполагаемого противника комплекция боксёра. С подачи Галена Эйб и сам увлёкся боксом, но одно дело клуб, а другое - вполне себе настоящая потасовка. Сделав себе мысленную заметку отныне особенно тщательно практиковаться, он оставил Рут у лестницы - провожать гостей, а сам зашагал по коридору, надеясь найти Барри и узнать, где в этом дворце находится библиотека, чтобы подождать Рут там и надеясь на превосходное продолжение вечера. Проходя по коридору мимо очередной стати или вазы - в темноте было не разобрать - Эйб почувствовал, как чья-то рука довольно грубо схватила его за грудки и кто-то приземистый и, очевидно, очень разозлённый, потащил его за постамент.
- Где тебя черти носят! Пропадаешь на целый вечер, потом появляешься вальяжной своей походочкой, когда мы на кухне с ног сбились! Когда дамочка будет платить, считай, что ты не в доле, Шапира! Нет, скольких сил мне стоило устроить тебя на банкет в этот дом, сколько знакомых пришлось обегать, сколько порогов обить! А он здесь прохлаждается! Тебя ищет хозяйка, сказала, что ты нужен в библиотеке, - Б-г знает зачем! Только она малость перебрала "Вдовы Клико", как по мне: Гасконь, французы, Валентен...Спрашиваю - какой Валентен? Она говорит - высокий, волосы - чёрные, как смоль, глаза с поволокой, римский профиль! Ну я отвечаю, знаем мы этот римский профиль, всех Валентенов доставим! Чёртовы снобы, начитаются, понимаешь, Вольтеров и уже не знают, где им запивать икру шампанским! Если б у меня был миллион годового дохода!...
- Ты бы жевал омаров в лучшем номере "Элганквина" на глазах у своего раввина, я знаю! - закончил Эйб
- Пусть смотрит и завидует! - кивнул Барри, позабыв на некоторое время свою сердитость, - у меня форс мажор, официанты под шумок тащут хозяйское шампанское, хоть бы что оставили, разграбляют винный шкаф, как настоящие персы! Библиотека прямо по коридору, вверх по лестнице на пролёт и первая дверь направо!
- Меня можешь не дожидаться, - сказал Эйб, но Барри в ответ только махнул рукой, похоже, его голова была уже полностью занята шампанским, и быстро пошёл в направлении кухни.

Эйб поднялся в библиотеку. Огромные сводчатые окна, потолок и стены, напоминали об Англии XV столетия и Тюдорах. Кто-то уже заботливо принёс массивный серебряный подсвечник и спички. Оставалось только зажечь свечи. Отсветы заплясали по стенам, сплетаясь в причудливые тени и осветив панели тёмного орехового дерева на стенах, которые ещё больше укрепили мысли об английском охотничьем поместье. "Снобы!" - мысленно поддержал Эйб Барри, потушил свечи и устроился на диване с мягкой обивкой "Он будет поприятнее, чем та кованая скамья внизу!"
Дверь скрипнула, но шёпот басовитых голосов явно не мог принадлежать миссис О'Доннелл.

+1

26

Крупные капли дождя барабанили по крыше чёрного бьюика и из-за наступающих сумерек едва можно было различить особняк О'Доннеллов. Не помогали даже включенные фары. Одутловатый шофёр приглушил мотор, остановил машину и открыл дверь кабины. Из машины осторожно, чтобы не угодить в лужи, выбрался высокий человек в сером тренче и клетчатом шарфе. Высокий, худоватый и одетый во всё серое, он почти сливался с темнотой вокруг. Он обошёл машину и довольно погладил капот; так хозяин обычно треплет холку лошади. Человек выжидающе посмотрел на бьюик и вскоре оттуда появился грузный малый, сжимающий объёмистый портфель, открывать дверь для него шофёр нужным не счёл.
- Так это и есть дом Руперта? А он неплохо устроился!
- Это дом его покойного брата, мистер Мемфис, - раздражённо бросил человек в тренче, раскрывая зонтик, - и ради Бога, поторопитесь, у меня ещё есть более неотложные дела сегодня.
- Это какие же, Дэвид, - хохотнул толстяк.
Не обратив на вопрос никакого внимания Дэвид зашагал по гравийной дорожке к дому и мистер Мемфис вынужден был следовать за ним.
- Не торопитесь так, я за вами не поспеваю! - крикнул он человеку в сером, угрюмо посмотрев на покачивающийся в такт шагов зонтик.
Дэвид замедлил шаг, не предложив, однако, своему спутнику укрыться от дождя.
- Заходить будем с чёрного хода, миссис О'Доннелл устроила приём в честь очередного писаки и сейчас щебечет с гостями, не будем же отвлекать её от столь благородного занятия.
- Не будем, - поддакнул толстяк ухмыляясь.
Они миновали ворота, живую изгородь и свернули от парадного входа влево, на боковую дорожку, которая вела к хозяйственной части, флигелю для прислуги и кухне.
Обернувшись на огромные французские окна второго этажа, Дэвид различил силуэты гостей и довольно кивнул:
- Как я и говорил, большой приём.
Впереди виднелся вход в кухню и окна по обеим сторонам от него. Вдруг свет в них погас. Раздались тревожные голоса - должно быть, весь дом остался без электричества. Тем временем непогода усилилась и под отдалённые раскаты грома небо то тут то там прорезали вспышки молний.
- Хороша картина, ничего не скажешь, - обескураженно остановился толстяк. Дэвид же, напротив, улыбнулся:
- Как раз вовремя, мистер Мемфис, пошевеливайтесь!
Он со всей решительностью забарабанил в дверь и напустился на горничную со свечой, которая им открыла:
- Где же вы ходите, Хильда? До вас не достучаться, этот человек утверждает, что его вызвал мистер Хиггинс, проверить электроснабжение в кабинете - и как раз вовремя! А мне срочно нужна миссис О'Доннелл.
- мистер Рэтчетт! - всплеснула руками горничная, - что же вы идёте с чёрного хода! Хозяйка занята гостями в оранжерее, но вам лучше подождать её наверху.
Дэвид коротко кивнул и вышел из кухни, толстяк не отставал.
- За мной, - он пошёл к лестнице на второй этаж, ухватив спутника за рукав, чтобы не потерять его в темноте.
Дэвид провёл его через длинный коридор, приоткрывая дверь в библиотеку.
- Зайдём для начала сюда, мистер Мемфис! Рут буквально неделю назад жаловалась мне, что у неё совсем нет времени на чтение, не говоря уже о бухгалтерских книгах, здесь нас не побеспокоят. Есть тут кто-нибудь? - громко спросил Рэтчетт.
Не получив ответа, он довольно пропустил толстяка вперёд, а сам осторожно притворил дверь, - расписка от Руперта при вас?
- Она в чемодане, - довольно подтвердил грузный человек, - свеженькая, чернила не успели высохнуть!
- Ну так доставайте и покажите мне, - Дэвид подошёл к окну, грянул гром и отсвет молнии осветил его узкое лицо.
Толстяк раскрыл свой портфель и извлёк из толстой картонной папки какой-то документ.
- Вот она, расписка, в целости и сохранности! И подпись! Всё в лучшем виде!
Снова ударила молния и мистер Рэтчетт выхватил бумагу из рук собеседника, торопливо поднося её к окну.
- Что ж, мистер Бахтель будет очень доволен, Мемфис! Очень-очень доволен!

+2

27

Шапира сидел и ждал, сидел и ждал. Ему наскучило: встал, прошёлся, делать по-прежнему было нечего, а Рут не спешила. Эйб подошёл к полкам, снял с ближайшей небольшую книжицу в тиснёном переплёте, подошёл к окну, откуда падал слабый свет и раскрыл наугад:

Нахлынул день внезапной пустотою.
Блестело солнце, в воздухе звеня.
Он уходил дорогой золотою
Как мир мужчин, прошедший сквозь меня.*

Удивившись вязкости и банальности этих строк, Шапира различил на корешке "Browning", выведенное потёртым золотым курсивом. Решив, что после таких стихов грех было не изобрести пистолет, Эйб с отвращением захлопнул книжку, тем более, голоса за дверью усиливались, а шаги были тяжёлыми и явно не женскими. Шапира предпочёл ретироваться в направлении напольных часов, чтобы в случае чего не испортить казённого костюма. Оказавшись в небольшом простенке между стеной и часами, Шапира спрятался и замер, благо, его худощавую фигуру трудно было различить в полумраке.
Эйб прислушался. Вошли, судя по всему, двое - один худой, второй приземистый, они о чём-то спорили, постоянно шёпотом переругиваясь. Шапире удалось разобрать только имя какого-то Руперта. Видимо, речь шла о документах, потому что высокий подошёл к окну, ударила молния, и Шапира различил на худощавом лице нехорошую ухмылку: лицо было узкое и злое, через щёку, на которую упал свет, тянулась глубокая складка, как будто оставшаяся от старого шрама. Что-то подсказывало Эйбу, что спрятаться за часами было верным решением. Двое поговорили ещё немного и вышли из библиотеки. Убедившись, что дверь за ними закрылась, а шагов больше не слышно, Эйб вышел из своего укрытия, подождал для верности ещё немного и, решив, что в богатые дома ему путь заказан, а миссис О'Доннелл самой судьбою предназначена другому, почти без сожаления покинул комнату. Отыскав Барри на кухне, Шапира хлопнул друга по плечу:
- Антракт, Барри, пошли домой! Пора! И, улыбнувшись некоторой его осоловелости, Эйб вышел на воздух, полной грудью вдыхая ту влажную свежесть, какая бывает только после грозы. Шапира прикрыл глаза и обдуваемый прохладным апрельским ветерком на некоторое время позабыл, что он в стылом и грязном Нью-Йорке.
___________________
*Стихотворение "Расставание утром" английского поэта-романтика Роберта Браунинга, известного своей склонностью к мистификациям и надрывно-исповедальной, слащавой лирике (пер. Якова Фельдмана).

+1


Вы здесь » 1920. Потерянное поколение » Сыгранное » Тайна шести рукопожатий


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC