1920. Потерянное поколение

Объявление

Нью-Йорк ревущих 20-х приглашает всех поклонников не слишком альтернативной истории с элементами криминального детектива. Джаз, немое кино, становление организованной преступности и борьба с ней.
Неон сверкает, исправно поступает конфискат, и все желающие прикоснуться к эпохе, проверить глубину Гудзона или вершить дела под дробный звук пулемёта в возрасте 18+ всё ещё могут это сделать. Присоединяйтесь!
По любым вопросам можно обращаться в гостевую книгу.
⦁ обновился шаблон рекламы на зимне-праздничный вариант;
⦁ приветствуем нашего новичка Ллойда Макбрайна, желаем ему вдохновения и захватывающей игры;
⦁ тестируем новый дизайн, просьба информировать администрацию о всех багах или некорректной работе скриптов и форума;
⦁ с 5 ноября 2018 года игра возобновляется.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1920. Потерянное поколение » Сыгранное » Тайна шести рукопожатий


Тайна шести рукопожатий

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

Только безграничная любовь рождает безграничную ненависть ©
http://25.media.tumblr.com/f5d712102c1e2da4aa6b9cea17184400/tumblr_mfe0rsy8Qa1qcra4yo5_250.gifhttp://25.media.tumblr.com/be941e9446bf2abb5b8cb7eb2ab8ad01/tumblr_mfe0rsy8Qa1qcra4yo2_250.gif
Участники: Рут и Ричард;
Время и место: особняк мадам О'Доннелл, середина апреля 1920-ого года;
Погода: ветренно, собирается гроза;
Странное послевкусие острой необходимости в человеческом тепле или желание оставаться постоянно на виду ?
Рут устраивает вечеринку в честь выхода новой книги одного из ее протеже. Сборник рассказов собрал свою аудиторию и нашел поклонников, но так ли довольна сама мисси?

0

2

Сон не отпускал её. Цепкие длинные руки - больше похожие на мерзкие щупальца - обхватывали плечи мадам. Она все глубже проваливалась в царство Морфея. С каждым толчком сердце билось все реже, дыхание восстанавливалось и становилось редким...а после чувство падения, такого яркого и мощного, что тебя, буквально, придавливает к кровати, когда открываешь глаза.
Рут резко села на смятых простынях. Она обнаружила себя в четверть третьего ночи, сидящую по-турецки в просторном будуаре, расположенном на втором этаже особняка. В высокие сводчатые окна падал глубокий и вязкий лунный свет, оставляя на коврах, которыми был устелен пол, точеную дорожку. Она растворялась в шелке простыней и освещала копну шоколадных волос молодой женщины. О'Доннелл уронила голову на руки и с силой сжала виски, пытаясь разогнать кровь. Длинные изящные пальцы, тонкие запястья, по-девичьи стройные руки - она выглядела столь беззащитной, в этой пустой комнате, наполненной, стало быть, страхами из далекого детства.
Ощупью пробираясь до выключателя, Рут зажгла свет, накинула на плечи халат и спустилась на кухню. Дом спал, а вместе с ним в укромных его уголках дремали и слуги. Не хотелось будить кого-то и хозяйка честно пыталась найти самостоятельно молоко и немного шоколадной пасты, чтобы сварить себе какао.
Но то ли поиски были не столь удачливы, то ли Рут выглядела среди кастрюль и сковородок как слон в посудной лавке. Снеся с прилавка несколько медных тарелок она натворила такой шум, что на него примчался Барри, и, включив предварительно свет, удивленно застыл на пороге.
- Мадам! Это вы? - Барри не смог скрыть удивление.
Увидеть на кухне Рут О'Доннелл ему приходилось лишь несколько раз. И те оба раза были в моменты болезни Олливера. Просто так же в святая святых кухарок мадам даже носа не совала, оставляя эту вотчину в руках сведущих более, чем она сама.
- Я хотела сварить себе немного какао. Не спится, - она честно призналась Барри и даже по-детски стыдливо опустила глаза.
Этот здоровяк с выправкой настоящего английского джентльмена вызывал в ней чувство робости, когда дело касалось того, в чем Рут не понимала. 
Барри первым делом поднял с пола миски, складывая их одна в другую, как было до того, а после улыбнулся и пригласительным жестом указал Рут на деревянный просторный стол.
- Садитесь, я вам помогу, мадам,- в следующую минуту на огне уже оказался сотейник, в который влили немного молока из стеклянной бутылки, которую Барри принес из холодной кладовки. - Нервничаете из-за завтра? - про между прочим поинтересовался он.
Рут пожала плечами, поджала немного губы и только после этого кивнула.
- Почему-то переживаю. Знаете, Барри, мне кажется, что я где-то что-то упускаю, - Рут бы не смогла описать лучше, что она чувствует.
Ей не хватало признания. Того маленького толчка, который ей способен дать только кто-то по-настоящему великий. Она мечтала найти свой Священный Грааль в этом городе безумия, лжецов и пустословов. 
- Вам стоит начать меньше думать и больше отдыхать, - звякнула кружка, Барри сел напротив Рут и поставил перед ней теплый какао. - Мне кажется, что вы слишком переживаете из-за этого приема. Персонал вышколен и уж с этой стороны, я обещаю, у вас не будет ни единой проблемы. Остается только быть такой же лучезарной как вы можете и затмить всех блеском,- Барри по-отечески тепло улыбнулся Рут и кивнул на чашку: - Пейте, пока горячее.

Дом проснулся уже в шесть утра. То тут, то там сновали горничные, приводящие особняк в надлежащий вид. Шумели новомодные пылесосы, звенел хрусталь, начищаемый до хруста, сновали с тряпками и ароматными благовониями. Окна были открыты настежь. Сильные порывы ветра подхватывали легкие шторы и раздували их словно паруса у яхт, что было видно невооруженным взглядом - стоит обратить свой взор на Залив.
И вот все этажи начищены до блеска, кухня пыхтит, парит, работа там спорится и не останавливается ни на минуту. Ведь после того как готовы холодные закуски для шведского стола стоит озаботиться горячим, которым будут кормить гостей во время обеда.
Уже с трех часов к дому стали подъезжать автомобили. Парковка на заднем дворе была просто переполнена. Многие гости оставляли свои авто еще на подъездной дорожке и шли пешком. Особняк бурлил...легкая живая музыка на персом этаже разносилась отголоском по всему дому. Слуги предлагали прохладительные напитки и, конечно же, алкоголь.
Ванесса, сестра Рут, расположилась в малой гостинной, зарывшись в выхваченный из библиотеки сестры экземпляр той самой книги, с которой и поздравляли никому неизвестного Томаса Нулана. Судя по тому, что Несс пришлось прочитать, о нем никто и не узнает. На ее скромное мнение, писанина была скучной.
- У нее никогда не было вкуса, - манерно отпустила шпильку в сторону сестры.
- Прекрати быть такой язвой, Ванесса и хоть раз порадуйся за нее, - Кристофер сложил руки на груди и уперся своим металлическим взглядом в сестру. - Неужели так сложно засунуть свое мнение так глубоко, насколько это позволяет анатомия и просто сказать ей, что она молодец?
Ванесса фыркнула и больше не проронила ни слова.
После того самого рождественского ужина она не видела Рут наедине. Они, конечно, пришла к "миру", но этот консенсус был принят не без помощи Эжени, mama выступила гарантом мира между двумя враждующими сторонами. К сестре Рут, впрочем, не стала относиться теплее. Просто больше не говорит с ней на личные темы. А та, в свою очередь, не особенно и стремится попасть в ряды друзей к своей "всегда идеальной мадам О'Доннелл.

В общем атмосфера в особняке царила творческая, местами правда надвигалась гроза из критики, но ничего - компания собралась разномастная, но все, как один, своим видом и поведением давали понять, что они не просто так находятся в этом доме. Их пригласили, их ожидали и их хотели видеть. А это уже како-никакое достижение и причастность к высшему свету города.
- Рут, расскажи еще раз ту историю, что произошла в Париже. Вот умора! Как они могли перепутать чемоданы? И правда что ли? Олливеру тогда достался чей-то полный дамского исподнего? - Кларисса хохотала столь заливисто, что, буквально, притягивала к себе взгляды всех присутствующих.
Это была высокая, тонкая дама лет двадцати пяти с короткой стрижкой, одетая в вечернее платье, расшитое бисером цвета сочной зеленой травы. Раскосые карие глаза девушки вызывали только одно желание - смотреть на нее и не отводить взора. Она была хороша: смешлива, грациозна и производила впечатление человека, не заботящегося о завтрашнем дне.
- Полно тебе, Нисса, я рассказывала ее уже так часто, что если бы это был листок бумаги, я бы его уже до дыр стерла, - полу-улыбнулась Рут и сняла с подноса высокий фужер с шампанским.
Вчера вечером три ящика оных пришли вместе с коротким письмом от дядюшки Наки. Он поздравлял Рут с тем, что ей удалось довести дело до конца и очень сожалел, что сам не сможет посетить вечер, но, взамен и в качестве извинений слал три ящика самого прекрасного игристого вина из личных погребов. Сколько оных было у мистер Бахтэля в городе не взялся бы считать даже самый честный коп. А с момента ввода сухого закона его погреба и не собирались пустеть. Ведь кто как не сильные мира сего выигрывают на страданиях слабых?
От размышлений Рут отвлек Дадли Майклс - молодой кутила и повеса, пользующийся неоспоримым преимуществом у молоденький девочек - он был богат, не дурен собой и разговорчив. Пожалуй, это все, чего так страстно желали нынче дамы...красивая жизнь, полная вечеринок и отсутствии мыслей о дне грядущем.
- Мистер Майклс! Рада вас видеть. Очень довольна, что вы приняли мое скромное приглашение, - Рут тут же обратила внимание на стоящего молчаливой статуей молодого человека, которого видела впервые. - Без вас этот вечер стыл бы скучным и серым, вы всегда вносите нужный колорит, - улыбнулась О'Доннелл и позволила Дадли слегка коснуться ее щек на французский манер.
И вновь Рут вернула свой заинтересованный взгляд к незнакомцу. Дадли, заметивший это не задержался представить непрошенного, но не значит, что нежеланного, гостя. Мадам всегда рада видеть в своем доме новых людей.
- Мистер Фицджеральд...очень рада познакомиться, - Рут протянула ладонь мужчине. - У вас необычная фамилия. Очень "говорит", - многозначительно приподняла бровь молодая женщина. - Если вы любите литературу и театр, то нам уже есть о чем поговорить, а значит, это делает нас увлеченными. Что может быть лучше азарта в любимом деле? - Рут посмотрела в глаза Скотту.

+1

3

Если вы знаете Эйба Шапиру, а мы надеемся, любезный читатель, что худо-бедно Вы таки успели свести знакомство с этим джентльменом в самом расцвете сил, вам также известно, что с деньгами у Эйба почти всегда из рук вон плохо, поэтому ему часто приходиться подрабатывать на стороне. Особенно для этого благодатны разного рода приёмы и рауты: потаскал хозяйские серебряные подносы c "Мэри Пикфорд" туда-сюда и вот, уже разжился деньжатами, приличным табаком и новыми домашними туфлями (нынешние безбожно просили каши) - кра-со-та! "А если ещё дадут фрак на прокат и поесть задарма!" - Эйб замечтался и опомнился - надо было шевелиться. На этот раз ноги и завсегда похвальный энтузиазм занесли его на приём к миссис О'Доннелл - он совсем не представлял по какому случаю банкет - оказалось - презентация новой книги какого-то очередного писаки и совсем не был знаком с означенной дамой. То есть, конечно, он слышал, что она недавно овдовела - так ведь слышало пол-Нью-Йорка! - видел некролог, фотографию мужа в траурной рамке и её фотографию в траурной вуали с мушками; на этом его познания о её жизни и семейной драме заканчивались, но Эйб навёл справки и знакомые уверяли, что их знакомые уверяли, что чаевые будут щедрыми. Собственно поэтому Шапира стоял сейчас в белом фраке, чёрной бабочке и накрахмаленной сорочке, ворот которой был совершенно неудобный и до боли сдавливал шею, у какой-то необъятных размеров пальмы и, дежурно улыбаясь всем и каждому, поочерёдно осведомлялся не желают ли дамы и господа прохладительных коктейлей самого высшего класса. Укромное место позволяло ему беспрепятственно наблюдать за всем расточительным великолепием нью-йоркского бомонда: здесь были грузные пожилые матроны в жемчуге и соболиных горжетках, одетые так роскошно, что им позавидовали бы самые знатные русские красавицы прошлого столетия; у каждой такой дамы имелся не менее грузный и солидный кавалер, попеременно поблёскивающий то золотыми часами на цепочке, то золотым портсигаром с лучшими кубинскими сигарами, то золотым же зубом, в зависимости от того, что могло лучше или быстрее расположить к себе его теперешнего собеседника. В центре зала крутился тот самый вертлявый литератор во фраке необъятных размеров, который был ему явно велик и очках набекрень. Писатель сиял, окружённый стайкой хорошеньких пустоголовых поклонниц, которые визгливо смеялись каждой его шутке - то ли он правда был порядочный острослов, то ли шампанское било в голову. Эйб усмехнулся, оглядев ещё раз всю эту вакханалию, и тут по телу от макушки до пят словно пробежал разряд электричества - он увидел Её. Такую же одинокую и печальную, как на фотографии из газеты. Холёный овал лица, величавая осанка и общая отстранённость выгодно отличали её от всех прочих женщин в зале. Эйб пригладил волосы и рассеянно поглядел на поднос у себя в руке - оставалось только два коктейля и один стакан виски. Залпом осушив стакан, Эйб ткнул своего напарника, который волей случая оказался поблизости, локтем в бок, сунул пустой стакан тому на поднос, а сам расправил плечи, сдул невидимые пылинки с рукава и, полный решимости, отправился на баррикады.

Отредактировано Abe Shapira (2018-07-13 14:53:40)

+2

4

Скотт произвел на Рут впечатление. Высокий, подтянутый, с завитыми белыми волосами - он был похож, скорее, на живое воплощение мечты художника, нежели на самого творца. Еще совсем никому неизвестный, он скромно распространялся о своей книге, о которой сама Рут уже была наслышана через шестые руки.
Молодая леди внимательно наблюдала за незваным, но не смотря на это, желанным гостем и даже не могла себе представить, что через каких-то пять лет о нем, о Скотте Фитцджеральде, будет говорить не просто вся Америка - весь мир.
Она улыбалась, уклончиво отвечала на вопросы, даже смеялась над шутками, но взгляд ее был печален. Постепенно компания вокруг мадам начала интересоваться другими гостями и уже через три трети часа Рут осталась практически в полном одиночестве. Но это ей не мешало, скорее она взяла паузу, чтобы собраться с мыслями. Нисса ретировалась последней, увлекшись молодым красавцем, имени которого Рут не запомнила.
Потягивая шампанское она наблюдала за гостями, проследила взглядом, чтобы всем доставало внимания. Где-то в углу комнаты громко заиграла музыка. Громче обычного, а над самой Рут навис горой (нежданно-негаданно) Тимоти Дантон. Настырный Тим уже год обхаживал Рут, мечтая добиться ее расположения и состряпать себе выгодную партию. Еще бы, его финансы были в очень плачевном состоянии. К тому же он был готов нести на себе ношу такой говорящей фамилии как Бахтэль. Если приглядеться, то в его глазах можно увидеть счетную машинку, которая уже пересчитывает золотые запасы семейства Бахтэль.
- Рут, милая, я могу пригласить тебя на танец? - своим утробным басом, скорее прорычал, чем проговорил махина Тимоти.
Ему бы больше подошло другое имя. Более тяжеловесное и суровое...но Тимоти?
- Боюсь, что я уже обещала его другому, дорогой, - поддержала его игру О'Доннелл и тут же стала бродить взглядом по присутствующим, в поисках жертвы для спасения. - Так что ты всего лишь на пару минут, - она хотела сказать "на пару жизней" - опоздал. Пригласи Несс, я думаю, что ей будет лестно, - улыбнулась Рутти и пока старый добрый "друг" не успел опомниться - ретировалась в направлении мужчины, шагающего с коктейлями. Один в одной, друг в другой руке. Он явно шел не к ней, так подумалось Рут.
Мужчиной этим был никто иной как Эйб Шапира.
- Прошу Вас, спасите меня, сэр, - обратилась она к Шапире практически вплотную к нему подойдя. - Я сказала настырному кавалеру, что я обещала вам танец, - Рут улыбнулась, но взгляд ее был слегка испуганным.
Хотелось надеяться, что она не потревожила джентльмена, который направлялся, быть может, к единственной любви в его жизни.
Рут остановила Эйба аккурат в шаге от треножного высокого столика, на котором обычно оставляли телефон, если она отвечала на звонок в гостиной. Сейчас столик был пуст и Эйбу было всего удобней оставить напитки на нем. Несс отвлеклась от общения со своим визави и даже немного отклонилась назад, чтобы из-за спины Тимоти присмотреться к тому, что творится с ее подругой.
- Попроси музыкантов, чтобы играли танго, - она обратилась к Майклсу, оказавшемуся в непосредственной близости от этой сцены.
Сама же О'Доннелл ждала решения Эйба и кажется, не замечала того, что происходит вокруг. Никто пока не танцевал, но музыканты уже завели одну из самых приятных и ласкающих слух мелодий - танго.

+2

5

Молодая вдова, видимо заметив Эйба, сама шла к нему навстречу - это был хороший знак, оставалось только раскинуть руки. Шапира мысленно улыбнулся невинному взгляду библейской Рахели, который никак не сочетался с решительностью действий и отметил: "Ну дос вет зайн а ганце мегилэ".
- Раз Вы обещали, мадам, было бы совершеннейшим преступлением обмануть ожидания столь хрупкой особы - улыбнулся Эйб. Музыканты заиграли танго - похоже, миссис О'Доннелл решила открыть танцевальную часть программы. "Что ж, это даже к лучшему, любой порядочной вдове необходим мужчина, готовый предложить ей плечо для утешения, объятия для защиты и руку в танце." А открывать вечер, выступая перед публикой Эйбу было не впервой.
- Я надеюсь только, Вы позволите мне подарить вам цветы в честь знакомства? - Эйб снова улыбнулся и, выудив из ближайшего вазона с камелиями цветок, протянул его женщине с лёгким поклоном. Аккуратно повесив казённый пиджак на одинокий уродливый стул у стены, обитый сукном чумного цвета, который лучше бы смотрелся в интерьерах Франции XVII столетия, а не здесь, в Нью-Йорке, Эйб вернулся к своей новой знакомой, готовый разить наповал. Бокалы он оставил на маленьком столике. Рубашка всё ещё сдавливала горло самым отвратительным образом, но жаловаться сейчас было не время, и, стиснув зубы, Эйб протянул руку миссис О'Доннелл, увлекая её за собой в центральную часть зала - на паркет. Оказавшись у всех на виду, Шапира с новым поклоном предложил ей руку, беззвучно чертыхаясь от мыслей об интрижке с одной страстной аргентинкой, которая убедила его в том, что любому маломальски уважающему себя кабальеро жизненно необходимо разучить этот танец огня и страсти. До конца Эйбу освоить его так и не удалось. Сеньорита ушла, хлопнув дверью и поранив Эйбу руку бутылкой из-под Торронтеса, а танец и шрам остались в памяти надолго. Сделав круг, Эйб отпустил партнёршу, но лишь ненадолго, галантно подхватив её вновь, Шапира перенёс вес на опорную ногу, позволив женщине полностью довериться ему. Эйб слегка приподнял её в танце, но тут же опустил на землю и притянул к себе, стараясь не сводить с партнёрши глаз. После он слегка покружил её и, отпустив на расстояние вытянутой руки, вновь притянул к себе. Эйб почувствовал, как нога женщины скользит по внутренней поверхности его голени, что, бесспорно и добавляло жару в кровь и заставляло задуматься, насколько далеко эта нога, рослой, в общем-то дамы способна зайти в своём движении. Снова отпустив её, Эйб предпочёл сконцентрироваться на других достоинствах своей партнёрши. Он замер в позе Адониса с античной скульптуры и позволил ей обойти ещё круг, после чего поцеловал её руку настолько страстно насколько был способен целовать незнакомых женщин. Музыка стихла. Эйб со смехом погрозил молодой женщине пальцем:
- Вы заставили меня танцевать, даже не назвав своего имени, мисс! Что бедному господину Валентену де Жуифу следует сделать, чтобы узнать имя столь обворожительной незнакомки?

Отредактировано Abe Shapira (2018-07-14 22:47:56)

+2

6

Танго это танец страсти. Танец желания и чувственности, в котором ты не просто готов довериться партнеру - ты отдаешься ему в прямом и переносном смысле.
В комнате запахло скандалом. Грозовые тучи в буквальном смысле нависли под самым потолком и готовы были низвергнуть на присутствующих тонну ледяной воды - чтобы хоть как-то обеспечить тишину. Но и сама Рут в компании незнакомца справилась с этим. Гости образовали для них пространство, притихли.
Мужчина вывел Рут в самый центр паркета и в первую же сильную ноту - отпустил, но скорее мягко. Это не было похоже на тот истерический рывок аргентинца-возлюбленного, который был готов и любить, и убить свою женщину. Да и они не были знакомы. Чего хотела добиться этой сценой Рут?
Скорее всего ей было просто скучно и невыносимо от одной мысли о том, что кто-то подобный Тимоти может стать ее визави на последующую жизнь. Она так хотела жить, что хваталась за любую возможность сделать что-то не так. Предосудительное, и даже местами нелепое, глупое...то о чем уже завтра утром будет говорить весь Манхэттен. Она не боялась больше осуждения родителей и ей было все равно, что подумают окружающие. Единственный, человек, чье мнение ее интересовало больше никогда не войдет в эти двери. Даже послушные девочки, однажды, устраивают байкот.
Он вел ее мягко и местами даже осторожно, но джентльмен двигался уверенно и Рут было легко войти в его ритм. Несс выглядела шокированной, а Тимоти стоял грознее тучи. Кто этот "индюк" во фраке он тоже не знал и теперь в его голове стучала мысль только о том, чтобы скорее узнать принадлежность кавалера О'Доннелл и с ловкостью циркача макнуть его головой в воду.   
Последняя нота прозвучала и музыка затихла. Рут широко улыбнулась своему спасителю и благодарно сжала ему руку.
- Это Вам спасибо, я не танцевала так уже долгое время, - смеялась О'Доннелл присматриваясь к своему спасителю. - Прошу простить за бестактность. Мое имя Рут О'Доннелл. Собственно, я хозяйка сегодняшнего вечера, - представилась она. - А вы Валентен де Жуиф? Не припоминаю, чтобы мы были знакомы ранее, - Рут увлекала в разговоре Валентена куда-то в сторону, чтобы избежать тотчас расспросов от Несс и скрыться от взгляда Тимоти.
В ее доме сегодня было много незваных гостей, так что не удивительно, что кого-то из присутствующих хозяйка не то что в лицо - даже по имени не знала. Но такое имя она бы запомнила уж точно.
- Чем вы занимаетесь, Валентен? Могу я так обращаться к вам? - Рут сняла с подноса мимо проходящего лакея бокал с шампанским для себя. - Угощайтесь, это из лучших погребов моего дяди. Еще не всех сухой закон успел разорить. Правда, поговаривают, что в городе творится настоящий ужас в бывших барах. Теперь там подают чай, вдумайтесь, - хохотала Рут, чтобы как-то скрыть свою неловкость.
Еще бокал или два и она хорошенько захмелеет и тогда случится очень некрасивая ситуация. Так не пристало вести себя хозяйке вечера.
Весна была в самом разгаре, а это значило, что сезон был открыт...приглашения на приемы в вечера приносили практически каждый день. Все хотели видеть у себя в гостях Рут. Каждая матрона, имеющая сына подходящего возраста желала состряпать ему выгодную партию именно с этой вдовой.
О желаниях самой О'Доннелл никто не думал. Так зачем тогда беречь репутацию, если в жизни у тебя в любом случае все сложилось? Ох уж и представляла она лицо брата. Кстати, а где он сам? Рут бегло осмотрела присутствующих, но Криса так и не заметила.

+2

7

- Вы, сударыня, можете обращаться ко мне так, как вам будет угодно - усмехнулся Эйб - благодарю за честь разделить с вами первый танец, это всегда очень...ответственное дело, - замешкался он, позволив себе окинуть собеседницу долгим взглядом - в этом взгляде мужской интерес от созерцания красивой женщины сочетался с интересом чисто человеческим: чего уверенная в себе светская дама, в силу своего положения, очевидно, привыкшая к толпам поклонников и уже успевшая схоронить мужа хотела добиться этой игрой в наивное кокетство? "Ви а мезизе - йедер дарф фарбойген" Эйба забавляли эти кошки-мышки, такое поведение подстёгивало его самолюбие, поэтому ни во время танца ни после он не смотрел ни на кого, кроме Рут - а стоило бы.
- Я хотел угостить вас коктейлем, но вы сами предлагаете мне шампанское - замахал руками Эйб, отметив, что Гольцману наверняка будет интересно узнать про "лучшие погреба дядюшки" - Ах вотр эмансипасьон америкен, трэ шармант - произнёс Шапиро натужно картавя и гундося - на моей цветущей зелёной Родине, среди виноградников...Шампани - его взгляд чуть задержался на бутылке с золочёной обёрткой, принято, чтобы кавалер оказывал знаки внимания прекрасной даме.
Могу ли я быть, как это говориться, - синсэр - откровенным с вами? Я заметил в вас потустороннюю тоску - э дэкаданс! Они сквозят в каждом вашем движении и холодным магнитом притягивают к вам! Я заметил вас, грустную и одинокую, и так как моё сердце не позволяет вынести вида грустной и одинокой женщины, я осмелился преподнести Вам коктейль, не рассчитывая на танец с хозяйкой вечера! Надеюсь, Вы не испугались моей пылкости, мадам! Мой английский язык не столь хорош - я приехал по приглашению "Кауфман Студиос" и работаю с... Эйб огляделся по сторонам, в поисках зацепки, заметив два поблёскивающих нетронутых коктейля на маленьком столике, он радостно продолжал - с Мэри Пикфорд.
Но расскажите же о себе, мадам! Этот город так холоден и неуютен, а я приехал совсем недавно, ведь вы согласитесь, что каждому в таком огромном городе, как Нью-Йорк нужен добрый друг? - тут он одарил миссис О'Доннелл белозубой улыбкой, по-прежнему не сводя с неё глаз, ловя каждое движение.

Отредактировано Abe Shapira (2018-07-15 23:29:45)

+2

8

Она заметила взгляд, которым Валантен смотрел на нее, но предпочла делать вид, что не понимает подоплеки. Ру улыбалась, смешливо поправляла кончики идеально уложенных волос и то и дело возвращала свой взгляд де Жуифу, заглядывая в глубокие темные глаза. Даже привыкшей к вниманию, ей, было немного неуютно под напором этого прямого взгляда.
- Ах, вы направлялись ко мне? - по-настоящему удивилась Рут и даже позволила себе смутиться...настолько позволила, насколько это положено той игрой, что она завела.
У дам есть свои маленькие хитрости. Вот и сейчас Ру, словно девочка, залилась краской. Щечки порозовели, выдавая ее, якобы, растерянность.
- К сожалению, Америка куда более прогрессивна в этом плане, но мне рассказывал отец, что наш славный род тянется из достопочтенной древней французской семьи. Мне было показывали древо, но всего и не упомнить - столько затейливых фамилий! - Ру сделала глоток шампанского, слегка щурясь и теряя, кажется, бдительность.
На просьбу об откровении О'Доннелл неоднозначно кивнула, что могло значить и позволение, и запрет одновременно. Но Жуиф и не собирался останавливаться в своем желании высказаться, это было понятно по его напору. Ру отвела взгляд и встретилась глазами с подругой, которая приподняла бровь и покачала головой, хитро улыбаясь. Хозяйка вечера старалась не меняться в лице и делала вид, что слушает Валентена.
Услышав же про "Кауфман Студиос" она заметно оживилась и снова вернула свой взгляд кавалеру. Заинтересованный пуще прежнего.
Кто же не знал "Мэри"?
- В самом деле, с самой Мэри? - почти что с недоверием в голосе спросила Рут, но она не могла знать всех, да и относиться с подозрением к тому, кто буквально поспособствовал твоему спасению...невежливо.
Но что-то в опьяненной голове мадам щелкнуло.
- Что же вы хотите узнать обо мне? - удивилась Рут, теперь даже не скрывая этого, но вопрос ее был произнесен голосом мягким и ласкающим, словно общалась она с давно знакомым другом. - Очень невежливо много рассказывать о себе, меня так учила гувернантка, - Рут улыбнулась, переводя все на шутку и снова внимательно посмотрела в глаза кавалеру.
- Рут, милая! - подоспела Нисса. - Скорее знакомь меня со своим кавалером, я восхищена его танцевальными способностями! - шумно ворвалась в их уединение подруга.
- Кларисса Хэмфорд, мистер Валентен де Жуиф, - представила Рут нового знакомого. - Мистер де Жуиф работает в сфере кинематогрофа, - объяснила Ру и лучезарно улыбнулась.
- Вот как! - тотчас оживилась Нисса и протянула Валентену холеные ручки, чтобы сжать мягко его пальцы. - Я восхищена!

+1

9

Эйб всё стоял и посмеивался, надеясь, что смех этот будет принят не как невежество, а как признак благодушия: Рут раскрывалась  на глазах во всей полноте своей живой женской привлекательности, но так, как Шапира совсем не ожидал - то бледнея от волнения, то снова заливаясь краской, она вела себя скорее как девочка-подросток, впервые оказавшаяся в обществе мужчины намного старше себя, нежели как светская львица. "Она действительно опьянела от одного бокала или притворяется? Если первое - к чёрту эти коктейли, если второе - что же ей всё-таки нужно?" - пронеслось в его голове. Ну ладно! Аз мен эст хазер, зол ринен арибер дер бурд! И Эйб продолжал играть.
- С самой Мери! - он утвердительно мотнул головой, придавая лицу побольше важности. Это было полуправдой. В его доме самую маленькую квартирку первого этажа занимала прачка, миссис О'Тул и у неё правда была дочка Мери, хорошая веснушчатая девчушка, которую Эйб правда развлекал разными шутками, фокусами или маленькими спектаклями, когда бывал в хорошем настроении. Особенно она любила, когда Эйб, в начале совершенно серьёзный, вдруг ни с того ни с сего начинал корчить рожи, изображая, то печального Пьеро, то чопорного джентльменом, расхаживающего по двору широкими шагами. Иногда он закатывал глаза и морщил нос в притворном отвращении - эта интермедия называлась "Богатая наследница в свинарнике", иногда - высовывал язык, как собака в жару и под заливистый смех ребёнка и неодобрительные взгляды вечных старых дев в окнах, катал девочку по двору на спине.
Эта игра называлась "Немое кино" и участвовала в ней Мери, так что, слова Эйба не были совсем уж наглым враньём.
Однако спектакль, который разыгрывался сейчас мог дать Легару с его "Весёлой вдовой" сто очков вперёд.
Неизвестно откуда взявшаяся подруга только путала карты. Машинально тряся её руку Эйб удивился - "Какое новомодное имя!" - но он только кивал и улыбался. Действовать надо было не раздумывая; припечатав руку мисс Хэмфорд смачным поцелуем, он тут же перевёл взгляд на молодую женщину, уделяя ей всё своё внимание:
- Аншантэ, демуазель! Аншантэ! Кель жоли! - на этом словарный запас комплиментов, тщательно вложенный в голову месье Пикаром из Кёнигсберга - его старым гувернёром - иссяк, оставалось только: Жё вудрэ ан кило филе миньон э па де сосиссон, но не каждый светский приём, знаете ли, мясная лавка, поэтому Эйб решил оставить гастрономические изыски до лучших времён и продолжал по-английски:
- Восхищён я, мадмуазель! Где же вы прятали свою подругу, мадам? - обратился он к Рут, сжимая руку Клариссы чуть дольше, чем то позволяли приличия и рассматривая её чуть с большим интересом, чем это могло бы понравиться Рут О'Доннелл.

Отредактировано Abe Shapira (2018-07-17 10:54:10)

+2

10

Рут не могла знать, что Валентен де Жуиф на самом деле никто иной как Эйб Шапира, но что-то ее заставило поближе присмотреться к этому молодому мужчине. Внимательный взгляд женщины, которая делает вид, что ее ничто не заботит. Игра, начатая просто потому что О'Доннелл надо было ретироваться от надоедливого кавалера затягивалась, но между этим сама личность Валентена заинтересовала ее...Рут стало вдруг нестерпимо интересно кто же привел с собой этого деловитого почетного гостя, если верить его словам о работе с Мэри Пикфорд.
Уже спустя пол минуты после появления Ниссы, Рут решила, что та оказалась некстати такой любопытной. Ибо...внимание кавалера было увлечено мисс Хэмфорд. Или лучше будет уточнить, что "миссис"?
Коварная улыбка заиграла на губах цвета спелой вишни.
Дружба это вещь хорошая, но когда между тобой и твоей подругой встает интерес определенного мужчины, как долго вы остаетесь в хороших отношениях? Рут не любила, когда кто-то трогает то, что хочет она сама. А ведь именно в этот самый момент она решила, что хочет.
Даже взгляд поменялся. Мадам О'Доннелл прячет ухмылку в бокале игристого вина, делает маленький глоток...скорее делает вид, что пьет.
- Ох, даже и не знаю, наверное ее просто держал под замком супруг, - уколола Рут и многозначительно посмотрела на Ниссу, окатив ее холодным дождем из негодования. - Кстати, милая, Шон искал тебя, кажется, он обещался быть в библиотеке. Ты ведь знаешь, как он выносит эти вечера.
Взгляд, с которым Хэмфорд обратила свое внимание на Рут стоил того, чтобы его изобразили на фотографии, а лучше, на картине. Разъяренная фурия, оставленная без жертвы.
"Прости, красавица, но ты и так разбила уже слишком много мужских сердец, оставь кусочек и для меня," - говорил ответный взгляд О'Доннелл.
- Действительно, как я могла оставить его в одиночку наслаждаться вечером? - Нисса отпустила руки француза и с сожалением еще раз обратилась к нему: - мне жаль, что знакомство было таким коротким. Но я уверена, что нам ничего не помешает еще пообщаться, - разлилась соловьем Хэмфорд.
Для Рут оставалось настоящим секретом отношение Шона к легкомысленности его благоверной. Он не устраивал ей сцен за ее поведение, никогда не давал понять, что что-то идет не так. Мадам Хэмфорд всегда была права. Неужели так сильно любил? Или и сам был большим ходоком, а их отношения были дальше пуританских устоев общества? Свободная любовь? Это появится много позже...
Ру проводила взглядом девушку и заинтересованно посмотрела в глаза де Жуифу.
- Тут очень шумно, и душно. Не хотите посмотреть на мой зимний сад? Только в начале месяца мне доставили выписанный по каталогу "Нефритовый виноград", - было видно, как Рут менялась на глазах. - Специально по моему заказу прибыл из Филиппин в Нью-Йорк. Необыкновенной красоты растение, известное благодаря своим потрясающим цветам сине-зеленого цвета. Цветки имеют форму когтя и собраны в огромное соцветие поразительного редкого цвета. Стоит увидеть его единожды и вы влюбитесь без оглядки! - настаивала хозяйка дома.
Смешливая девочка в мгновение ока превратилась в ту самую Рут О'Доннелл, которую привыкли видеть гости. Мгновение минутной слабости...слабости ли?..

+1

11

"Ну наконец-то! Кошка выпустила коготки!" - Эйб торжествовал, ведь это было именно то, что нужно. Всю былую жеманность и неуверенность как рукой сняло - теперь Шапира видел перед собой, не маленькую девочку, а молодую женщину, которая хотела мужского внимания. Видя безмолвный поединок двух светских львиц Эйб не мог скрыть самодовольства. Лучший способ привлечь внимание женщины - показать ей свою холодность; действовал этот приём почти всегда без осечек, и доказал Эйбу, что миссис О'Доннелл, хочет более близкого знакомства. Ну а если женщина хочет, мужчина не в праве ей отказать. Ликуя внутри, Эйб коротко кивнул, выражая согласие пройти в оранжерею, но всё же позволил себе проводить Клариссу взглядом, полным сожаления, дабы закрепить достигнутый эффект. Выпуская руки миссис Хэмфорд, Эйб вновь обернулся к Рут. Она сияла и с интересом глядела на него:
- Мэ уи, мадам - задумчивым шёпотом, как бы себе под нос, но так чтобы Рут могла слышать каждое слово, он добавил - Она была так красива, как жена другого мужчины... - и горестно рассмеялся, подняв на Рут свои огромные глаза. Благо, мать с отцом наградили его такими глазами, что в любом своём настроении Эйб казался меланхоличным и печальным. Иной раз это помогало выбить из очередного скупердяя на чай чуть больше, а особо сентиментальные вдовушки считали его героем сентиментальных романов, покинутым и непонятым и неизменно пускали слезинку прежде чем одарить Шапиру поцелуем. Эйб ненавидел жалость и сам себя никогда не жалел, але аз Гот эпэс шенкт, мен дарф дос нитцн...
Поэтому Эйб мягкими шагами подошёл к миссис О'Доннелл и продолжал:
- Я с удовольствием погляжу на вашу оранжерею, - на слове "оранжерея" Шапира вновь загундосил, что было сил -
Шум, гам, кошмарный город Нью-Йорк! Я простой человек, у нас в Гаскони есть поговорка - мужчине нужно только доброе солнце, доброе вино и доброе женское сердце рядом! Надеюсь, я правильно сказал ан англе -  с этими словами он как бы невзначай сжал её руку, картинно вдохнул пряный аромат духов, но тут же отпрянул в притворной нерешительности, готовый следовать за миссис О'Доннелл в зимний сад. В душе он ликовал.

Отредактировано Abe Shapira (2018-07-18 21:04:38)

+2

12

От Рут не укрылось и то, каким взглядом Валентен провел ее подругу.
"Словно кот на миску сметаны", - подумала О'Доннелл и искренне, по дружески (как бывает только между женщинами) пожелала подруге как можно дольше не возвращаться назад.
Эйб добился того, чего так жаждал, он заставил Рут не просто играть, а он щелкнул в ней тот переключатель, который отвечал за искреннюю эмоцию ревности. Даже к едва знакомому мужчине. Но так уж устроены женщины.
- Неужели ваше сердце свободно? - полюбопытствовала Рут, уводя за собой де Жуифа в правый пустынный коридор, которым пользовались, чаще, слуги, чтобы скорее добраться из одной части дома в другую.
Тут не была помпезного убранства - просто достаточно узкий, но очень удобный, переход. Стены закрыты деревянными дубовыми панелями, под потолком горела пара светильников, не было окон.
- Надеюсь, вы не боитесь темноты, - загадочно протянула Рут и полуобернулась к своему гостю, чтобы проследить за выражением его лица.
Навстречу им из кухни вышла молоденькая горничная, и, не скрыв удивления, но вовремя опустив голову, быстро прошмыгнула мимо. Слугам будет чем поживиться этим вечером в плане сплетен.
Мадам О'Доннелл загадочно улыбалась, их путь не занял и двух минут. Ру толкнула тяжелую дверь и парочка, буквально, провалилась в светлую оранжерею. Высокие сводчатые потолки из стекла, такие же стены укрывали от все еще прохладного апреля настоящее буйство зелени. Не сразу осознаешь где ты - в нос ударил аромат роз, которые тут цвели круглый год, стараниями садовника. Широкие ящики с высокими кустами и бутонами всевозможных цветов были расставлены прямо у стеклянной стены, в самой выгодной части помещения, чтобы на бутоны падало как можно больше света. Красные, белые, оранжевые и даже цвет "пепел розы", нежный палево-розовый, любимый оттенок Рут. Она наслаждалась всем этим великолепием.
Касаясь кончиками ухоженных пальчиков по лепесткам, Ру не спешила упускать из вида Валентена.
- Изящный цветок. Недаром его называют "царицей" среди цветов. Утонченный, с удивительным бутоном...но способный ранить очень глубоко, - О'Доннелл наградила своего гостя грустным взглядом.
Рут покачала головой и повела гостя дальше, в самый центр оранжереи. Тут, на специально смонтированной для этого арке, красовался тот самый "виноград".
- Настоящее чудо природы, - мягко улыбнулась Рут и мельком посмотрела на гостя, чтобы понять его реакцию.

+ виноград

https://i.pinimg.com/originals/63/77/62/63776250da0a4227d416c09e80fad993.jpg

+2

13

- Моё сердце свободно, как сама Гасконь, мадам! - чересчур восторженно подхватил Эйб и ударил себя пятернёй в грудь, словно невзначай приподнимая тыльную сторону ладони и демонстрируя застарелый шрам - в этом сердце, к несчастью, живёт только коррида - небрежно бросил он. В конце концов гасконцы жили не так уж далеко от солнечной Испании, если он правило помнил, а Глорию Эстевез, его горячую аргентинскую милую, видит Б-г можно было сравнить с парой самых свирепых испанских быков - я часто смотрю корриду и здесь, в Нью-Йорке, хотя настоящая бойня начинается, если только вы встретите животных, выращенных в Буэнос-Айресе. Но что это я, вам, должно быть, неинтересно слушать про варварские забавы! Тут он прервался, они подходили к тёмному коридору, больше напоминавшему простенок - идеальное место для того, чтобы заручиться первым поцелуем прекрасной дамы. Подосадовав сначала на любопытную горничную, а после на саму Рут, которая не дала ему воспользоваться случаем, наш кавалер решил всё же не отчаиваться, ведь в самом начале тёмного коридора он энергично и недвусмысленно сжал её руку со словами:
- С Вами я бы ступил в любую темноту, мадам! Даже, опустись сейчас на Нью-Йорк тьма египетская! Решив, что он перебарщивает с романтикой, поправить положение Эйб всё же не успел - Рут уже отворила дверь и он ступил в стеклянную оранжерею, щурясь от неожиданно ударившего по глазам электрического света. Зимний сад выглядел куда менее помпезным, чем зала, что радовало - вычурности Шапира терпеть не мог. Здесь было намного прохладнее и свежее и после душного перехода Эйб радостно дышал полной грудью; он огляделся в поисках новых зацепок и нашёл их в изобилии: какая же женщина не любит роз!
- Вам не понравились камелии, мадам? Что ж, позвольте мне исправить эту оплошность - тут Эйб отошёл на несколько шагов к ближайшей клумбе с розами и незаметно оборвал одну головку цветка.  Отработанным и непринуждённым движением фокусника, как очень много раз до этого в варьете, он вытянул уже из собственного рукава алую розу и преподнёс её своей спутнице:
- На моей далёкой родине, мадам, девушки украшают волосы алыми розами, и это значит... - тут Эйб замешкался, подбирая слова - это значит, что мужчина имеет право заговорить с ней, - наконец сказал Шапира, протягивая миссис О'Доннелл цветок. На небывалый виноград Шапира взглянул лишь мельком - не до восьмого чуда света, будь это хоть сады Семирамиды, хоть сокровища царицы Савской. Рут, похоже, не слишком возражала.

Отредактировано Abe Shapira (2018-07-19 00:52:39)

+3

14

Эйб немного переигрывал, но Рут списывала это на легкий французский норов и то, что их знакомство было только в самом начале. Хотя, даже не смотря на это Валентен слишком подсластил романтичность момента. Поэтому, скорее намерено, нежели случайно, мадам О'Доннелл быстро провела его укромным коридором - чтобы у того не было шанса на вольность.
- Камелии? - Рут непроизвольно коснулась груди, где в петельке платья прикрепила букетик. Но цветов не оказалось. - Мне кажется, что я их обронила пока мы танцевали, с искренним сожалением произнесла она и с горечью даже обернулась к двери (не собираясь, конечно, тотчас бежать в залы и искать цветы).
Пока Рут отвлекалась собственными мыслями Шапира успел сорвать бутон розы, чтобы уже в следующий момент с ловкостью настоящего иллюзиониста вытащить оный из своего же рукава.
- Мсье Жуиф! Это невероятно! Как вы это сделали? - женщина приняла бутон с благодарностью и какое-то время держала бархатные лепестки в своих мягких холеных ладошках не знающих что такое труд и работа. - Благодарю Вас.
О винограде было благополучно забыто, Рут попыталась заложить бутон за ухо, но цветок не держался, поэтому после первой же попытки она бросила эту затею и оставила цветок в руках.
- А на моей родине, - она имела ввиду Америку, - мужчина прежде просит разрешение отца девушки. Во всяком случае ушла та эпоха, когда это было актуально. Теперь все слишком просто. - Она намекала на то положение, которое сейчас складывалось. - Сядем? - предложила О'Доннелл, кивнув на кованную скамью, обитую мягкими подушками.
В общем-то она и не дождалась ответа - села. Ноги немного гудели и Рут позволила себе расслабиться, но она не выпускала из вида Валентена, скорее отвечала его взгляду, улыбаясь. Игра в гляделки была так себе развлечением.
- Где вы научились фокусам? - леди склонила голову немного набок и хитро улыбнулась.
На мгновение Эйбу могла показаться, что она все поняла.
Где-то там, за сводчатым стеклянным потолком громыхнул гром, а следом за ним небо разрезала вспышка молнии. Рут подняла голову к потолку и в этот самый момент по стеклу забарабанил мелкий дождь. Снова тишину неприятно разделил удар грома и вновь яркая вспышка молнии переплюнула даже ярко горящие лампы.

+3

15

Эйб замешкался, отвечая на предложение сесть. Рут не заметила, с каким пылким энтузиазмом он сжимал её руку в коридоре, или - предпочла не заметить. В любом случае, дело сдвинувшееся, казалось, с мёртвой точки, грозило вновь застопориться. Эйб внимательно следил, как она вертела розу в руках: это было хорошим знаком, но и подначка о женитьбе не прошла незамеченной. Эйб, намекавший на самое приятное из земных удовольствий, внутренне посмеялся: "Неужели Вы думаете, что после одного танца мужчина должен сделать вам предложение?" Конечно, она так не думала, но такая игра молодой женщины и утомляла и раззадоривала Шапиру, и сдаваться Эйб точно не собирался:
- Ах, мадам, та эпоха по-прежнему живёт за океаном, уверяю Вас! Для мужчины Старого Света дамское счастье - не пустой звук! Вам по нраву пришёлся мой пустячок, - улыбнулся Эйб; это было скорее утверждение нежели вопрос.
- Фокусы? Мадам, перед вами побочный сын месье Гудини! - сказал Шапира, со смехом указав правой рукой на собственное лицо - Вы не распознали фамильного сходства? - тут он подошёл ближе и опустился на скамью возле Рут - позвольте показать Вам ещё кое-что:
Шапира осторожно взял руку женщины в свои и мягко закрыл ладонь, в которой была роза. Ударила молния, он снова ощутил пряный аромат её духов и крепче сжал ладонь женщины, легонько прикрывая её второй рукой. Цветок исчез. Эйб расплылся в улыбке и подмигнул:
- Я актёр, мадам, а сейчас занят как приглашённый консультант для одного из американских фильмов с мадам Пикфорд - произнёс Эйб нараспев нарочито делая ударение на французский манер - а чем занимаетесь Вы? Вы показались мне печальной сегодня. Какая тревога может занимать сердце столь обворожительной дамы?

+3

16

- Гудини? - рассмеялась Рут, - Что вы говорите, мсье, - теперь О'Доннелл лукаво смотрела на собеседника.
Но странным образом ей нравилась его игра, то, что он говорил, как двигался и с какой пылкостью пытался обратить на себя ее внимание. Да и какой женщине это не понравится? Внимание приятно в любом количестве, даже если его чрезмерно много. Главное, не заработать звездную болезнь.
Ру не отрывая взгляда от Валентена ждала, пока тот опустится на скамью рядом с ней. Она с замиранием сердца ждала что же он задумал...
Его руки были на ощупь мягкими и теплыми. Пальцы же рук - ледяные, словно она сидела на морозе несколько часов. Это странное свойство ее организма всегда пугало. Сама же О'Доннелл шутила, что зато у нее сердце горячее.
Полыхнула молния, а в следующий момент цветок исчез. Это была не иначе как магия. Рут по-настоящему удивленная хлопала своими раскосыми глазами и смотрела на де Жуифа с таким прямолинейным восхищением, какое тяжело скрыть даже если пожелаешь.
Она не была маленькой девочкой и понимала, что фокусники способны и не на такое. Но цветок просто исчез. Ру даже не заметила как пальцы Валентена касались ее ладони, она не запомнила и жеста, с которым мужчина мог избавиться от цветка.
- Невероятно!
Восхищение Рут было по-детски неподдельным. Валентен что-то спросил у нее, но она уже почти не слышала что он говорил. В этот самый момент ее переполняли чувства, быть может, копившиеся так долго, что она не нашла иного выхода, как поддаться первому порыву, о котором может быть пожалеет.
Валентен все еще не отпустил ее руку, и они находились так близко на этой скамейке...Рут чувствовала его коленку своей, и ей было достаточно просто податься вперед, чтобы в следующий момент запечатлеть поцелуй на губах француза.
Короткий, но нежный поцелуй. Холодные пальчики едва коснулись щеки мужчины.

+3

17

"Бинго!" - прозвенело в голове Эйба, он наконец-то заслужил поцелуй, которого так старательно добивался своим маленьким спектаклем. Вдвойне было приятно то, что она поцеловала его сама. Не то, что бы Шапира ждал от этого поцелуя чего-то особенного, необыкновенного, давно прошли те времена, когда поцелуи хорошеньких барышень заставляли его краснеть от самодовольства, мол, смотрите-ка - поцеловала! И всё же, она была чертовски хороша собой, а если тебя целует красивая женщина, сердце радуется. Шапира ждал этого момента, хотел и всячески торопил его и всё же в первую секунду этой новой близости совершенно не кстати подумал про количество выкуренных за день сигарет и свежесть собственного дыхания, как сущий подросток. Всё-таки она застала его врасплох!  "Форменный идиот! Всё в порядке с твоим дыханием! Если ты вообще дышать не разучился, истукан! Целуй её уже!" - стучало в висках. И он поцеловал. Впервые за вечер послав куда подальше своё французское альтер эго с его жеманностью, ужимками и ненужной восторженностью. Сейчас Эйб Шапира целовал Рут О'Доннелл и это было прекрасно, чёрт побери! Он целовал твёрдо и жадно, без пылкости, как страждущий, прильнувший к живительному источнику в пустыне. Он целовал не из похоти, но из благодарности, было в этом порыве что-то животное, топорщащееся, рвущееся наружу из первобытной глубины, которая рано или поздно открывается каждому и вместе с тем, что-то почти по-библейски прекрасное, так, должно быть, Авраам целовал Агарь, а не Сару, вайл дос из гевен башерт. Эйб осторожно поднял руки и мягко запустил пальцы в волосы молодой женщине, аккуратно поддерживая при этом её голову. Кованая скамья, надо сказать, была не самым удобным местом для поцелуев, но ни его ни её это похоже не волновало. Наконец, Шапира отстранился затем лишь, чтобы с новой силой осыпать лицо и шею женщины частыми поцелуями, довольно щуря глаза и блаженно улыбаясь. Всё было хорошо, всё шло как по маслу.

+2

18

"Как хорошо быть живой", - подумала Рут и отдалась власти первого порыва.
Она отвечала на настойчивый, но мягкий поцелуй Эйба, не задумываясь о том, что может быть, творит что-то безрассудное и даже неправильное. К черту рассудительность! Ей хотелось жить, как никогда именно в этот момент, почувствовать, что в ней еще есть искра.
Валентен отстранился и Рут уже предвкушала неудобную сцену, но француз и не собирался строить невинность или благочестие. Он принялся с жаром осыпать ее лицо, шею...поцелуями, вызывая тихий смех визави и блаженную улыбку на губах, карминного цвета.
- Валентен, вы плут, - перевалила она вину на шею мужчины, - вы заставили меня забыть обо всем, - лукаво улыбнулась молодая женщина и поймала его взгляд своим.
Гроза разыгралась не на шутку. Молнии сверкали все чаще, а гром - все ближе. Эпицентр бури был где-то очень близко. Быть может, именно в этой самой просторной оранжерее, среди великолепия цветов, готовых покинуть цветник уже через несколько недель, чтобы отправиться в благодатную весеннюю почву.
Тут, неподалеку, в небольшой клетке распевая свои мелодии суетилась маленькая птичка. Своим ярким окрасом и тоненьким голосом пернатый привлек к себе внимание.
О'Доннелл мягко отклонилась немного назад, чтобы унять поток низвергающейся на нее ласки и улыбнулась, еще раз, кажется даже по-новому, взглянув на де Жуифа. Впервые, казалось, ей бросилась в глаза его долговязая фигура, черные, как смоль, волосы и характерный нос, о котором тот и сам успел пошутить. Как странно устроен женский мозг...даже после поцелуя объект вожделения кажется им куда более привлекательным, нежели раньше. С мужчинами, чаще, происходит совсем обратная сцена.
Она посмотрела ему в глаза и утонула в этом вязком взгляде, в котором сокрыто столько печали, что любой даме захочется поспособствовать избавлению от столь тяжкой ноши...
"Дай мне разгадать тебя," - пронеслось в ее голове.

+2

19

Она ответила на его поцелуй. Жарко, горячо, страстно, видимо, истосковавшись по ласке - вдовья доля в общем-то незавидная. Эйб торжествовал. Он сорвал джекпот; только что будет, если хозяйка вечера разгадает его нехитрый спектакль? А, будь что будет - думать мешала кровь, стучащая в голове, сердце, приливавшая ко всем его органам с новой силой. На лице выступил румянец, была ли тому виной оранжерея, в которой вдруг ни с того ни с сего стало душно или виновато было удовольствие, с которым он дотрагивался до её горячего тела - неизвестно. Запах духов миссис О'Доннелл вперемешку с запахом чего-то тёплого, чисто женского кружил голову. В клетке рядом совершенно некстати громко пела какая-то доморощенная канарейка. Рут отклонилась, чтобы её успокоить, но Эйб не хотел терять женщину ни на минуту. Шапира ловким движением сбросил с себя пиджак и накинул его на птичью клетку, снова возвратившись к Рут, готовый безраздельно дарить ей внимание. Эйб целовал её, наслаждаясь каждым моментом, покрывая поцелуями лицо, шею, декольте, он возблагодарил модные веяния, диктовавшие лёгкие открытые вечерние платья без рукавов, открывавшие более лёгкий доступ к прелестям женского тела. На секунду крепко сжав её талию одной рукой, Эйб снова отстранился и, переведя дух, прильнул головой к её груди, слушая, как часто и взволнованно бьётся её сердце, вторая рука медленно поднимала подол платья.

Отредактировано Abe Shapira (2018-07-26 00:10:55)

+2

20

Не смотря на то, что Рут и в самом деле соскучилась по теплу мужского тела (уж в малоразборчивых связях до этой минуты ее упрекнуть было нельзя), но она оставалась все той же Рут, немного пуританкой, что касалось отношений. Так что когда невинные поцелуи стали переходить ту грань дозволенного (хотя что считать дозволенным?), Рут отшатнулась слишком резко, но не настолько, чтобы оскорбить француза.
- Простите, Валентен, но я так не могу, - честно призналась О'Доннелл, мягко убирая его руки.
Она бы могла признаться и в том, что хочет этого. Но какой в этом смысл, если даже просто физически она не может себе позволить вольностей больших, нежели поцелуи?
Его теплые руки оставили след на ее теле, Рут закусила от досады губу и тоскливо посмотрела в сторону думая, вероятно, о том, что она глупая дуреха, которая не может себе позволить того, что многие ее подруги называют не иначе, чем "приятное времяпрепровождение". С одной стороны ее можно было понять - она с пятнадцати лет общалась лишь с одним мужчиной и была отдана ему всецело. У нее не было возможности сравнить Олливера с кем-то другим, потому что она не позволяла себе этого. С другой стороны ее нельзя было понять в том, что она привела мужчину, в самом расцвете сил, в пустующую оранжерею...для чего? Чтобы читать ему свои стихи? Или чтобы показать цветы? Для чего действительно она пригласила сюда де Жуифа? 
"Дура", - ругалась Рут на себя.
Обнадежить мужчину и столь неосторожно лишить его удовольствия.
И все таки его руки, такие теплые, такие нежные и уверенные в себе руки, - О'Доннел встретилась с ним взглядом. И, наверное, в ее глазах можно было прочесть буквально крик о помощи.
"Помоги мне! Коснись меня снова!" - буквально кричало все ее естество. - "Не оставляй меня такой одинокой в этот вечер!"
Гремел гром, ливень не собирался останавливаться. В момент в доме погасло электричество. Оранжерея погрузилась в полумрак.

+1


Вы здесь » 1920. Потерянное поколение » Сыгранное » Тайна шести рукопожатий


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC