1920. Потерянное поколение

Объявление

"1920. Потерянное поколение" - форумная ролевая игра со смешанным мастерингом и возрастным ограничением 18+. Жанр ролевой игры - псевдоистория.
По любым вопросам можно обращаться в гостевую книгу.

с 5 ноября 2018 года игра возобновляется.
отлажена таблица в шапке форума (sic!)
исправлен скрипт маски сообщений
установлены кубики
убраны баннеры партнёров, партнёрство заключается в теме баннерообмена
объявляется короткая перекличка

Июнь 2018 г. - форум возобновляет свою работу. Проходит модернизация контента.

с 5 сентября 2018 года форум переходит в режим открытого архива,
все открытые ветки по желанию игроков доводятся до логического завершения.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1920. Потерянное поколение » Сыгранное » The Best Day to Die


The Best Day to Die

Сообщений 21 страница 33 из 33

21

Они поговорили буднично и дружелюбно, если какая-то недосказанность и существовала, то скорее в воображении детектива, в голове которого роилось множество неприятных вопросов, главными из которых были два: не ошибается ли он относительно личности женщины, бывшей с Шапирой, и знает ли Эйб о ее причастности к убийству в «Насиональ»? Кассиди казалось, что знает, иначе почему помчался на встречу с Рокси Харт с такой поспешностью. И если знает, то…
Было особенно горько думать, что это знание, если опираться на закон, на который Гален старался опираться если не всегда и во всех мелочах, то в большинстве случаев и во всех важных вопросах, делает Шапиру соучастником резонансного преступления. За перспективами раскрытия которого, - спасибо газетчикам, - следит сейчас весь город. А еще он просто надеялся, что они друзья. А выходит, что ничего подобного.
Тот, кто знает, сколь важное место занимает дружба в мировоззрении ирландца, легко оценил бы глубину раздражения и разочарования детектива Кассиди. И, видит бог, у него есть служба и обязанности, которые он будет исполнять в любом случае.
И потому перед поездкой в клуб они с детективом Портером отправились к свидетелю, прошлым вечером дежурившему за стойкой «Насионаля».
- С этим офицером вы поедете в варьете «Трефовый валет», - объяснил ему Гален. - Роскошный ужин и шоу за счет полицейского управления Нью-Йорка. У нас есть основания предполагать, что женщина, которую вы видели вчера в обществе мистера Стемпфелла, работает там. Ваша задача опознать ее или уведомить детектива Портера о том, что ее нет среди присутствующих. Имейте в виду, что хоть вы пока не в суде и не под присягой, гражданский долг обязывает вас всячески содействовать следствию... Дик, выберешь такой столик, чтобы вас было плохо видно со сцены, и в первую очередь покажешь парню певичек. В частности некую Рокси Харт. Спросишь у официанток, когда она будет петь, чтоб не ошибиться. Если свидетель ее опознает, мигом звони мне в клуб, сам ничего не предпринимай.
После этого разговора полицейские разъехались, Портер с портье из гостиницы - в «Трефовый Валет», А Кассиди - в Бруклин.

Боксерский клуб Джима Бойла в Бруклине не мог сравниться по популярности с клубом Стиллмана в Манхеттене, зато тут иногда открывали окна, прибирались и мыли полы. В большом полуподвальном помещении, ржаво-кирпичные стены которого были обклеены газетными вырезками спортивных репортажей и фотографиями боксеров, располагалось четыре ринга для спаррингов, с десяток боксерских груш и мешков с песком, небольшая раздевалка и душевые. Единовременный вход стоил 25 центов, а внушительные кулаки мистера Бойла, в прошлом довольно успешного боксера-тяжеловеса, обеспечивали порядок и платежеспособность посетителей.
- Как дела, сынок?
Гален уже смирился с дружелюбной привычкой мужчин на пятом десятке называть его сынком, предполагая, что однажды он просто станет старше и это желание покинет окружающих само собой. 
- Что-то ты сегодня не в духе.
Джиму Бойлу было не занимать наблюдательности, и Кассиди не стал отрицать очевидного. Да, он не в духе.
- Служба, Джим. Скверное убийство, завтра с утра мне с репортерами объясняться.
- Что ж, понятно твое желание избить кого-нибудь, - хохотнул Бойл. - Переодевайся, я подыщу тебе партнера.
- Я жду приятеля, - отмахнулся детектив. - Мне будет, кого избить.
Джим не уходил, наблюдая за молодым полицейским, скрестив на груди мускулистые ручищи.
- Мистер Дойл, у вас все хорошо с женой? - не выдержал Гален. - С чего это вы так меня рассматриваете?
- Мне нравится наблюдать, с каким страдальческим видом ты расстаешься со своей пушкой, сынок, - ухмыльнулся бывший боксер.
- Угу, в этот момент я чувствую себя по-настоящему голым, - в свою очередь рассмеялся Кассиди и пошел разминаться в ожидании появления Эйба.

+2

22

Выпив воды Шапира отправился приводить себя в форму, мысленно порадовавшись, что начальства нет на месте. Начальства нет - и нас не будет. Не то, что бы он не любил свою работу, но в последнее время провидение мешало ему на неё приходить. Другого объяснения у Шапиры не было, разве что где-то на задворках сознания маячила мысль о том, что виновато всё-таки не провидение, а собственное нежелание, что пора завязывать с "Валетом", из полезных знакомств там был только Гольцман и вообще, на месте Даны он бы давно сам себя уволил, но опять-таки Гольцман почему-то очень хотел, чтобы Шапира был поблизости и он был поблизости, потому что неудобно было отказать да надо было приглядывать за Рокси. В последнее время Эйб стал замечать странности в поведении "папочки": всегда несколько скользкий и приторный (тут Шапира винил издержки профессии), в последнее время он особенно сентиментальничал, заговорщически понижал голос и вообще всячески давал понять, что грядёт некое событие, в котором Шапира должен будет сыграть не последнюю роль. Такое положение вещей и забавляло и действовало на нервы. Дружба с Галеном научила рассеянного Эйба быть более внимательным к деталям, а по поведению Гольцмана ясно выходило одно: что-то здесь нечисто. За этими мыслями Шапира сам не заметил, как оказался у дверей собственной квартиры и собравшись, сверился с адресом и отправился в боксёрский клуб.
Хотя для того, чтобы попасть внутрь, пришлось спускаться в подвал, место выглядело приличным, а лестница - добротной.
- Добрый день! - Шапира протянул хозяину блестящий четвертак и получил ключ и банное полотенце.
- Первый раз? Я раньше тебя в наших местах не видел.
- Да, мне ваш клуб горячо рекомендовал мистер Кассиди.
- Ну раз мистер Кассиди горячо рекомендовал - милости просим, - ухмыльнулся хозяин, - сам мистер Кассиди уже на ринге, а вам сначала сюда, - он кивком указал на дверь в раздевалку. - И на вашем месте нос бы я поберёг, мистер...Вежливость. Хозяин хохотнул и хлопнул Эйба по плечу, как бы для пущей верности показывая направление в раздевалку рукой.

+1

23

Гален успел уже как следует отдубасить грушу, но настроение его не улучшилось: вопросы, как говорится, сами на себя не ответят. Тем более, что бы ни решилось, решать предстоит сегодня. Детектив был уверен: начальство не шутит и отправит его на амбразуру, то есть на растерзание журналистам. А ушлые писаки своего не упустят, значит, до завтра девчонка из варьете должна быть или под арестом, или с железным алиби.
Телефон, между тем, помалкивал, а вот Эйб, наконец, явился. Об этом Кассиди, ухмыляясь, поведал Бойл. Не преминув добавить, что приятель у ирландца «занятный».
- Добрый вечер, - Гален пока был без перчаток, он протянул вышедшему из раздевалки Шапире перебинтованную кумпуром руку. Тот, высокий и нескладный, в майке и шортах почему-то напоминал детективу чертежный циркуль. - Давай, я для начала покажу тебе, что к чему.
Народу в клубе пока было немного, но на одном из рингов двое молодых парней азартно мутузили друг друга, а на другом методично отрабатывал удары профессиональный боксер: там собралась небольшая кучка зевак и слышны были краткие восклицания тренера: руку ниже, работай резче, бей в корпус.
- Это Вилли Джексон, серьезный парень, между прочим, еврей. Среди вашего брата много боксеров. Два года назад в благотворительном матче в Мэдисон Сквер Гарден он проиграл Бенни Леонарду, тоже еврею, говорят, с тех пор мечтает о реванше и титуле чемпиона в легком весе. Так что, Шапира, тебе есть, куда стремиться.
Полицейский, разумеется, шутил. В тридцать лет профессиональные боксеры уже заканчивали свои карьеры, а не начинали их.
- Поэтому, надеюсь, ты в хорошей форме, и твоя подружка дала тебе выспаться, - Кассиди легонько стукнул Эйба кулаком в плечо. Хотя хотелось не легонько. И не в плечо. - Видная девушка. Кто она такая, кстати? Неужели, интрижка на работе?
Между приятельским расспросами и допросом пролегала очень тонкая грань, детектив надеялся, что Шапира не сразу поймет, что собеседник уже ее переступил.

Отредактировано Galen Cassidy (2018-09-15 09:10:39)

+2

24

- Приветствую, - ответил на рукопожатие Шапира, на секунду показалось, что Кассиди сжал его руку сильнее, чем следовало, но Эйб не придал этому значения.
- Ага, покажи мне канаты, а дальше я сам, - усмехнулся Эйб, с уважением переводя взгляд на "еврея Вилли Джексона", - наши люди не только книжки читать умеют, знаете ли; что ж, буду учиться у лучших, - тут он выразительно посмотрел на Галена и махнул рукой в сторону Вилли Джексона.
В лице Кассиди было что-то серьёзное и недоброе, что обычно не свойственно человеку, решившему скоротать вечер за любимым занятием, хотя... может, это всё бокс, кто знает? Атмосфера состязательности была чужда Шапире, с детства мучившему фортепиано - там состязаться требовалось только с самим собой - как не уснуть за гаммами; а накал страстей и адреналин Эйб получал на сцене. Однако на собственной шкуре испытав, что на гаммах и актёрстве в Нью-Йорке далеко не уедешь, по крайней мере, не в Бруклине, Эйб готов был постигать боксёрскую премудрость. Оставалось только выяснить, почему его приятель мрачнее тучи:
- Что-то ты не весел, детектив, гнетёт работа? Но Кассиди уже и сам заговорил о причинах своего дурного настроения: очевидно, они заключались в Рокси Харт, хотя Эйбу очень сильно хотелось заблуждаться.
Шутливо и преувеличенно отведя плечо в сторону, Шапира всё же не успел уклониться от лёгкого удара и решил, что быть честным лучше всего. В конце концов, он уже был виноват в недомолвках. Оставалось надеяться, что Гален не придал этому слишком серьёзного значения.
- Подружка-то подружка, а вот с интрижкой только наполовину. Мы выросли вместе, она заменила мне сестру и, честно говоря, это её интрижки не давали мне спать сегодня.

+2

25

- Да, с красивыми девушками много хлопот, - кивнул ирландец. Сейчас он говорил не как мужчина, а как полицейский. Хотя утверждение в любом случае выходило верным. - Вот и мы сейчас разыскиваем… одну красавицу. По подозрению в убийстве.
Взгляд Кассиди уперся в лицо товарища. Тот, кажется, хочет что-то ему рассказать? Ладно, все эти «кажется» к делу не подошьешь. Слова о том, что та статная брюнетка, которую Гален подозревал во всех тяжких, Эйбу «как сестра», звучали то ли извинением, то ли оправданием, то ли просто воображение некстати разыгралось.
- Ты знаешь, что я свою работу знаю и слова на ветер не бросаю, так что, если повезет, арестую эту дамочку еще до полуночи.  И все это не повод отказаться от тренировки.
Он кривовато усмехнулся.
- Сразу за канаты тебя пустить, говоришь? Что ж, может, ты и прав, сразу почувствуешь вкус настоящего бокса. Только давай сначала займемся твоими руками. И зубами. Мистер Дойл, не в службу, а в дружбу, подберите моему приятелю капу.
Хозяин клуба протянул Кассиди моток спортивного бинта и бесцеремонно, как цыган на базаре, заглянул Шапире в рот.
- Терпи, - предупредил Гален, понимая, что это процедура покажется новичку не слишком приятной. - Капа - это накладка, защищающая верхнюю челюсть.  А то мало ли что. Жаль, что на нос ничего еще не придумали.
Джим басовито хохотнул, определенно, внушительный иудейский нос Эйба многих лишил покоя.
- Давай мне руку, - велел тем временем Кассиди, усадив товарища на длинную скамью у стены. -  И запоминай, что я делаю.
Он накинул Шапире петлю на большой палец, протянул бинт через внутреннюю сторону кисти и начал оборачивать вокруг запястья. 
- Так что, говоришь, за женские интрижки не давали тебе спать?

+2

26

Мрачные мысли Галена, о которых Шапира смутно догадывался, оказались подкреплены вполне себе серьёзным поводом: слов он на ветер не бросал, шутить и увиливать было бы глупо да и бессмысленно. Шапира уже пожалел, что  разыграл тот спектакль на улице, но тогда ситуация требовала; а сейчас...Сейчас он ёрзал на скамье и действительно говорил извиняющимся тоном. Головоломка сложилась: Рокси, бледная как смерть, Гален, разыскивающий подозреваемую. Похоже на этот раз миссис Харт попала в крепкий переплёт. Памятуя о том, что чистосердечное признание смягчает наказание, Эйб решил рассказать всё как есть. Он был уверен, что Рокси невиновна, но, утаивая факты от Кассиди, чувствовал, что это не приведёт ни к чему хорошему; более того, такой расклад совершенно претил и душе и совести Шапиры.
Подошёл мистер Дойл и привычно бесцеремонно закинул Эйбу голову, заглядывая в рот:
- Я думал, дарёному коню в зубы не смотрят, но если вы волнуетесь, они все целые, - съязвил Эйб отчасти потому что взгляд хозяина клуба чересчур долго задержался на его шнобеле, а вся процедура напомнила случай из жизни кишинёвского рынка, куда Аврум мальчишкой бегал по воскресеньям - мужики из окрестных сёл обычно так торговали себе лошадей, в этом было что-то очень мужественное и первобытное, недоступное сыну еврейского провизора. Наверное, именно это и задело сейчас Шапиру, обычно любящего посмеяться и над собой и над еврейством.
Хозяин клуба хмыкнул, а Эйб вернулся к Галену, наблюдая, как тот особым образом перебинтовывает ему руку:
- Смотрю, запоминаю, - кивнул Шапира, - интрижки...Всем интрижкам интрижки. Ты не поверишь тому, что я собираюсь тебе рассказать, но для начала мне необходимо убедиться, что Рокси Мейерсон, моя знакомая, будет в безопасности.

+2

27

Имя, которое назвал ему Эйб, немного отличалось от того, что узнал сам детектив, но Кассиди почти не сомневался в том, что речь пойдет о той самой, интересующей его даме. Он невольно глянул на часы на стене спортзала. Крупные черные цифры на белом циферблате, такие разглядишь даже после нокаута. Что там в варьете, опознал ли подозреваемую свидетель?
Эксперты собрали в «люксе» коллекцию отпечатков пальцев, и если среди них найдутся, - а они, наверняка, найдутся, - пальчики примы «Трефового Валета», положение ее сделается очень и очень незавидным.
- Я очень доверчивый человек, - продолжая бинтовать Шапире руку, Гален слегка дернул плечом, изображая то ли иронию, то ли насмешку. - Служба приучила, знаешь ли. Однако, мне чертовски любопытно, как именно ты собираешься убедиться в том, о чем беспокоишься.
Давать обещания авансом, не выслушав «удивительную историю» Рокси Мейерсон, полицейский не собирался. Даже приятелю. Тем более приятелю, который в этой истории пока непонятно, на чьей стороне. И тем более в деле об убийстве бизнесмена и местечкового политика.
Дойл принес футляр с капой.
- Вот эта должна подойти.
Он протянул футляр Шапире, но Кассиди перехватил его руку. С резиновой вставкой во рту Эйб точно не сможет разговаривать.
- Сам ему вставишь? - ухмыльнулся Джим. - Это по-товарищески. Берегись его, парень, - напутствовал он Шапиру. - Раз он так тебя обхаживает, лупить будет всерьез.
- Может и буду. Но пока мы просто разговариваем.
Бывший боксер покачал головой и отошел подальше, чтобы избежать упрека в излишней любознательности. «Нашли тоже место и время для болтовни», - читалось на его грубоватой физиономии укоризненное.

Отредактировано Galen Cassidy (2018-09-20 08:42:49)

+2

28

- Мда, о таких вещах надо говорить за выпивкой, а не в боксёрском клубе... Но раз уж ты начал, нечего тянуть. Шапира втянул в лёгкие воздух, как бы набираясь храбрости и перевёл взгляд на хозяина:
- Обождите, мистер Дойл, нос мне уже ломали совсем недавно, да и с мордобоем мы тянуть не будем, - Шапира невесело засмеялся и только произнеся эти слова понял, зачем Галену понадобилось звать его в клуб именно сегодня. Что ж, если на то пошло, имеет право... Эйб, однако, надеялся обойтись сегодня без крови. Можно было бы вспомнить Авраама и Исаака, но ни в сыновья ни в отцы один другому не годился. А слишком Голиафом Шапире, и так возвышающемуся над ирландцем, как каланча, быть не хотелось.
- Ты хочешь короткую или длинную историю, Гален? Ни та ни другая тебе не понравятся, но расскажу, пожалуй, длинную, так может подоплёка моих действий покажется яснее. Начну издалека, поэтому придётся подольше посидеть перед рингом, - продолжал Шапира, усаживаясь поудобнее на длинной скамье, насколько это вообще было возможно. Сейчас уместно было бы сказать о монологе, только Эйб его не готовил и не заучивал, а говорил как на духу:
- Я не знаю, успел ли я рассказать, но всю мою семью в России убили казаки, это что-то вроде царской кавалерии, бешеной кавалерии, вот они очень сильно не любили евреев, убили и отца, и сестру с матерью. Я чудом выжил, потому что приехал к тёте с дядей в Нью-Йорк. Уже в Нью-Йорке меня познакомили с Рокси Мейерсон, она была совсем малявка, ну мне казалось, и всё никак от меня не отставала, обычное дело, я сначала досадовал ужасно, а после привык. Я играл в школьном театре, она пела в пуримшпилях. Идиллия. Она тоже жила в Нью-Йорке с тёткой, родители остались в Атлантик-сити, я так думаю, и её тётя и моя хотели нас поженить, но мы для этого были слишком одинаковые, а вот дружбу на всю жизнь они нам обеспечили. Потом Рокси выдали замуж за Рейфа Берковича, мы вместе ходили в ешиву, но я больше спал на уроках, а он всё читал книжки, всегда был странный, б-гобоязненный в двадцать лет, ну это несерьёзно! Он так и умер над книгами, запустил воспаление лёгких, лечился молитвами. Форменный псих, но гениальный! А Рокси всё пела и пела, её заметили и пригласили в кабаре, потом она и меня туда привела, я как раз закосил вступительный экзамен в драматическую академию. Не буду отягощать тебя множеством деталей, скажу только, что я многим обязан Рокси и я пообещал себе за ней присматривать, у неё всегда были беды с кавалерами - их было слишком много, но во всех Б-г забыл добавить щепотку то одного то другого, это так говорит моя тётя, никчёмные они были в общем. Ну она устала, может из-за Берковича, а может просто так решила, что все евреи проклятые и вышла замуж за гоя. Это был скандал страшный, но она мало кого спросила, доверилась только мне, а я был рад. Она уехала с ним. Деталей я не знаю, но мистер Харт умер, не оставив ей ничего, кроме фамилии. Снова началась череда богатых ухажёров, я тут тоже особо не лез, пока она не позвонила мне посреди ночи и, заливаясь слезами, сказала, чтобы я ехал к "Насионалю". Я приехал, на неё страшно было смотреть. Сказала только, что теперь её подозревают в убийстве. А тут ты - пришлось ломать комедию, но я не мог иначе - бедная, еле на ногах держалась!.. Отвёз к её тётке, она рассказала, что ухажёр пригласил в отель, цветы, колье, красивые слова, она пошла мерить цацку в ванную, тут - шум, выстрел, двое мужчин, какие-то головорезы, спряталась, потом они ушли, не заметили её, каким чудом - не знаю. Но она не лжёт - слишком много деталей, слишком напугана, да и не может Рокси убить человека! - наконец с жаром выпалил Шапира. Он говорил быстро, но горячо и под конец удивился, что на всю эту мегилу ему хватило дыхания.
- Такие дела, друг. А теперь можно получить по морде, ты ведь за этим меня сюда позвал? - в его последних словах не было ни доли иронии, Шапира чувствовал, что опоздал с откровенностями и сейчас любая попытка быть честным выглядела бы оправданием. Эйб уже пожалел, что рассказал всю предысторию, как будто давил на жалость, но отступать было поздно и лучше уж так, чем по-другому.

+1

29

Кассиди слушал приятеля и думал о том, что он, конечно никогда не надеялся, что Шапира почувствует вкус к полицейской работе, но жизнь, как нарочно, преподносила конферансье уроки прямиком по пособиям из полицейской академии. Нынешний урок был о том, что куда проще подозревать и обвинять в преступлении женщину, вроде миссис Меррит, немолодую, не слишком располагающую к себе а, главное, совершенно незнакомую, чем смириться с действительностью, в которой близкий и небезразличный тебе человек может совершить преступление.
«Плачет и напугана».
Женщины, черт их побери, плачут и выглядят напуганными так же легко, как помадой пользуются. Слезы - отнюдь не гарантия невиновности.
Не то, чтобы Гален не верил в то, что все рассказанное ему Эйбом, могло произойти именно так. Беда в том, что убийство могло случиться как угодно иначе. И, кажется, нет никаких доказательств, что миссис Харт поведала своему давнему знакомому правду. Кроме внутреннего убеждения в этом самого Шапиры.
- По морде ты получишь, это само собой, - буркнул он. - У тебя был целый день, чтобы мне позвонить. И скажи спасибо, что я не считаю тебя соучастником преступления. Если эти таинственные убийцы вообще существуют, и твоя подружка рассказала бы мне о них еще вчера вечером, может, они бы уже сидели за решеткой. Но поскольку не рассказала, за решетку отправится она сама. Не беспокойся о том, что это ты ее выдал, - ирландец поднялся со скамьи, разминая плечи. - Я позвал тебя в клуб не только для того, чтобы бить. Скорее не хотел, чтобы ты мешался под ногами у полиции в «Трефовом валете». Там сейчас наш сотрудник со свидетелем. Если свидетель опознает Рокси, варьете она покинет в браслетах. И мне не нужны сложности… с ее друзьями, вроде тебя. Я никогда не понимал, почему люди в положении этой женщины убеждают себя, что их не найдут, - в сердцах резюмировал Кассиди. - Надеюсь, ты не давал барышне полезных советов уехать из Нью-Йорка и на время перебраться, например, к родителям в Атлантик-Сити?

+2

30

- Ну, что сказать, за последние пару месяцев получать по морде стало для меня обычным делом, тем более, заслужил, - невесело ухмыльнулся Шапира, перед Галеном было совестно и Шапира по давней привычке мрачного резонёра собственных действий то ли смеялся над собой, то ли извинялся перед Кассиди, выходило паршиво, как ни крути. Друг из него получился никчёмный да и защитник прямо скажем никудышный, лицо уже было не спасти - оставался старый испытанный библейский способ - посыпать голову пеплом.
Понимая всю серьёзность положения, он сказал виновато и очень глупо:
- Мне жаль, она правда мне как сестра. За такое идиотское оправдание Шапира и сам бы дал себе в морду, но к сожалению, такой финт исполнить было тяжело.
Перспектива для Рокси была явно плачевной. Шапира сокрушённо покачал головой, глядя на приятеля:
- Люди в её положении как правило напуганы, а природа страха такова, что он порой толкает нас на самые глупые поступки...
Знаешь, в детстве я терпеть не мог солдат и полиции, а когда перебрался сюда даже зауважал некоторых, но не все люди могут жить с холодной головой, что бы ни случилось: страх, паника и внезапность всему виной.
А Рокси...Ей я уехать не советовал, но я бы кое-что посоветовал себе. Шапира собрался с духом:
- Прости меня, я поступил чертовски паршиво, но семья есть семья. Эйб протянул ирландцу руку. На ринге напротив двое парней методично отрабатывали удары, остальные тоже либо были в спарринге, либо готовились к нему. Боксёрский клуб, разумеется, не располагал к долгим разговорам, но Шапира чувствовал, что допрос ещё не кончился.

+1

31

Глядя на протянутую ему руку, Кассиди заметно колебался. Он все еще был обижен и раздосадован, вопреки здравому смыслу, утверждающему, что крепость дружбы проверяется временем, и все то, что связывает его с Шапирой, до настоящей дружбы еще не доросло. А значит, и злиться не на что, каждый волен поступать, как считает нужным. Тем более, после того, как он посадит певичку, их приятельским отношениям конец, тут даже к гадалке не ходи. А ведь он ее посадит?
Если миссис Харт рассказала Эйбу правду, то в данный момент для нее и правда бОльшую опасность представляли представители закона, а не убийцы, чудом упустившие свидетельницу. А завтра утром все будет зависеть от него. Или он, инспектор Кассиди, скажет журналистам, что арестована подозреваемая, а дальше полицейская машина наберет обороты, подминая под себя Рокси, и уже неважно будет, виновна она, или нет: департамент в состоянии сфабриковать нужные следствию улики, особенно когда департамент кровно заинтересован в бытовых мотивах убийства. Или же он расскажет, что у следствия имеется свидетельница преступления. И это, возможно, спровоцирует настоящих преступников как-то проявить себя. По крайней мере,  попытаться выяснить, о ком речь. В любом случае нужно было допросить приму варьете до наступления грядущего дня, Иначе непонятно, на какие фигуры полиция может рассчитывать в этой шахматной партии.
- Хорошо, - вздохнул Гален. - Мне нужно будет поговорить с твоей «сестрой», а вот в участке или нет, зависит от тебя, Эйб. Если ты, действительно, хочешь ей помочь, не останавливайся на полпути. Я могу не санкционировать пока официальный арест мисссис Харт, но только в том случае, если ты сам привезешь ее ко мне. Или к себе на квартиру, если хочешь. В любое место, где мы сможем поговорить. По рукам?
На этот раз его рука поднялась в ожидании рукопожатия, потому что речь шла уже не только об извинениях и признании прошлых ошибок, а о том, что случится в будущем.

+1

32

Стоя с протянутой для рукопожатия рукой, Шапира видел, как Гален колеблется и, кажется, знал отчего. Словом, обвинить Кассиди в излишней подозрительности он не мог, стало только ещё более противно от самого себя, но сокрушаться было поздно.
Куда как более туманную область представляла бюрократическая машина: единственное, в чём Эйб был совершенно уверен, так это в том, что доблестной полиции Нью-Йорка не составит труда упечь Рокси за решётку или сфабриковать дело даже при отсутствии веских доказательств (а в случае с убийством на Манхэттене доказательства найти было не так уж сложно).
  Кассиди, как и всегда предлагал вещь вполне разумную, да и первая сделка с совестью, честно сказать, уже доставила Шапире немало неприятностей. Конечно, помочь следствию будет самым правильным делом - убеждал себя Эйб, но что-то внутри останавливало его, поэтому поднятая рука так же картинно замерла в воздухе, пока воображение рисовало Лаэрта и поистине шекспировский конфликт долга и страсти. Решив, что всему виной спёртый воздух боксёрского клуба и пора перестать смотреть грошовые пьески в Центральном Парке, Эйб очнулся и неопределённо дёрнул рукой, в надежде скрыть замешательство.
Что это он? Так ты поможешь полиции, а в первую очередь - Рокси.
- Я согласен, - запоздало ответил Шапира, пожимая протянутую руку. Комично, должно быть, смотрелись они со стороны - театральная постановка, греческий размах на фоне тренировочных апперкотов и нокдаунов - ахейцы, берущие Трою в засаленных кирпичных стенах бруклинского подвала... Шапира в очередной раз поймал себя на мысли, что надо было во что бы то ни стало становиться актёром и если и изображать бокс - только не всамделишный.

0

33

Полицейский со своей стороны не отличался подобной тонкостью натуры, да и, чего греха таить, эрудицией, поэтому тени великих греков его не тревожили. Беспокойство доставляли куда более банальные и практичные вопросы: явится ли миссис Харт сегодня на работу, опознает ли ее портье из гостиницы и не проявит ли его коллега излишнего рвения в соблюдении законности. Все же Кассиди фактически только что пообещал, что повремени с арестом подозреваемой. Хорош же он будет, если в этот самый момент Портер, так и не удосужившись перезвонить напарнику, уже надевает на Рокси наручники. При этом самому звонить в варьете означало провалить всю операцию.
«Что ж, как будет, так будет», - в конце концов решил ирландец, завершая разговор, протянул Шапире капу. И, подавая новичку в спортивном рукоприкладстве пример пользования оной, вставил себе в рот кусок защищающей челюсть прозрачной резины с не самым приятным, скажем прямо, привкусом. Что поделаешь, зубы дороже.
Мистер Дойл, ухмыляясь, принес им перчатки и указал на освободившийся ринг.
- Тебе-то эта штука не к чему, - хмыкнул над ухом Галена. - Вряд ли ваш дружок доберется до вашей морды, детектив.
Кассиди в ответ пробормотал неразборчивое, должное означать: «новичкам везет». Как ни странно, хозяин клуба его понял. Понял он и то, что объяснять, что и как происходит на ринге, придется ему.
- Ладно, парни. Я побуду вашим рефери, стало быть, буду говорить, ты, сынок, демонстрировать, а ты, - он смерил Эйба оценивающим взглядом, - извлекать из происходящего уроки. Итак, боксерская стойка…
После этого он долго рассказывал о положении ног, согнутых коленях, приподнятой пятке, о том, как правильно держать руки и как двигаться, тыкал пальцем в Кассиди, пытался поставить Эйба «как надо», и, наконец, махнул рукой, разрешая боксерам их якобы бой. Гален тут же сделал то, что собирался, то есть зарядил приятелю пару раз по корпусу и как следует хуком слева.
- Мне легче, - вынув капу, сообщил он. - И если ты рассчитываешь на реванш, Шапира, то тебе придется попотеть в спортзале.
- Мистера Кассиди к телефону, - из-за канатов Галену помахал какой-то парнишка - помощник Дойла, наступило время сдержать свое обещание.

Эпизод завершен

+1


Вы здесь » 1920. Потерянное поколение » Сыгранное » The Best Day to Die


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC