1920. Потерянное поколение

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1920. Потерянное поколение » Сыгранное » The best day to die


The best day to die

Сообщений 1 страница 20 из 33

1

Today is Valentine's Day. Or, as men like to call it, extortion day. ©
https://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/2//70/560/70560830_c1f413b2c6cdt.jpg
Участники: Galen Cassidy и Roxi Hart;
Время и место: Отель "Насиональ", номер-люкс для новобрачных, в дальнейшем - улицы Нью-Йорка, гримерка Рокси, 14 февраля 1920 года;
Погода: мокрый снег, северный пронзительный ветер, свинцово-серое небо;
Этот праздничный день должен был быть наполнен исключительно приятными сюрпризами, но судьба распорядилась иначе. И кто знает, что ждет впереди детектива и приму "Трефового валета", чья встреча произошла не по доброй воле, а по стечению неумолимых обстоятельств.

+3

2

Гостиничный номер был буквально завален цветами, аромат роз в таком количестве сделался удушливым и вызывал желание как следует проветрить комнату, но мистер Стемпфелл рассуждал иначе. Этот цветник в середине февраля обошелся ему недешево, между прочим.
- Это все для тебя, моя дорогая, - широким жестом креза мужчина указал даме на великолепие гостиничного люкса: зеркала, цветы, свечи, добротная кожаная мебель, большой камин и шампанское на леднике. Преуспевающий промышленник, политик и член городского совета, он многое мог себе позволить, когда дело касалось любимой слабости мистера Стемпфелла: женщин. Все, кроме разве что женитьбы, потому как стареющий сластолюбец был давным-давно женат, и почтенная супруга его пока еще не собиралась в лучший мир. Эта благоразумная женщина, надо отдать ей должное, предпочитала закрывать глаза на то, что не имела возможности исправить, сохранив таким образом свой брак и избавив мужа от скандалов, дурно влияющих на карьеру, репутацию и нервы. 
Итак, мистер Стемпфелл любил женщин, был всегда неизменно щедр со своими любовницами и вдвойне щедр с теми красавицами, которых он еще только собирался затащить в свою постель. Последние шесть недель внимание промышленника занимала блистательная миссис Харт, прима варьете «Трефовый валет». Горячая штучка, вокруг которой увивалось немало поклонников, так что Стемпфеллу пришлось изрядно поломать голову и тряхнуть бумажником, чтобы произвести впечатление на чаровницу. Сейчас ему казалось, что он вплотную приблизился к моменту долгожданной капитуляции последних бастионов миссис Харт. Которая благосклонно приняла приглашение провести со своим настойчивым воздыхателем самый романтический вечер в году, вечер 14 февраля. И, более того, провести его не в ресторане, у всех на виду, а в этом люксе на Манхеттене.

- Я не стану тратить свое время, отвечая на идиотские вопросы, - огрызнулся Гален на очередной пассаж преследующего его с момента выхода из участка репортера.
- Мне так и написать? - не унимался настойчивый корреспондент «Дирборн индепендент».
- Да, так и написать. Дешевые писаки отнимают время у полиции и тем самым подвергают честных граждан Нью-Йорка опасности.
Можно было поговорить и повежливее, но эта «Дирборн индепендент», газета, с прошлого года принадлежавшая магнату Генри Форду,  несказанно раздражала детектива. Автомобили Форда, напротив, Галена ничуть не раздражали, поэтому он в сердцах хлопнул дверью, отгородившись ею и от мокрого снега, и от назойливого репортера.
- Кассиди!
- Вместо ответа полицейский показал в окно средний палец, пыхнул на газетчиков выхлопом чихнувшего двигателя и укатил в ночь.
- Ты это сфотографировал? - Возмущенно осведомился у своего спутника-фотографа репортер Рон Риджес.
- Нет, но ты не волнуйся, думаю, он еще не раз тебя пошлет.
- Наглый гавнюк!
- И ты ничего ему не сделаешь, Рон, - фотограф хлопнул разозленного Риджеса по плечу. - Не забывай, что нам позволено злословить только о евреях. Иначе - фюить - прощай, работа…

- И это тоже…
Последний и победоносный, по мнению Стемпфелла, залп артиллерии. Большой бархатный футляр, а в нем -  колье знаменитого французского ювелира Мобуссена, где закрепленные в платиновую оправу бриллианты чередовались с прекрасными жемчужинами, мерцая в свете свечей. Стемпфелл, не совладав с приступом тщеславия, открыл футляр сам и протянул его Рокси уже открытым, чтобы как следует оценила.
- Позволишь помочь тебе его примерить?

Отредактировано Galen Cassidy (2018-06-25 00:10:39)

+2

3

- Боже, какая прелесть! Вы такой милый...., - изображать восторги, которых вовсе не чувствуешь? Умеем, практикуем. Не то что бы мистер Стемпфелл был глубоко противен мисс Харт, нет. Из всех имеющихся на данный момент ухажеров, он был наиболее перспективным и с готовностью тратившим деньги на столь дорогие женскому сердцу мелочи.
К тому же, как раз накануне дня святого Валентина, Рокси умудрилась поцапаться с дружком, а сидеть в одиночестве и без подарка ей категорически не улыбалось. Шансов на то, что милый быстро одумается и прилетит на крыльях страсти с бриллиантовым колье в кармане и десятком орхидей в зубах, не было, так что Рокси, как девушка практичная, предпочла синицу в руке орлу в небесах. Тем более что синица, судя по количеству роз в номере, обобрала все оранжереи на десять миль вокруг.
- Какие чудные цветы! Замечательный сюрприз! – в качестве маленького вознаграждения мистеру Стемпфеллу прилетел смачный поцелуй в намечающуюся лысину. Со следом от ярко-красной помады примы политик выглядел настолько забавно, что Рокси чуть не захихикала, что было бы ошибкой с ее стороны и испортило бы все впечатление от изображаемых восторгов.
- Вы просто динамит, мистер Стемпфелл! – продолжала веселиться прима. Тем временем ухажер включил тяжелую артиллерию, и вот здесь ему таки удалось затронуть определенные струны тонкой души Рокси. Притворные восторги сменились настоящими, и мисс Харт поспешила примерить подарок.
- Да, да, да, конечно же! Оно так прекрасно! – колье удивительно шло приме, так что щедрого ухажера одарили еще одним поцелуем. А затем еще одним, и еще одним, постепенно приближаясь к тому, ради чего, собственно, мистер Стемпфелл и раскошелился сегодня. Однако Рокси не была бы Рокси, если бы не посчитала правильным чуточку растянуть ожидание и тем самым довести политика до нужного градуса:
- Я оставлю тебя на минутку, милый, - промурлыкала дива, ловко выскользнув из объятий разгоряченного кавалера и скрываясь за дверями, ведущими в ванную. Там, присев на край ванной, облицованной мрамором, Рокси принялась любоваться собственным отражением в зеркале.
- А ты, скотина, еще пожалеешь! – прошипела дива сквозь зубы, поворачиваясь то так, то этак и представляя, как взбесится дружок, и как позеленеют от зависти заклятые подруги в варьете.

+2

4

Когда прелестница исчезла, мистер Стемпфелл тоже направился к зеркалу полюбоваться собой. Что ж, порой мужчины тоже мнят себя неотразимыми, особенно мужчины, которым хватает денег оплачивать всеобщее восхищение окружающих.
И пускай преуспевающий делец и политик был уже заметно грузноват и начал терять шевелюру, он благосклонно улыбнулся своему отражению, ослабил узел галстука, - от поцелуев миссис Харт Стемпфеллу сделалось жарковато, и не только в штанах, - и аккуратно стер с покрытой испариной залысины боевой трофей - след алой помады. Не исключено, что именно этот мелочный аккуратизм поклонника в дальнейшем спас его гостье жизнь.
В дверь номера постучали.
- Я же велел не тревожить меня, - рявкнул Стемпфелл, тщательно расчесывая на пробор то, что на его голове еще можно было расчесывать. - Что вам нужно?
- Ваш ужин, сэр, - отозвался из коридора молодой голос с характерной для вышколенной обслуги патокой подобострастия в тоне.
Никакого ужина мистер Стемпфелл еще не заказывал, но в «Насиональ», бывало, администрация лезла из кожи вон для того, чтобы предугадать желания своих постояльцев. Особенно тех, кто не скупились на номера-люкс. А может это Рокси со своей стороны решила сделать ему ответный сюрприз?
Все еще не решив для себя, как ему встречать официанта: с гримасой надменного недовольства или с чаевыми, мужчина пошел открывать дверь. Привычно глянул в глазок, - осторожность есть осторожность. В коридоре дожидался смазливый набринолиненный юноша из тех, что иногда присылают клиентам вместо девочек, с бабочкой на шее и полотенцем через плечо.
- Ну, что тут у тебя?
Тележка с накрытым мельхиоровой крышкой подносом вкатилась в номер, но взглянуть на ужин мистер Стемпфелл не успел. Потому что следом за официантом в комнату ввалились два широкоплечих типа, они сходу врезали опешившему Стемпфеллу в солнечное сплетение, а потом грубо швырнули его, обмявшего и судорожно хватающего ртом воздух, в ближайшее кресло.
- Что?.. За что?... Я же сделал все, о чем договаривались, - просипел Стемпфелл, лицо его посерело от ужаса.
- Наверное, не все, - предположил один из незваных гостей. Он с отвращением оглянулся, осматривая номер. - В этом любовном гнездышке только скрипача не хватает.
Спутник его молча пожал плечами и завел патефон.

Отредактировано Galen Cassidy (2018-06-30 22:45:46)

+2

5

Вдоволь налюбовавшись своим отражением в зеркале, мисс Харт принялась рассматривать собственные ногти, прикидывая, не пора ли освежить маникюр. Однако и здесь было все в порядке, так что Рокси, полностью удовлетворившись увиденным и дотянув время до одной ей известной точки, уже было собралась выпорхнуть из ванной.
Осуществить намеренье ей помешал странный шум, раздавшийся за дверями. Затем послышались мужские голоса с весьма характерными интонациями, и мисс Харт, что называется, спинным мозгом ощутила, что сегодня кого-то будут бить. Возможно, даже ногами. Посему лучшим выбором было не обозначить никоим образом своего присутствия. А там как карта ляжет.
- Так-с, на компанию я не соглашалась, - проворчала мисс Харт, на цыпочках подбираясь к двери в ванную, благо, та была закрыта неплотно. Как будет сказано в одной известной книге, подслушивая, можно узнать много интересного. Так что Рокси замерла, прильнув к двери, навострила ушки и с жадностью наблюдала за разворачивающейся в номере драмой.
Вновь пришедшие были мужчинами серьезными, дело свое знали и теперь под сладкую музыку, лившуюся из патефона, обрабатывали щедрого мистера Степфелла. Грешным делом Рокси решила, что это ненаглядный взялся за ум и в припадке ревности решил порешить соперника, однако ни Багси, ни кого-бы то ни было из «друзей семьи», как деликатно именовала гангстеров Лучано миссис Голд, в поле зрения не наблюдалось.
Гости были незнакомыми и весьма, весьма серьезно настроенными, так что мисс Харт струхнула и принялась прикидывать возможные пути отступления. Она знала, что свидетелей не любит никто, и не факт, что имя Лучано сыграет за нее. По всему выходило, что бежать нашей диве особо некуда – номер находился на одном из верхних этажей, окна были закрыты наглухо, начни она их открывать – поднимется шум. С другой стороны, Рокси могла попробовать уйти по карнизу, но она достаточно выпила сегодня и не была уверена в том, что сможет отработать такой акробатический этюд без ошибок. А ошибки на высоте не прощаются.
Так что пока наша прима предпочла замереть на месте, наблюдая за происходящим и забывая дышать. Рокси считала себя достаточно удачливой, так что а вдруг пронесет? А если не пронесет – проблемы будем решать по мере их возникновения.

+2

6

Разыгравшаяся в «люксе» драма не продлилась долго. Смазливый официант заглянул в спальню проверить, есть ли кто, а заодно принес оттуда кокетливую атласную подушку. Он швырнул свою добычу одному из своих суровых спутников, и тот, использую подушку в качестве глушителя, три раза выстрелил через нее в мистера Стемпфелла. Патефон продолжал играть на всю громкость, приглушенные звуки выстрелов органично вплелись в мелодию модного джаз-банда, подушку убийца сунул под мельхиоровую крышку обеденного подноса, ноги Стемпфелла еще какое-то время подергивались в конвульсиях, но агония была короткой.
- А где же его шлюха? - С недоброй ленцой поинтересовался один из незваных гостей. - Для кого все эти цветы и шампанское?
- В номере никого нет, - откликнулся официант. - Я проверил.
Проверял он не слишком тщательно, но постель не была разобрана, шампанское еще не открывали, а из ванной не слышалось шума воды. Ну и главное, женщина, окажись она свидетельницей происходящего, наверняка бы как-то выдала себя, например, испуганно вскрикнула. Но в «люксе» было тихо, если не принимать во внимание надрывающийся патефон.
- Может, вышла куда-нибудь, - предположил смазливый. - Или еще не явилась вовсе. В любом случае она скоро появится и поднимет визг, как бабы это любят. Так что сваливаем отсюда.
И покатил к выходу свою тележку.
Через минуту ни в номере, ни в коридоре уже никого не было, только на дверной ручке «люкса» раскачивалась табличка «Do Not Disturb».

На белоснежной, тщательно накрахмаленной рубахе мистера Стемпфелла во всю грудь расползалось кровавое пятно, а в широко распахнутых глазах его даже в посмертии отражался ужас и изумление. Он больше не был неотразим, просто мертвец, еще и обделавшийся со страху перед своей кончиной.

Отредактировано Galen Cassidy (2018-07-04 22:17:13)

+2

7

Приглушенно прозвучал первый выстрел, за ним – второй, и Рокси поспешила зажать себе рот, что бы не дай Бог не вскрикнуть, привлекая к себе тем самым ненужное внимание. Прима лихорадочно вспоминала слова молитвы, но дальше чем «..и защити нас от лукавого» так и не продвинулась.
К счастью, Небеса нынче были добры даже к таким заблудшим созданиям, как Рокси Харт, так что нежданные гости ушли так же быстро, как и появились. Рокси, не веря своему счастью, сделала осторожный шаг из ванной. А затем еще один. И еще один. В сторону покойника она старалась не смотреть. Не то что бы мисс Харт боялась вида крови, жизнь преподносила ей разные сюрпризы, но особого желания любоваться остывающем телом у нее не было.
Дрожащими пальцами Рокси проворно застегивала пуговицы платья, затем поправила перед зеркалом макияж и небрежно сунула коробочку от подарка в карман пальто. В конце концов мистеру Степфеллу она уже не понадобиться, не так ли?
- Так…и куда теперь? – вопрос был не праздный. Позвонить Папочке, что бы тот вытащил её из передряги, Рокси не могла. Багси моментально узнает, что она вытворила и, зная темперамент милого, финал предсказать было не сложно. А уйти от пули здесь и нарваться на нее в другом месте Рокси не улыбалось совершенно.
Перебрав мысленно все варианты, Рокси наконец-то сообразила, куда можно податься в этот «замечательный» день. Прима надела перчатки, и затем аккуратно приоткрыла дверь, ведущую в коридор. В коридоре было пусто, так что Рокси шустро выскользнула из номера и поспешила из отеля на выход. Шляпку она надвинула на самые брови, уткнулась лицом в меховой воротник пальто и покинула отель так быстро, как смогла.
На соседнем углу прима нашла телефонную будку, бросила монетку, которая, к счастью, обнаружилась в кармане пальто, а затем нетерпеливо притоптывала каблучком, ожидая, пока соединят.
- Ну же, старая ведьма, возьми трубку!…., - едва слышно шептала Рокси. Врядли Эйб куда-нибудь нынче подался, но мало ли, может и он сейчас развлекается где-то, пока попавшая в беду Рокси мерзнет тут, не зная куда бежать и что делать.
Длинные гудки сменило характерное "Алло" и Рокси, мигом подобравшись, защебетала, старательно изображая восторг от беседы с миссис Розенблит:
- Добрый вечер, миссис Розенблит, это из "Трефового валета", пригласите, пожалуйста, мистера Шапиро к телефону, а то у нас тут такой ужас, такой ужас! Никак без него не справимся! Душечка, милая миссис Розенблит, пожалуйста, очень жду!
Если бы в Нью-Йорке проводился чемпионат по пустоголовому чириканью, то Рокси заняла бы первое место, оставив далеко позади всех своих конкуренток.

+2

8

Обычно телефонный звонок среди ночи будит весь дом и не предвещает ничего хорошего. В доме Шейны Розенблит телефон позвонил застенчиво и тихо, но вот глас хозяйки не услышать было невозможно; именно он послужил побудкой её многочисленным соседям, раздаваясь в сумеречной тишине гулко и полновесно,  не хуже иерихонских труб.
- Козакес, козакес, погром! Ой гевалт! - истошно заверещала старуха, шаркая по полу в переднюю.
- Уймитесь, Шейна! - донеслось с верхнего этажа, -  вы ж не гусыня у резницкой, - иначе я вызову полицию!
- Ой, аз паралич ир им цинг, мадам Менакер! - в сердцах отозвалась миссис Розенблит, теперь точно разбудив ту половину дома, до который её первый боевой клич не долетел. Телефон прозвонил ещё раз, более настойчиво. Шейна Розенблит протёрла глаза, вернулась в реальность своей бруклинской квартиры, поняла, что казаки - пережиток прошлого, возблагодарила за эту радость Вс-могущего и Моше Рабейну, схватилась за сердце, которое стучало так же сильно, как Муля Шнеерсон - её первый кавалер, насильно бритый в солдаты и ушедший на войну барабанщиком. Всплакнув по Муле и осушив глаза кружевным платочком, она, наконец-таки направилась к телефону, который к этому моменту уже разрывался от натужного дребезжания.
Миссис Розенблит сняла трубку и услышала сладкий женский голос, она была страшно недовольна и разобрала только "Шапира" и "Трефовый валет". "Шапира, от а мамзер! Что он здесь устроил!"
- Мистер Шапира! Нох а мейдле фун ирен шмарнхайзл фар арбет кан ништ он ир эпес аройсмахн! - прокричала она, распахнув дверь своей квартиры настежь. Заспанный Эйб Шапира в полосатой пижаме уже стоял в дверях.
- Мистер Шапира, я думала Вы спите! Так Вы  уже бежите или даме подождать, пока Вы повяжете галстук? - злорадно осведомилась миссис Розенблит, передавая трубку.
- Это варьете, миссис Розенблит, варьете! Я работаю в варьете! - прокричал Эйб вне себя от злости, обречённо беря телефон.
- Я слушаю!

Отредактировано Abe Shapira (2018-07-24 23:07:46)

+2

9

- Аврум, ну наконец-то! – Рокси была настолько испугана, что, забывшись, назвала Эйба именем из прошлого. Она крайне редко к нему обращалась подобным образом и исключительно в минуты особого душевного волнения. Случай нынче был самый что ни на есть подходящий, не так ли? «Отче наш» сменил «Шма Исраэль» и Рокси чуть было не прикрыла рукой глаза, но тут же опомнилась, что телефонная будка – не самое подходящее место для внезапного приступа благочестия.
- У меня…проблема. Пожалуйста, забери меня, мне срочно нужно с тобой поговорить. Я жду тебя в аптеке на углу…., - дальше последовал адрес и прежде чем повесить трубку, Рокси жалобно прибавила, - пожалуйста, побыстрее приезжай. Мне очень страшно!
Трубка легла на рычаг аппарата, так что до Эйба донеслись короткие гудки.  Прима повесила трубку раньше, чем Эйб мог бы ей отказать. Впрочем, Рокси об этом совершенно не думала. Эйб старше, Эйб умнее, Эйб – старший брат, поэтому он поможет. Эйб свой, даже если она сама от этой части себя попыталась отказаться много лет назад. 
Запахнув поплотнее пальто, прима поплелась в аптеку, не замечая, как пачкаются в уличной грязи любимые ботиночки. В аптеке она заказала стакан шипучки и, присев за столиком возле самого окна, устало опустила голову на сложенные на столешнице руки. Шляпка сбилась на бок, но Рокси сейчас было не до этого. Мысли примы лихорадочно метались, и ей уже чудилось, что с Эйбом тоже что-то случилось, пока он добирался до места встречи. Или что уже сейчас ее начали искать, и скоро найдут, и прости-прощай привольная жизнь, ведь полиции проще свалить всю вину на нее. А Багси…что же делать с Багси…от одной только мысли о ненаглядном, прима едва слышно застонала.
- Мисс, Вам плохо? Может быть, воды? – наблюдавший за сидевшей за столиком Рокси помощник аптекаря поспешил предложить свои услуги. Судя по всему, дамочку бросил дружок, и теперь она изображает вселенские страдания. Не она первая, не она последняя. Насмотрелся он на таких в аптеке, так что особой жалости к дамочкам помощник аптекаря не испытывал. Зато попытаться сбагрить какой-нибудь лежалый товар под шумок – это за милую душу.
- У нас есть замечательный сироп, лучшее лекарство от дел сердечных, - однако Рокси на уловку не повелась, продолжая безучастно перемешивать соломинкой содержимое стакана с шипучкой, отчего напиток постепенно превращался в обычную подкрашенную воду. Время шло – а Эйба все не было. Ну где же он?

+2

10

Сдавленный голос в трубке послужил сигналом тому, что действовать надо без промедления. Рокси не называла его Аврумом уже лет пятнадцать: Эйб невольно вспомнил их первое знакомство -  Песах, старую квартиру во Флетбуше, себя, важного и напыщенного и маленькую девочку с глазами в пол-лица. Шапира невольно улыбнулся, но сейчас было не лучшее время для того, чтобы предаваться ностальгии. Услышав в трубке глухое, жалобное, почти надрывное: "Элоhейну Адоной эhoд", Шапира понял, что это вопрос жизни и смерти. Он никогда не слышал, чтобы Рокси молилась, тем более, по-еврейски. Подавив минутное волнение, Эйб постарался звучать как можно более спокойно и уверенно:
- Рокси, успокойся, главное, никуда не уходи, я еду. Всё хорошо. Схватив с тумбочки огрызок карандаша, Эйб быстро записал адрес на первом подвернувшемся клочке бумаги, схватил пальто в охапку и прямо в пижамных штанах выбежал на лестницу, на ходу напяливая одежду и путаясь в рукавах. Миссис Розенблит злорадно ухмылялась ему в след:
- От азой, а вайб из ништ кейн рув, зи вет ништ вартн!
Бросив на соседку последний укоризненный взгляд, Шапира сбежал вниз по лестнице; добежав до первой оживлённой улицы, он остановился и громко протяжно свистнул, сунув два пальца в рот:
- Такси, такси!
Такому фирменному свисту мог бы позавидовать любой мальчишка-газетчик. Вскоре подъехала чёрно-жёлтая машина с брезентовым верхом и Эйб уже мчался по указанному адресу, подгоняя таксиста, что было сил. Остановившись у "Насионаля" и наскоро сунув в руку водителю какую-то мелочь, Эйб вдалеке различил несколько полицейских фордов: "Во что же ты вляпалась на этот раз, Рокси Харт?!" - подосадовал Шапира. За углом призывно горела неоновыми огнями витрина аптеки - внутри поблёскивали стройные ряды прилавков, забитые всякой всячиной, c плаката на стекле белозубой улыбкой сияла красотка, потягивающая апельсиновую газировку. Под ней огромными буквами было выведено: "Drink Orange CRUSH". Эйб распахнул стеклянные двери, чуть не бегом направляясь к одинокой фигуре в тёмном пальто и шляпке набекрень:
- Рокси! Что стряслось?! Он крепко сжал её руки.

+1

11

Время тянулось мучительно-медленно, секунды казались минутами, а минуты – часами. Когда же у входа показалась знакомая долговязая фигура, Рокси показалось, что с плеч упал камешек. Эйб поспешно подошел к столику и взял ее за руки, первым делом спросив, что стряслось. Прима чуть было не расплакалась. Она открыла было рот, что бы начать свое сбивчивое повествование, как краем глаза заметила помощника аптекаря. Тот с жадным любопытством выглядывал из-за прилавка. Пожалуй, лишние уши им ни к чему – неожиданно спокойно подумала Рокси и попыталась улыбнуться Эйбу.
- Прости, милый, что тебе пришлось так бежать…просто я потеряла ключи от дома и ума не приложу, как попасть в квартиру. Ты же знаешь, сегодня хорошего слесаря сложно найти, и я даже не представляю, где это можно сделать. Ты ведь мне поможешь, правда? – Рокси щебетала, сжимая пальчиками ладони Эйба, а в глазах светилось отчаянье, тщательно прикрытое веселым тоном.
- Пойдем прямо сейчас. Я так боюсь, что в квартиру залезут воры…., - и прима потащила Эйба к выходу, не отпуская его ладони ни на минуту. Стакан с выдохшейся газировкой так и остался стоять на столике, а помощник аптекаря презрительно фыркнул, как  только парочка покинуть помещение. Это ж надо быть такой идиоткой, что бы из потери ключей устраивать целую бучу! Впрочем, она красивая, а красивым женщинам ум только мешает. И явно капризная, так что от таких следует держаться подальше. Если вы, конечно же, хотите что бы ваш кошелек и ваши мозги остались нетронутыми.
Оказавшись на улице, Рокси машинально поправила шляпку, затем застегнула верхние пуговицы пальто Эйба, что бы тот не простудился в этой сырости. Ей явно было тяжело начать разговор, но другого выхода не было.
- Я не хотела, что бы этот поц наш подслушал, дело слишком серьезное. Поедем ко мне или в какое-нибудь тихое место? Прости, что я тебя сорвала так внезапно, просто…просто я боюсь, что меня обвинят в убийстве. А я этого не переживу, - монотонно проговорила Рокси, всхлипывая через слово. Со стороны казалось, что приму одолел внезапный приступ насморка, но на самом деле она едва сдерживала готовые прорваться в любую секунду слезы.

+2

12

Внезапно парочку на тротуаре, вынуждая зажмуриться, выхватил из темноты свет автомобильных фар, А потом рядом притормозила и сама машина, еще один полицейский Форд спешил присоединиться к тем, что съезжались к «Насиональ».

Детектива Кассиди новость об убийстве в гостинице настигла позже остальных, сегодня он не дежурил, просто некстати перезвонил в участок, где выяснилось, что «судмедэксперт уже выехал», а самому Галену не помешало бы немедленно бросить все, чем он мог быть занят, и мчаться в Манхеттен.
- Может, сердечный приступ? - попытался спасти свой вечер ирландец.
- Точно так, приступ, Кассиди. Три раза в упор, - цинично пошутил дежурный. 
- Ясно, скоро буду, - вздохнул детектив. Повесил трубку и пошел разворачивать мотор. Манхеттен был во всех отношениях неприятным вариантом, а именитый покойник грозил газетчиками, волнениями в мэрии, обвинениями в несостоятельности полиции обеспечить порядок в городе и уберечь честных граждан от бандитов, раздражением начальства и остальным довольно пышным букетом обязательных в подобных историях претензий к копам. Тем более, если три раза в упор. Нет, чтоб в окно выпал, или по пьяни голову раскурочил об толчок. Объявили бы несчастным случаем или самоубийством. Но три раза в упор не самоубиваются. Какая жалость.
Он почти уже добрался до места, неприязненно скользя взглядом по неоновым вывескам и сияющим витринам Пятой Авеню, по людям, ни днем, ни ночью не знающим покоя. Ах, да, сегодня же праздник, кафе принарядились в розовое в честь святого покровителя всех влюбленных: обидно, наверное, получить четыре пули в такой вечер, вместо торта с кремом и жаркого поцелуя… О, ну-ка постойте-ка.
Высокий немного нескладный мужчина внезапно показался Галену знакомым. Шапира? Черт побери, точно он. И не один, потому что праздник.
- Ну-ка, гражданин, предъявите ваши документы! - рявкнул Кассиди из окна Форда. Просто проехать мимо, не поздоровавшись с Эйбом, он не мог. Мертвец, в сущности, уже никуда не денется, покойники - парни покладистые, лежат там, где положили. А пожелать приятелю успешной ночи любви - дело святое.

Отредактировано Galen Cassidy (2018-08-11 02:46:27)

+3

13

- Рокси, что ты такое говоришь?! - Эйб выпучил глаза от изумления. Да, возможно Роксана была слишком легкомысленной, возможно, меняла кавалеров чаще, чем нужно и влипала в сомнительные истории, но ей всегда хватало ума держаться подальше от действительно крупных неприятностей; да и убийство...убить она не могла никогда ни при каких обстоятельствах. Эйб это твёрдо знал. Мысли смешались, но дело было серьёзное: Рокси дрожала мелкой дрожью, то ли от холода, то ли от подступающих слёз, руки были ледяные.
- Конечно, пойдём, прямо сейчас и ты мне всё обстоятельно расскажешь! Ты совсем замёрзла, - Эйб озабоченно оглядел её лёгкое, негреющее пальто, - положи руки ко мне в карманы, вот так, - сказал Шапира, приобнимая её, чтобы согреть. Хоть Рокси и не была маленького роста,  сейчас казалось, что Шапира возвышается над её фигурой словно башня.
Тут совершенно неожиданно Эйбу в лицо ударил яркий электрический свет, полумрак прорезали фары полицейского форда. Щурясь, Эйб угадал в голосящем полицейском за рулём Галена.Он был рад его видеть, но вот время было не самое подходящее: увидев, в каком состоянии Рокси, полицейский наверняка станет задавать неудобные вопросы, на которые та просто не смогла бы сейчас ответить.
- Привет, детектив! Документы в полном порядке! А вы что же, в такой день на дежурстве? «Вот уж верно лучше было бы сейчас попивать виски в приятной компании, а не шляться по промозглым улицам с нарядами.», - подумал Шапира и мысленно пожалел приятеля. Он бросил быстрый взгляд на Рокси, готовую, кажется, разрыдаться, и быстро притянул её поближе, чтобы она могла спрятать лицо у него на плече, одними губами прошептав:
- Подыграй мне!

Отредактировано Abe Shapira (2018-08-02 21:56:43)

+3

14

Полицейский появился настолько неожиданно, что Рокси едва не завизжала на всю улицу. Она с испугу решила было, что уже явились за ней, и едва не выдала сакраментальное «не виноватая я, он сам пришел!», как Эйб быстро сгреб ее в охапку и шепнул, что бы она подыграла. А что, это мы умеем, практикуем, так что Рокси мигом собралась, представив себя на сцене. Это всего лишь игра, и она должна исполнить свою роль с блеском, иначе впору отдавать лавры примы «Трефового валета» этой курве из подтанцовки, которая так и лезет во все щели.
Рокси послушно прижалась к Эйбу, делая вид, что застеснялась столь внезапного свидетеля бурной страсти. Похоже, детектив-то у нас знакомый. Ай-ай-ай, Аврум Шапиро, это когда ж это мы успели обзавестись такими дружками? И знает ли об этом Дана? Впрочем, о благополучии миссис Голд Рокси еще успеет подумать, пока стоило бы ноги унести подальше и, желательно, обе.
- Эйб, милый, мне холодно, а тетушка будет сердиться, если мы опоздаем, - кокетливо прощебетала Рокси, впрочем, все так же не поворачивая голову в сторону Кассиди. Ей было страшно даже посмотреть в сторону детектива.  И хотя умом она понимала, что лучше было бы сейчас не изображать приступы застенчивости, к которым она по определению не склонна, повернуться в сторону полицейского было выше её сил.
- Твой друг простит нас, уверена, - тут стоило бы в лучших традициях жанра послать детективу подходящую к ситуации улыбочку, подхватить Эйба под локоток и скрыться в пейзаже, но ноги категорически отказались нести и Рокси буквально повисла на Эйбе. Со стороны, пожалуй, это выглядело жарким объятием, а на самом деле прима рисковала плюхнуться в грязь. Достойное завершение вечера, не находите?

0

15

- Люди убивают людей и в будние дни, и в праздники, - вздохнул Гален. Он бы и сам предпочел провести этот вечер иначе. - Какого-то бедолагу застрелили в «Насиональ», подробностей еще не знаю, но, кажется, большая городская шишка. Так что в завтрашней газете история будет на первой полосе.
Полицейский поморщился, но остановить газетчиков было не в его власти, эти шакалы своего не упустят.
Подружка Шапиры стыдливо отворачивалась, так что Кассиди никак не удавалось разглядеть ее лица, он видел только, что это высокая стройная женщина, под стать самому Эйбу. И расслышал, что их ждет какая-то тетушка.
- А тебе приказываю погулять и за себя, и за того парня, которому нет покоя от преступников ни днем, ни ночью, - ухмыльнулся детектив. - Увидимся. Доброй ночи, мисс.
И уехал к своим, те уж, верно, заждались.

На этаже на подступах к номеру, где случилось убийство, было людно: ничто так не привлекательно для зевак, как место преступления. Вездесущие репортеры сюда еще, к счастью, не добрались. А два крепыша в форме преграждали коридор так, что за их широкими плечами невозможно было рассмотреть в люксе практически ничего, кроме вспышек лампы полицейского фотографа, с разных ракурсов выворачивающего камеру над телом.
- Что тут у нас? - спросил Кассиди, удивленно обводя взглядом цветы, которыми был буквально наполнен номер. - Праздник, вижу, не задался.
- У нас назревает первосортный скандал, детектив. Убитый Джонатан Стемпфелл, Пятьдесят два года, машиностроительный завод, контракты с армией на снабжение комплектующими бруклинских доков и акции Brooklyn Heights Railroad, член городского совета, к тому же, собирался баллотироваться в мэры на грядущих выборах. Газетчики нас распнут, а парни из мэрии будут гвозди подносить.
- Не хотелось бы, чтобы это оказалось заказное убийство по политической линии, - Гален прекрасно понимал коллегу. - Время и причина смерти?
- Около десяти, выстрелы никто не слышал, но тело обнаружили довольно быстро: в номере не всю громкость играл патефон, там пластинку заело, горничная забеспокоилась, раздражает ведь. Постучала, заглянула… И сразу вся эта суета.
Кассиди остановился напротив мертвеца и принялся его разглядывать: приоткрытый рот покойника, как воронка, был наполнен черной, уже успевшей свернуться кровью, стреляли с близкого расстояния, не оставив Стемпфеллу никаких шансов, все три выстрела были смертельными.
Взгляд детектива сочувственно прошелся по целомудренно застегнутой ширинке убитого. «Розы, шампанское, а тебе, приятель, даже не отсосали. Неудачно вышло». В остальном в дорогом костюме Стемпфелла наблюдался некий бросающийся в глаза ирландцу беспорядок.
- Галстук скособочен, на рубашке пуговица оторвана. И где она? Вижу, вон там, на полу.
- И что?
- Такое случается, когда хватают, например, вот так…
Гален с готовностью продемонстрировал, что он имеет в виду. Коллега сдавленно чертыхнулся.
- Может, ограбление?
- А что, что-то пропало?
Детектив осторожно сунул руку под липкий от крови пиджак мертвеца.
- Бумажник на месте. Ого, мне бы такой.
Пачка крупных купюр впечатляла, и нет, это не ограбление.
Кассиди привычно просмотрел содержимое портмоне из крокодиловой кожи, кроме денег там нашелся свежий чек из ювелирного магазина.
- Это было дорого, - хмыкнул он. - И где же сама цацка?
- Подарил?
- Жене. А потом поехал в это любовное гнездышко розы нюхать.
В разговорах полицейских над телом не было ни грана почтения к мертвецу, хвалебные речи над гробом ему скажут позже, демонстративные горькие слезы прольют тоже. А пока можно было говорить друг другу правду, как она есть.
- В общем так, подружка или не явилась вообще, что было бы странно, учитывая стоимость вот этого всего, - Гален многозначительно обвел рукой «люкс», - или явилась, увидела труп раньше горничной и сбежала, или уже была в номере во время убийства. И поскольку я не вижу второго трупа…
- То она или сообщница убийц, или сама же его и укокошила?
- Почему нет, из револьвера даже ребенок может выстрелить. Так что сherchez la femme, детективы. Заканчивайте тут, я пойду допрошу метрдотеля, горничную и портье, который дежурит сегодня ночью. А потом поеду сообщу семье покойного сногсшибательную новость. И по горячим следам опрошу прислугу, в частности, шофера мистера Стемпфелла. Это человек, который обычно знает о своем нанимателе практически все.

Отредактировано Galen Cassidy (2018-09-03 05:32:33)

+2

16

Хотя Рокси прижималась к нему в порыве картинной страсти, на самом деле она была ни жива ни мертва от испуга: дрожали, казалось, и коленки, и лакированные носы её туфель, даже эгретка ходила ходуном, и хотя могло показаться, что всему виной промозглая нью-йоркская зима, теперь Эйб знал, что собака зарыта куда как глубже. Одной рукой подхватив Рокси, почти готовую бухнуться в обморок, он широко улыбнулся и насколько мог бодро отсалютовал Галену:
- Будет сделано, господин детектив! Удачи ну и преступников чуть меньше, чем обычно! Я бы пожелал, чтобы их не было вовсе, но это же Нью-Йорк, в конце концов, бьюсь об заклад, у него на этот счёт совсем другое мнение.
Дождавшись, пока полицейский форд скрылся за ближайшим поворотом, Шапира выпустил Рокси из объятий, но тут же пожалел об этом - на ногах держалась она неважно.
- Рокси, не терять равновесия, мыслить трезво и спокойно. Я бы сопроводил тебя к себе, как истинный джентльмен, но ты же знаешь мадам Розенблит - попадёшься ей на глаза - пиши пропало - на следующее утро станешь притчей во языцех всех кумушек Бруклина, если не целого Нью-Йорка, а там и до триштатья недалеко - старуха одна сделает голову всей службе Пинкертона. Поедем к тебе? Рокси смотрела на него невидящим взглядом и тупо трясла головой. Заглянув в её полные ужаса глаза, Шапира подосадовал и на себя - что начал целую историю с миссис Розенблит и на Рокси, которая не сводила с него глаз, но помогала мало, и хотя они почти ежедневно виделись в кабаре, можно было подумать, что она выпала из жизни и совсем забыла, как он выглядит. Хотя, это должно быть, было единственной возможной реакцией в виду сложившихся обстоятельств, Шапиру такое бездействие обезоруживало и несколько выводило из себя. Поняв, что на таких дрожках долго ехать не будешь  (в тяжёлые минуты в его голове всегда звучал голос дядюшки с очередной присказкой или житейской мудростью), Эйб подошёл к краю тротуара, увлекая Рокси за собой, и, сунув два пальца в рот, протяжно свистнул, подзывая такси. Вскоре на его заправский свист (не зря он подрабатывал газетчиком после школы) подъехал чёрно-желтый мотор. Открыв Рокси дверцу, Эйб устроился сам и назвал адрес. Женщина примостилась у него на плече и продолжала дрожать мелкой дрожью: её всегдашний безупречный образ femme fatale словно бы уходил с каждой сменой цифр на счётчике таксометра - сейчас она скорее походила на тряпичную куклу или беззащитную маленькую девочку. Ехали молча, только таксист громко сморкался - видимо подхватил простуду и, чертыхаясь, тут же извинялся перед дамой, глядя, впрочем, на дорогу, а не на даму (и слава Б-гу!) Рокси шмыгала носом, всё крепче прижимаясь к плечу Шапиры. Он и сам задремал, но водитель разбудил его чахоточным кашлем и потребовал таксу.
Дом был таким, каким Эйб его помнил - закопчённым и тёмным, необжитым и неприветливым. Эйб помог Рокси подняться по ступенькам - дверь парадной не была заперта, несмотря на то, что по дверному стеклу неумолимо ползла нехорошая трещина. Коридор пах затхлостью и неоплаченными счетами, "бобрик" на полу, когда-то, должно быть, щеголявший насыщенным красным цветом, сейчас был грязно-бурым, кое-где виднелись дырки - то ли проеденные крысами, то ли прожжённые сигаретой - обнажавшие дощатые половицы. Поднявшись на этаж, Эйб пошарил под ковриком, следуя кивку Рокси, и отпер выцветшую зелёную дверь с покосившимся номером. Он помог Рокси раздеться, повесил собственное пальто на крюк при входе и сделав два широких шага, оказался в длинной узкой кухне с тёмным окном, скорее похожей на гроб - ставить чайник. Пока закипала вода, он слушал душераздирающие признания Рокси и её опасения: про какого-то великовозрастного господина, про люкс в "Насионале", шампанское, цветы, уговоры и прочую любовную ерунду, бриллиантовое колье, после которого она отлучилась припудрить носик, но услышала шум, решила, повинуясь инстинкту, не выдавать себя, через дверь увидела двоих мужчин с явно недобрыми намерениями, а после - выстрел, труп, звонок, аптека - дальше Эйб уже и так знал. Рассказывала она сбивчиво и лихорадочно, словно стараясь поскорее расстаться с кошмаром, выплеснуть весь охвативший её ужас.
Эйб, сначала принявший это за очередную интрижку, постепенно понял, что переплёт куда серьёзнее и попахивает заказным убийством или Б-г весть чем ещё. По всему выходило, впрочем, что Рокси убийцы не заметили, значит, опасность ей грозила только со стороны закона, что, конечно, радужной перспективой назвать было трудно, но беду как-никак умаляло. Выслушав всю историю, Шапира и думать забыл про то, что мимолётно сердился на Рокси, вместо этого, он молча заключил Роксану в объятия и крепко сжал. Её беда была и его бедой, какой бы Рокси ни была - взбалмошной, вздорной, легкомысленной, он знал её, пожалуй, дольше и лучше всех других, знал и любил детской любовью, как собственную сестру, которую он потерял в России, а сестру, семью, в беде оставлять нельзя - нужно помочь во что бы то ни стало, но единственное, что он мог сделать - выслушать и успокоить. Они всё говорили и говорили: про детство, про семьи, про Фольке Берковича, который умер чересчур скоро и про то, как они оба - Эйб и Рокси докатились до жизни в кабаре. По старой российской привычке, Шапира подливал чаю и пожалел, что в Нью-Йорке самовар - это роскошь, да и вообще, здесь вам не Кишинёв, матери с отцом уже давно нету в живых, а семья теперь только здесь, в этих кирпичных коробах, хранящих звуки домашних ссор, женских слёз и эмигрантскую речь. Воздух свободы заперли в отсыревших бакалейных лавках нижнего Ист-Сайда, а евреи, спасаясь от погромов, сами себя загнали в новую каббалу, которая, хотя и лучше царской, на поверку так же тяжела. Оставались только землячество и родственные связи. Говоря об этом Рокси, Эйб обнаружил, что она уже спит. Осторожно подхватив её на руки, Шапира удивился тому, насколько она лёгкая, он перенёс её на постель и бережно подоткнул одеяло, решив, что переживаний с неё на один валентинов день вполне хватит. Оставив ключ на тумбочке, Шапира ещё раз задержал печальный взгляд на Роксане Мейерсон и вышел в коридор, аккуратно притворив дверь. Тихо щёлкнул замок, Эйб попробовал ручку - заперто. Он вышел из дома и втянул ноздрями морозный воздух. Жухлые редкие деревья вокруг прихватило нежданными заморозками. Радуясь прохладе, Эйб задумчиво засунул руки в карманы и побрёл по тротуару мимо парадных, освещённых тусклым светом газовых фонарей. Прошагав пару кварталов, Эйб поймал такси и отправился домой. Голова раскалывалась от недосыпа и всех тех жутких новостей, в одночасье свалившихся на него. Что теперь делать он решительно не знал, поэтому принял самое мудрое в таких случаях решение - в первую очередь, хорошенько выспаться.

Отредактировано Abe Shapira (2018-09-02 23:50:26)

+2

17

Полиции тем временем было не до сна. Опрос свидетелей нужно было начинать по горячим следам, пока люди не успели забыть подробности происшествия, а главное, пока у них не было времени задуматься о том, что рассказывать копам, а о чем промолчать.
- Да, мистер Стемпфелл приехал в гостиницу с женщиной, - подтвердил портье. - Высокая привлекательная брюнетка. Но вы же сами понимаете, детектив, что «люкс» для молодоженов снимают не для того, чтобы в одиночестве выпить кофе и почитать газеты.
- Покойный был вашим постоянным клиентом?
- Простите?
- Часто читал газеты в вашей гостинице? - иронично уточнил Кассиди.
- Да, случалось, - трепать имя уважаемого человека портье не хотелось. Но мужчина понимал, что если он о чем-то умолчит, а другие работники отеля, наоборот, разговорятся, полиция, чего доброго, сочтет, что он что-то скрывает.
- И эта брюнетка?
- Ее я раньше не видел, - с полной искренностью поклялся свидетель.
Существование привлекательной брюнетки подтвердил и лифтер, причем, как часто случается с хорошенькими женщинами, все мужчины запомнили, что спутница Стемпфелла - красотка, но никто не мог вспомнить толком, во что она была одета.
«Ну, еще бы, - про себя ухмылялся ирландец, - вы же мысленно раздевали ее, куда там упомнить цвет пальто».
Этот забавный факт, однако, никак не помогал в расследовании, и, отчаявшись добиться примет таинственной дамы от обслуги отеля, Кассиди поехал с соболезнованиями к жене покойного. Неприятно было будить среди ночи бедную женщину, но еще неприятнее получится, если об убийстве своего мужа она узнает из утренних газет.

- Господи, какая нелепая смерть. Я всегда знала, что шлюхи не доведут Джонатана до добра. - Сара Стемпфелл не уронила ни единой слезы, узнав о том, что овдовела. Кассиди видел, что холеные руки ее дрожат, но в остальном эта стареющая, но при этом отчаянно молодящаяся женщина держалась в эпицентре грянувшей житейской бури со стойкостью гренадера под огнем.
- Значит, вы знали о подругах вашего мужа? - уточнил детектив.
- Разумеется, Джонатан никогда не делал из этого секрета. Но, видите ли, молодой человек, главное, что вам стоит знать в этой истории, мой муж легко заводил подружек, так же легко пресыщался ими и никогда не строил планов оставить меня ради очередной своей пассии. Некоторых это устраивало, некоторых нет. Он ведь не ухлестывал за медсестрами или продавщицами, выбирал себе роковых красоток, а эти женщины по натуре хищницы. Не получив желаемого, они на все готовы.
- Вы пытаетесь убедить меня в том, что в гибели вашего мужа нет смысла искать политической или финансовой подоплеки, у мистера Стемпфелла не было врагов и конкурентов, желающих ему смерти, все дело в беспорядочных связях с «не теми» женщинами? - резюмировал Гален. Это была не просто жизнеспособная, но еще и всех устраивающая версия. И полицейское управление, и муниципалитет, и, видимо, семью покойного. Но детектив всегда относился с подозрением ко всех устраивающим версиям.
- Именно так, - Сара Стемпфелл устало кивнула. - Я понимаю, что вам придется рассматривать и другие предположения, но со временем вы поймете, что к чему.
- Что ж, я ценю вашу откровенность и помощь следствию, мэм. Быть может, вам известны имена.. хмм… последних увлечений вашего мужа?
- Увы, детектив. Если бы я настолько интересовалась бесконечными пассиями Джонатана, моя жизнь превратилась бы в кошмар.
С этим утверждением новоиспеченной вдовы, Кассиди, пожалуй, был согласен.
Пока они разговаривали, приехал личный шофер Стемпфелла, его, по просьбе полицейского, вызвали по телефону, не объясняя причин подобной срочности. Узнав об убийстве работодателя, крепкий чернокожий парень в ужасе вытаращил глаза. Выяснилось, что последний раз он видел Джонатана Стемпфелла вечером, отвез его в «Насиональ», получил распоряжение быть в гостинице утром, и отправился домой к семье. 
- Стемпфелл был один? Или со спутницей?
- Один, господин офицер. Но в гостинице он должен был встречаться с женщиной, мы еще к ювелиру заезжали за подарком для нее.
- Что за женщина?
- Не знаю. Но знаю, что она работает в варьете. «Трефовый валет». Последнее время хозяин по вечерам заседал там безвылазно.
«Трефовый валет»?
Название показалось полицейскому странно знакомым. Стоп, это же то самое, где работает Шапира. Тут самое время было обрадоваться, помчаться к Эйбу и расспросить приятеля о поклонниках девочек из кордебалета. Но вместо этого Гален вышел покурить, - миссис Стемпфелл собиралась в морг на опознание, он должен был сопроводить ее туда, - и, пуская дым в ночное небо, думал о том, что встретил Шапиру всего пару часов назад, как раз неподалеку от «Насиональ». Совпадение? Что-то это совпадение ему не по нраву.
Освободился Кассиди только к утру. И, завернувшись в пальто, завалился спать прямо в участке на сдвинутых стульях. Через три часа коллеги купили ему кофе, и полицейский отправился в деталях восстанавливать последний день покойного промышленника. Начинать надо было с «Трефового валета», это был горячий и наверняка верный след, но Кассиди не спешил. Вместо этого он поехал к ювелиру.
- Да, превосходное колье. Сначала мистер Стемпфелл хотел заказать перстень с дарственной гравировкой, но я убедил его, что такой подарок - мещанство.
На самом деле ювелир просто уговорил клиента на более дорогой подарок, но Галена интерсовало иное.
- Вы успели обсудить гравировку? Что там должно было быть увековечено?
- Что-то вроде My heart for sweet Hart.

Отредактировано Galen Cassidy (2018-09-04 06:56:28)

+2

18

Шапира спал плохо и беспокойно, да и вообще, чувствовал себя неважно по всем статьям. Сказывалось недавнее отравление морфием и история с Рокси. За неё он переживал чуть больше, чем за себя, поэтому не успел рассказать об инциденте с миссис Меррит, а Роксана, будучи в состоянии близком к обморочному, думается больше была занята мыслями о вполне реальном тюремном сроке. Может, оно и к лучшему, что они не обсудили, откуда Шапира знает Галена - ещё успеется.
История неявок на работу, ставших для Шапиры традицией в последнее время, вряд ли могла обрадовать Дану, поэтому для приличия необходимо было появиться. Не хватало ещё, чтобы и Рокси что-то заподозрила! Похоже, его положение в "Трефовом валете" может стать чуть более шатким... Гольцман же замолвит словечко! Должен! Хотя...ты хотел стать актёром, Шапира, а не объявлять певичек в кордебалете!
      Вот примерное описание мыслей, с которыми Эйб встал от беспокойного сна. Голова была по-прежнему тяжёлая. Наскоро позавтракав, Шапира услышал настойчивый дверной звонок.  Он повторился несколько раз, сопровождаемый нетерпеливым стуком во входную дверь.
- Чёрт! Совсем забыл! Иду-иду! - он хлопнул себя по лбу и пошёл открывать; сегодня обещали прийти с телефонной станции, устанавливать аппарат. В этот знаменательный день он освобождался от камня на шее - необходимости пользоваться телефоном соседки.
- Доброе утро, проходите, я вас уже жду! - провозгласил Шапира, стараясь выглядеть как можно более приветливо. На пороге стоял вовсе не мастер, а миссис Розенблит собственной персоной, потрясая утренней газетой. Она зашла с грациозностью австрийских гренадёров, вместе с ней в переднюю ворвался аромат свежей типографской краски и старушечьих духов, смешанных с чем-то кухонным и очень еврейским.
- Ой вейз мир, эр мир дерварт! Вы знаете, что случилось, Шапира? Дер морд! Дер морд! Убили железнодорожного промышленника, прямо в номере отеля "Насиональ"! - она швырнула газету в руки недоумевающему Эйбу. Скользнув глазами по первой полосе, которая подтверждала правдивость слов миссис Розенблит, Шапира похолодел: "Джонатан Стемпфелл, знаменитый Нью-Йоркский магнат и меценат, застрелен вчера около десяти вечера в номере для новобрачных отеля "Насиональ". Миссис Стемпфелл, находившаяся в это время в резиденции Стемпфеллов на Лонг-Айленде от комменатриев отказалась". Шапира почувствовал, как его пробивает холодный пот, но отвечал миссис Розенблит самым будничным тоном:
- Фарвос дарф мен гевалт махн, миссис Розенблит? З гевен а корев фун ир?
Старуха задохнулась от возмущения:
Их вет ништ а гой фар а корев hобн!
Мейн шойхет из цу ден хотел фаркерт! Таки афиле гойим висн аз Рознер флейш из фарфлойз! И гей арим ун и койфе флейш, ун от азой - Клап! Ун кейн ништ Шейне Розенблит мер, нур а мацеве-штейн!

Миссис Розенблит, аби гезунт бис хундерт азой ви цванцик! - выпалил Шапира, начиная терять терпение.
Как раз в этот момент на лестнице появился человек в форменной одежде:
- Где здесь проживает мистер Эйб Шапира? Я пришёл установить телефон.
- Это я! - отозвался Эйб, - пойдёмте в квартиру, до свидания, миссис Розенблит!
Шейна Розенблит, кажется, не веря своим ушам переводила яростный взгляд с мастера на Шапиру:
Аз ир вет hобн ди мишпохе ви Йирмеяху!
С этими словами она чеканным шагом прошествовала в свою квартиру, гневно захлопнув за собой дверь.
- С добрым утром! - покачал головой Шапира в ответ на непонимающий взгляд телефонного мастера, - пойдёмте скорее!

*Проповедям ветхозаветного пророка Иеремии никто не верил, в конце концов даже его собственная семья от него отвернулась и предала его.

Отредактировано Abe Shapira (2018-09-04 22:41:15)

+2

19

Вряд ли текст несостоявшейся гравировки имел какое-то отношение к оленю*. Однако, некий смысл в этом каламбуре все же предполагался.
- Я позвоню от вас?
Ювелир торопливо кивнул. И выдал полицейскому телефонную книгу, в которой тот быстро отыскал нужный номер.
- Варьете «Трефовый валет», - после нескольких гудков отозвались на другом конце линии.
- Я могу поговорить с мисс Харт? - спросил полицейский.
- Кто ее спрашивает? - осведомились у детектива таким тоном, что нетрудно было представить, насколько говорящему осточертели звонки мужчин девочкам из варьете.
- Восторженный поклонник, - не стал разочаровывать собеседника Кассиди.
- Наша Рокси не жалует поклонников, у которых нет денег на часы, - голос говорящего сочился желчью. - Приходите вечером и наслаждайтесь ее пением, сколько влезет. А до полудня тут никого нет.
Трубку повесили, но уже сказанного было более, чем достаточно. Рокси Харт, будет петь в «Трефовом валете» сегодня вечером.
Окажись сам Гален на месте этой певички, он бы уже ехал в поезде на другой конец страны. Что ж, если сегодня вечером дамочка не выйдет на работу, можно будет считать это признанием ее вины. А если выйдет… На этот случай полиция отвезет в «Трефовый валет» портье из «Насиональ», и если он опознает в девице ту самую женщину, что он видел вместе со Стемпфеллом, можно с чистой совестью отправлять Рокси Харт в участок. И все же что Эйб делал возле гостиницы в обществе высокой брюнетки? Вчерашняя встреча не давала Кассиди покоя. И можно было сколько угодно укорять себя в излишней подозрительности, быть подозрительным - его работа.

Вокруг полицейского управления толпились газетчики, вспышки фотографов соперничали со скупым светом серого февральского дня.
- Если мы не подкинем этим псам годную кость, - мрачно заметил старший инспектор Вагнер, - они начнут жрать нас живьем.
- Завтра утром, сэр. Мне никто не звонил? Сообщений не оставлял?
- Нет, ничего. Завтра утром я тебя отправлю на заклание, сынок, - предупредило начальство. - Ты молодой, фотогеничный, Глядишь, женим тебя.
- Спасибо, я тронут.
Полицейская рутина была подобна трясине, Кассиди нырнул в нее с головой, но около четырех не выдержал и сам поехал к Эйбу, хоть и не представлял еще, как начать грядущий разговор и тем более как свести его к сакраментальному «поближе познакомь с подружкой».

На звонки и стук в дверь долго никто не отвечал, наконец, не выдержала соседка Шапиры.
- Он вас сегодня не дождался, молодой человек, - сообщила она, снисходя ради гоя до английского. - Уехал в свой бордель на автобусе. Напрасно, уж лучше на кладбище подрабатывать, чем там.
- Вы так хорошо знаете вашего соседа, - понимая, что с кнутом он всегда успеет, Гален решил начать с пряников и лучезарно улыбнулся злобной старушенции. Шейна Розенблит тут же сурово поджала губы, с высоты своего жизненного опыта презирая подобные дешевые попытки ее очаровать.
- Я запамятовал имя его невесты, а мне нужно заказать надпись на торте… - не сдавался детектив.
- Ой, я вас попрошу! - взвилась старуха, получив такой шикарный повод для злословия. - Женятся на приличных девушках, а эта… Трезвонит ночью, что-то щебечет, будит половину дома, и жених несется к ней прямо в пижаме: Рокси, постой, Рокси, не уходи, я лечу к тебе на крыльях любви, тьфу!
- Рокси? - растерянно повторил Гален. - И это когда было?
- Так вчера же. Нет, все люди, как люди, все делом заняты…
Миссис Розенблит подозрительно прищурилась: собеседник ее заметно изменился в лице, и, надо сказать, раньше слушатели относились к ее россказням спокойнее, а тут парень разволновался прямо.
- Они что же, и правда женятся, даже с тортом?
- Нет, не думаю…

- Когда пачка сигарет закончилась, а слюна сделалась горькой, полицейский снова набрал номер «Трефового валета».
- Эйба Шапиру позовите к телефону… Эйб, это Гален. Помнишь наш разговор про боксерский клуб? Сегодня тот самый день. Вернее, вечер. Который изменит твою жизнь.

----------------------------
*Hart - матерый самец-олень

Отредактировано Galen Cassidy (2018-09-05 09:20:25)

+2

20

Провожая работника телефонной станции, Эйб торжествующе потирал руки: новёхонький аппарат глянцевито поблёскивал на стене. Превосходно! Однако до работы была ещё уйма времени и, поразмыслив, Шапира решил заняться домашними делами. Квартира, всегда казавшаяся ему тусклой и чужой за время отсутствия стала ещё более необжитой. День прошёл в домашних хлопотах и к пяти часам Шапира уже был в "Валете", готовый к хлопотам рабочим. На входе он мрачно поздоровался с Томми, белозубая улыбка которого совершенно не сочеталась с запахом застарелого перегара, пропитавшим его одежду. "Опять жена в запое", - невесело подумал Шапира. Что держало их вместе было известно одному Б-гу, но Эйб уже привык видеть в варьете самых колоритных и немыслимых персонажей - под рождество заявилась даже бородатая женщина с группой лилипутов. По собственным заверениям их интерпретация "Белоснежки" должна была покорить всех половозрелых жителей Нью-Йорка. Бородатая дама не сдавалась даже когда её саму и её кордебалет с  гиком гнали взашей; из чего напрашивается вывод, что жена-алкоголичка это беда в том случае, если ты сам употребляешь горячительные напитки только на Пурим. К тому же Томми Гейбл работал хорошо, не в пример Шапире последнее время. Заглянув к Гольцману, он узнал, что Дана крайне недовольна его отсутствием, но добрый дядюшка заверил донну Гольд, что Эйбу необходимо поправить здоровье после того вопиющего случая с нападением. Лёгкие у Шапиры действительно были слабыми, так что сказанное можно было считать почти правдой. Большего ни Дане ни Гольцману знать не полагалось. Поблагодарив Гольцмана сдержанным кивком, Шапира уже собирался было уходить, но тот остановил Эйба:
- Мой мальчик ("папочка" имел привычку сентиментальничать, что больше раздражало, но, впрочем  не вредило), на твоём месте сегодня я бы тоже взял отгул. Миссис Гольд уехала, так что объясниться ещё успеешь, девочки сегодня особенно не в духе, а на твоём месте, я бы привёл себя в форму после того досадного инцидента. Некоторые люди желают с тобой познакомиться и это потребует твоего наилучшего самочувствия. Иди, Томми отработает за тебя.
Раздался робкий стук, и в дверь просунулся паренёк лет семнадцати в накрахмаленной сорочке. Гольцман недовольно поднял брови:
- Что такое, Макси, мы разговариваем. Парень смешался и пробормотал:
- Мистера Шапиру просят к телефону.
- Кто бы это мог быть, Эйб? Если Рокси - пусть поторапливается. Надо накладывать грим, а её ни сном ни духом. Милдред уже вся извелась. Макси исчез за дверью и Гольцман выразительно посмотрел на Эйба, воспользовавшись отсутствием чужих глаз и ушей.
- Дальнейшие указания получишь позже, а пока отдыхай.
Шапира снова кивнул и пошёл отвечать. Перспектива лишнего свободного вечера не могла не радовать, но что было у "папочки" на уме он представить не мог. Услышав в трубке голос Кассиди, Эйб удивился:
- Теперь можешь звонить мне домой, я-таки обзавёлся телефоном.
Договорившись встретиться через пару часов в боксёрском клубе (вот, собственно, в форму и приду, дядюшка!), Шапира отправился к стойке пропустить стаканчик, но вовремя спохватившись, ограничился содовой.

+1


Вы здесь » 1920. Потерянное поколение » Сыгранное » The best day to die


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC