1920. Потерянное поколение

Объявление

Нью-Йорк ревущих 20-х приглашает всех поклонников не слишком альтернативной истории с элементами криминального детектива. Джаз, немое кино, становление организованной преступности и борьба с ней.
Неон сверкает, исправно поступает конфискат, и все желающие прикоснуться к эпохе, проверить глубину Гудзона или вершить дела под дробный звук пулемёта в возрасте 18+ всё ещё могут это сделать. Присоединяйтесь!
По любым вопросам можно обращаться в гостевую книгу.
⦁ обновился шаблон рекламы на зимне-праздничный вариант;
⦁ приветствуем нашего новичка Ллойда Макбрайна, желаем ему вдохновения и захватывающей игры;
⦁ тестируем новый дизайн, просьба информировать администрацию о всех багах или некорректной работе скриптов и форума;
⦁ с 5 ноября 2018 года игра возобновляется.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1920. Потерянное поколение » Лови момент » Шило на мыло


Шило на мыло

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

https://i.ibb.co/pQjJMgt/9.jpg
Участники: Гален Кассиди, Ллойд Макбрайн;
Время и место: Первые числа мая, на следующий вечер после отстранения детектива Кассиди от дела об утопленнике О'Доннелле;
Погода: теплая, майская;
Казначей Бахтель сделал пару звонков, и детектив Кассиди больше не занимается делом об убийстве Руперта О'Доннелла. Однако, старший инспектор Вагнер имеет обыкновение исполнять "своеобазные" просьбы руководства не менее своеобразно. Поэтому он передает злосчастное дело Ллойду Макбрайну, не менее, а, возможно, куда более непокладистому и дотошному полицейскому.

+1

2

Когда Кассиди добрался до полицейского управления, начальство, нахлобучив шляпу, - я ухожу, я фактически уже ушел, - при этом все еще покуривало трубку у себя в кабинете, дочитывая дневные полицейские рапорты.
- Полегчало, сынок?
Старший инспектор Вагнер продолжал пребывать в уверенности, что детектив вчера перебрал по случаю жалобы на него господина Еноха Бахтеля. Придирчиво оглядев Галена, он не обнаружил на открытом лице своего молодого подчиненного ожидаемых следов тяжелого похмелья и, не скрывая зависти, вздохнул.
- Должен заметить, детектив Кассиди, что привычка швырять делопроизводственные папки об стену не к лицу образцовому представителю законности и порядка, - заметил Вагнер, выпуская под уже изрядно затуманенный потолок комнаты аккуратное кольцо табачного дыма.
- Я потом все собрал, сэр, - покаянно напомнил ирландец.
- Перепроверьте еще раз. Для вашего же блага. И потом передайте дело новому следователю.
Шеф убойного отдела внезапно насмешливо прищурился и удовлетворенно откинулся на спинку стула.
- Капитану Макбрайну. Самое время ему, так сказать, вливаться в новый коллектив и приобщаться к нашей рутине.
Гален поднял на старшего инспектора изумленный взгляд.
Он не знал, кто и каким образом надавил на Вагнера, вынуждая его к следственной рокировке, но тот сейчас оказывал господину городскому казначею откровенно сомнительную услугу, меняя в расследовании одного неудобного копа на другого еще более неудобного копа.
- Что смотришь, сынок? - Многозначительно ухмыльнулся шеф. - Считай, что ты отомщен.
- Благодарю вас, сэр, - с чувством выдохнул Кассиди.
- Не благодари. Знаю я, откуда такие ветры к нам задувает, ученый уже. Так что ступай, дело передай. Я ожидал, детектив, что вы еще утром этим займетесь, - уже привычным, иронично-официальным тоном продолжил Вагнер, - но раз какая-то смертельная болезнь вам этого не позволила, идите проверьте, может, капитан еще на службе.
- Есть, сэр.

Новому сотруднику отдела по расследованию убийств полицейского управления Бронкса, из-за его звания, полагался отдельный кабинет. Кассиди хоть и надеялся в свое время тоже дослужиться до капитана, смутно представлял, как и при каких обстоятельствах подобное случится. Однако, как выяснилось, даже капитанские нашивки не спасают от некоторых служебных бурь, Макбрайну сочувствовали практически все на его новом месте службы, но прямо в лицо подобные  разговоры заводить было не принято.
Прихватив злополучную папку, Гален прошел по короткому коридору до комнаты с табличкой «капитан Ллойд Макбрайн» на обшарпанной двери, надпись была сделана от руки, заказать печатную еще не успели. Постучал и сразу заглянул, новый хозяин кабинета еще не ушел, хотя вряд ли был всерьез загружен работой.
- Добрый вечер, капитан. Хорошо, что я застал вас. Детектив Гален Кассиди, пришел передать вам материалы дела об убийстве господина Руперта o’Доннелла, гражданина Великобритании. Первое дело на новом месте? - не удержался от вопроса Кассиди. Старший инспектор Вагнер, конечно, недурно отомстил за попытку давить на него, но Макбрайну и так уже досталось. А дело o’Доннелла, определенно, нервы всем помотает.

+3

3

Молодому детективу невероятно повезло, он застал капитана МакБрайна в относительно благостном расположении духа.

Что скрывать, недавний перевод в Бронкс был воспринят Ллойдом как личное оскорбление, нанесенное ему не только распоясавшимися воротилами преступного мира, но и “возлюбленным” начальством, враз лишившимся уважения ирландца. Хотя, им то, восседавшим в дорогих креслах, посреди уставленных антикварными безделушками кабинетов, было глубоко плевать, на мнение одного конкретного копа. Потому и весь негатив, в первые дни буквально переполнявший обычно спокойного Ллойда, стоически приняла на себя супруга опального полицейского, выпуская его в мир (а в особенности на новое место службы) хотя бы лишенным желания вершить скорый и беспощадный суд. Все её усилия, мягкие увещевания, осторожно подобранные разумные слова - не прошли даром, капитан согласился капитулировать и затаиться.
Вот только старший инспектор Вагнер, возглавлявший департамент полиции Бронкса, от чего-то решил всё переиначить, одним небрежным росчерком перекидывая Ллойда с одного фронта на другой.

Тихий стук в дверь, бывший даже не столько данью вежливости, сколько привычным и едва ли несущим смысл действием, сменился тихим скрипом плохо смазанных петель, извещавших о долгожданном явлении молодого детектива. Того самого, что умудрился в самом начале непростого расследования с размахом наступить на чужую мозоль. Почти венценосную, надо заметить, иначе последствия неосторожных слов паренька оказались бы куда менее болезненными. Как для него, так и для управления.
- Добрый вечер, детектив, - по-стариковски усталый взгляд серо-голубых глаз мимоходом скользнул по позднему визитеру капитана, задержавшись лишь на казенной папке, хранившей в себе все нюансы расследования. - Уже и не думал, что увижу вас сегодня.
Эти слова, впрочем, прозвучали вежливой констатацией факта, но никак не упрёком.
- Первое, да надеюсь, что не последнее. Садитесь, мистер Кассиди. Не против поговорить? - и, прежде изображавший неподвижного истукана, МакБрайн кивнул гостю на стул, стоявший по ту сторону стола, после чего выудил из кармана брюк старый портсигар, с выгравированным на крышке четырехлистным клевером. - Сигарету?
"Эх, всё таки Мэри была права", - мимоходом отметил про себя капитан, - "новое дело пришлось очень к месту".
И правда, с каждой минутой он чувствовал пусть медленное, но неуклонное поднятие духа. Словно старый охотничий пёс, оживая лишь при поиске звериного следа. И уже явным интересом блестел взгляд, а в осанке и движениях проглядывал не старик, давно миновавший полувековой рубеж, но молодой и полный сил коп, каким Ллойд и был на самом деле.
- Непростое дело, а? - в свою очередь закурив, хмыкнул капитан. - Шаг влево, шаг вправо, любое неосторожное слово и, да здравствует показательная порка. С почином, детектив!
Ирландец негромко рассмеялся, подвигая к себе папку с материалами дела и наспех пробегая его глазами. Чтобы тут же отодвинуть на край стола и уже куда серьезнее взглянуть на Кассиди, да обратиться во внимание, лишь мимоходом  покручивая кончик длинного уса.
- Убитый - богатенький парень, далеко не рядового происхождения. Первый вывод - перешел кому-то дорожку, второй - деньги. К чему сами склоняетесь, детектив? Известно ведь, чутьё одно сеттера остро, а двое и вовсе лес на уши поставят.
Мнение Галена Кассиди и впрямь интересовало капитана. Один лишь факт того, что парня так быстро отстранили от дела, мог значить немало. Или не значить ничего, кроме причуд и наглости "хозяев жизни".

+3

4

Кассиди на мгновение насупился, - кажется, уже весь департамент, включая только что прибывшего капитана,  вообразил, что для него расстаться с делом o’Доннелла - личная трагедия. Да плевать на них обоих, и на дело, и на чертов труп! И на Еноха Бахтеля тоже плевать.
Разозлило не пренебрежение к нему лично, - жизнь любого научит знать свое место, детектив Кассиди не был исключением. Неприятным было ощущение, что американским родственникам покойника наплевать на расследование и на то, сможет ли полиция разобраться в обстоятельствах этого дела. Им важнее собственный покой и репутация. Никто не взывал к нему: о, пожалуйста, детектив, поскорее найдите негодяев, убивших Руперта! Зато ставили в упрек то, что он привез на опознание миссис o’Доннелл, не посоветовавшись со всей ее многочисленной родней. Не озаботился тем, чтобы оградить от излишних волнений не ребенка даже или юную чувствительную девушку, но взрослую самостоятельную женщину, светскую львицу. Ну и как на такое реагировать?
Сообразив, что снова заводится, - вспыльчивый ирландский норов давал о себе знать, - Гален торопливо потянулся за предложенной сигаретой. Однажды он тоже обзаведется портсигаром. Однажды. Пока же спутниками Кассиди оставались мятые пачки Lucky Strike.
- С богатыми такое часто случается. Я не к тому, что их часто убивают, - детектив с удовольствием затянулся, заодно припомнив приключение минувшей ночи. - Хотя и это тоже, чужие деньги не дают покоя тем, у кого их нет, а хотелось бы. Но вот нашему брату с ними непросто. В расследованиях. Вроде помощь и нужна, но гонор не всегда позволяет ее принять. У вас все лучше пойдет, я уверен. Мне еще представительности не хватает, - хмыкнул Кассиди. - Не дорос.
К чему он сам склоняется? Это был довольно неоднозначный вопрос, учитывая скудность фактологической базы, которой на данный момент располагало следствие.
- У меня пока нет оснований полагать, что покойный был сознательно замешан в какой-либо противозаконной деятельности, - начал он осторожно. Надо ли объяснять, почему? Вряд ли, капитан Макбрайн сам все увидит в материалах дела, обеспеченная семья, превосходный послужной список во время войны, что, по мнению Галена, предполагало определенный склад характера, никогда ни в чем дурном не замешан и незамечен.
- При этом по результатам первичного осмотра и последующего вскрытия напрашивается вывод, что убийца… или убийцы… знали покойного и приложили немало усилий для того, чтобы усложнить возможное опознание. Так что деньги, капитан. Я практически уверен. Надо выяснять, нет ли у o’Доннелла-младшего какого-нибудь делового интереса в Штатах, и, если вдруг есть, кто в доле. Американские родственники под прямым подозрением, тем более, что старший брат Руперта не так давно скончался от сердечного приступа. Могли остаться какие-то нерешенные финансовые дела, операции, долги… В общем, самый скверный расклад для нас, копов. Так что мне, наверное, радоваться надо, что я не понравился мистеру Бахтелю.

+3

5

Забавный парень, этот детектив Кассиди. Вроде честный полицейский, дотошный, но  местами чертовски наивный. Неужели он и правда верил, что полученная на войне седина, превращавшая капитана в настоящего старика, поможет Ллойду завоевать если не доверие и расположение, то хоть равнодушное приятие со стороны родственничков покойного и, особенно, американской родни главной подозреваемой? Представительность... на памяти ирландца, она помогла ему лишь раз, да и то во время краткой встречи с родственниками жены. На службе он мог надеяться скорее на упрямство и, иной раз, на кулаки.
Прекратив, наконец, экзекуцию над длинным усом, Ллойд вновь подвинул ближе папку с делом, устремил взгляд на аккуратно заполненные листы. Чертовски неприятное дельце, чреватое проблемами на службе. Да только это не отпугивало, лишь раззадоривало капитана.
- Та-ак, - заинтересованно протянул он, - на опознание вы привозили женщину. Жену покойного брата нашего утопленничка. Это уже интересно...
МакБрайн не был женоненавистником, как и не питал к представительницам слабого пола хоть сколь-нибудь ярых предубеждений, но капитан никогда не отметал версий, подчас казавшихся совершенно безумными. Убийца - женщина? Вполне. Ребенок? И такое возможно. В этом чертовом мире случиться могло едва ли не всё. Особенно в делах, где фигурировали имена весьма обеспеченных людей.
- И как вам она? Миссис Рут О'Доннелл? Роковая женщина или тихая мышка? Впрочем, последние редко вращаются в высшем свете и уж точно не прибегают к помощи еврейской кавалерии. Уж больно во время появился на сцене этот Бахтель, словно чуя, что ваше внимание, мистер Кассиди, нужно отвести в сторону. Даже и не склоку.
Эта Рут вполне могла иметь отношение к убийству бедолаги Руперта. Но прямое или косвенное - ещё предстояло узнать. Клубы дыма взвились к потолку, отошедшая в мир иной душа очередной за день сигареты. Ллойд не глядя ткнул окурком в пепельницу, после - подвигая её детективу. Взгляд упрямой ищейки не отрывался от бумаг.
- Даже если Руперт и не был замешен ни в чём противозаконном, а не мог ли он столь лихо пересечь океан, разнюхав что-то? Его покойный брат, у него нет грешка за душой? Тот умер, а его дело могли принять на себя поверенные или жена со своей родней.
И МакБрайн бросил на детектива вопросительный взгляд. Тот лично общался с Рут О'Доннелл и мог дать характеристику этой дамочки, а то и почуять фальшь в её действиях.
А вообще, тут ещё копать и копать. Следует вновь побеседовать с коронером, прощупать преставившегося ранее мистера О'Доннелла и его родню. Неплохо бы порасспрашивать знакомых журналистов светской хроники, эти акулы пера могут рассказать немало интересного о столь влиятельном семействе. Может завалялись в их шкафах интересные и способные помочь делу скелеты?
- И вот ещё, этот дядюшка, чем не сообщник вдовушки Рут? Власть имущим вообще нельзя доверять. Что о нём скажете, детектив? Первое его впечатление от взгляда на убитого? Известно, в каких отношениях он был с О'Доннеллами? С чего он так захотел не просто устроить вам выговор, но публичную порку в виде снятия с расследования?

+3

6

- У меня нет ответов на ваши вопросы, капитан, - честно признал Кассиди. Они установили личность утопленника, можно сказать, по чистой случайности, и финальную точку в этой части расследования поставил именно визит мисс o’Доннелл в морг и ее подпись на соответствующих документах. До этого копаться в прошлом вдовы, ее покойного мужа и его брата у полиции не было оснований, а после - времени. Что ж, Макбрайну будет, чем себя занять. Человек он, судя по всему, цепкий и настойчивый.
- Смерть Оливера o’Доннелла в свое время никаких подозрений не вызвала, - продолжил детектив. Хотя, если подумать, когда у молодого еще мужчины вдруг отказывает сердце, помимо естественной предрасположенности стоит предполагать в жизни o’Доннелла опасный избыток волнений. Может, жена его довела, а может, что-то посерьезнее.
- А вот отношения с родней мужа у Рут o’Доннелл, мне кажется, не сложились. Что само по себе не преступление, конечно же. Но, как результат, тот же Руперт в доме брата бывал редко, о своей поездке в Штаты мисс o’Доннелл в известность не поставил… По ее словам, разумеется - уточнил Гален. - Она утверждает, что у покойного были в Нью-Йорке друзья, но ее родственники явно под это определение не попадают.
Могла ли Рут o’Доннелл, дрожащая в морге, как осиновый лист на ветру, самолично отрезать деверю, пускай даже уже мертвому, пальцы или выдирать зубы? Вот это вряд ли. А вот выписать чек подходящим людям - почему бы нет. Кассиди недолюбливал сильных мира сего, зная за собой этот грех, в делах богатеев он старался быть объективным вдвойне.
- Миссис o’Доннелл - красивая кукла в шикарных интерьерах, - поделился своим впечатлением молодой детектив. - Вечная девочка, которой не дали возможность повзрослеть. Сначала родственники, потом, вероятно, муж, теперь снова родственники. В ее браке даже детей не случилось, нести за что-либо ответственность Рут o’Доннелл не обучена и не хочет. Я не думаю, что она…
Гален последний раз глубоко затянулся и затушил сигарету в пепельнице. Последний вопрос Макбрайна был самый неприятный, полицейский успел как следует его обдумать еще вчера, заглатывая виски из заветной фляжки прямо в управлении, и теперь, на трезвую голову Кассиди казалось, не слишком ли много он о себе возомнил… Но подозрение есть подозрение, и поделиться им с коллегой придется.
- А вот ее дядя. Тут такое дело, капитан… Когда я беседовал с миссис o’Доннелл у нее дома, я не сказал ей прямо, что мы поедем на опознание в морг. Упомянул больницу и то, что с ее родственником, возможно, случилось несчастье. В морг провел со служебного хода, никого особо об этом не информируя. Однако мистер Бахтель появился там буквально через считанные минуты после нас. Черт меня дернул за язык спросить, не знал ли он часом, что Руперт o’Доннелл мертв, еще до того, как полиция в этом убедилась. И предупредить, что при первой же возможности я допрошу его под протокол. И сразу жалоба и отстранение. Как говорится, дьявол в мелочах. Может, господмн городской казначей был оскорблен моим вызывающим поведением, а может понял, что вызвал у меня подозрения и решил подстраховаться.

+3

7

- Интересно, очень интересно, - не первый год служа в полиции Нью-Йорка, капитан МакБрайн уже давно пришел к выводу, что бывает случайная пуля, случайное стечение обстоятельств, но никогда человек, далекий от расследования, не появится в нужное время и в нужном месте. Такого просто не могло быть.  - Значит, он должен был быть ни сном, ни духом о вашей поездке в морг. Хм...
Ирландец задумчиво побарабанил пальцами по крышке стола, словно этим нехитрым действом загоняя мысли в определенный, необходимый для продуктивной работы, ритм. Вновь пробежал глазами отчет о вскрытии бедолаги Руперта О'Доннелла, нахмурился.
- Ваши подозрения, детектив, вполне имеют место быть. Забавно, как одна деталь может повернуть расследование и, либо указать на человека, замешанного в этом деле, либо оклеветать невиновного. Впрочем, - поправился Ллойд, припоминая мимоходом фразу, автора которой уже и не вспомнил бы, - невиновных людей не бывает. Есть лишь разные степени вины. И нам надо определить, какая относится к нашему господину Бахтелю.
Это был след, к тому же неплохой. Но идти по нему следовало осторожно, не подставляясь подобно Галену Кассиди, а действуя куда осторожнее. МакБрайну не нужна новая огласка и интерес со стороны больших чинов. Хватит с него и его семьи одной публичной порки.
Ллойд украдкой вздохнул, прикидывая, когда теперь он сможет купить квартиру попросторнее. Хотелось, чтобы у детей были свои, просторные комнаты, они ведь уже выросли и нуждаются в личном пространстве. Но, всё предсказуемо упиралось в деньги и нежелание капитана связываться с банками.
- Ладно, Гален, я должен вас поблагодарить за отличное начало дела, вы дали мне не только несколько возможных направлений, но и изрядно пищи для размышлений.
Получилось как-то до смешного высокопарно и, лишь осознав это, МакБрайн досадливо хмыкнул. Пора было завязывать с чтением книг, что предлагала ему жена, но разве ж Мэри откажешь? Она хотела превратить вечерние чтения в добрую семейную традицию, а Ллойд слишком привык поддерживать жену, даже в таких безумных мелочах.
- Что ж, - ирландец встал, потягиваясь и направляясь к вешалке, сиротливо стоявшей в углу. - Вы только заступили? Удачного дежурства, а мне пора. И так засиделся, а дело надо на свежую голову разбирать.
Ллойд торопливо натянул пиджак, прикрыл седые волосы серой фетровой шляпой и, лишь после, вернулся к столу, чтобы убрать папку с делом в небольшой огнеупорный сейф. Вопреки некоторым инструкциям, требовавшим на ночь сдавать папки с документами в архив. Но, то было на старом месте службы, на новом же - чёрт знает, какие требования у старшего инспектора Вагнера, поживём - увидим.

+3

8

- Доброго вечера, капитан, - в свою очередь попрощался Кассиди. Они вышли из кабинета одновременно, думая уже каждый о своем. Гален надеялся, что Макбрайн предвкушает вечер в кругу семьи, - он, кажется, примерный семьянин, - а детективу оставалось уповать на то, что дежурство окажется спокойным. Что весна пробуждает в обитателях Нью-Йорка чувства исключительно добрые, и потому сегодня в ночь никого не убьют. И даже если убьют, то так неловко и незамысловато, что патрульные офицеры сами со всем справятся, а им, орлам из убойного отдела, свезет всласть выспаться на сдвинутых стульях или, для ясности мыслей как следует заправившись кофе, навести порядок в старых делах.
А лично ему поскорее выбросить из головы Бахтелей и o’Доннеллов, и те, и другие более не его забота.
В общей комнате надрывался телефон, трубку снял детектив Портер, Гален узнал его голос, хотя самого разговора слышать не мог. Зато слышал отрывистые: «Да… Ясно… дежурный детектив уже выезжает…», а значит, надежды его не оправдались. 
- Кассиди, у нас труп, - закончив разговор, позвал ирландца Портер, затем назвал адрес происшествия и принялся разъяснять его обстоятельства. - Женщина то ли выбросилась из окна, то ли сорвалась по неосторожности, то ли ей помогли. Если повезет, то там несчастный случай или самоубийство. Но порядок есть порядок, так что придется прокатиться.
- Я бы сказал, что с удовольствием, - криво усмехнулся Гален, - чтобы не сидеть в этом прокуренном аду, но живые женщины всегда нравились мне куда больше, чем мертвые. Капитан, подбросить вас до метро?
Добропорядочные граждане, конечно, ожидают, что доблестная полиция мчится на вызов, быстрее ветра. Иногда мчится, особенно, если есть возможность предотвратить преступление или кого-нибудь спасти. По свершившемуся факту можно было уже не спешить сверх меры, мертвецы терпеливы.

+3

9

Для полноты картины Ллойду не хватало лишь легкомысленного насвистывания очередной приставучей песенки, каких множество гуляло по запруженным обывателями улицам Нью-Йорка. Жаль только, что капитан был слишком консервативен для подобного, попросту не приемля нарочитого легкомыслия. На которое, кстати, не было ни времени, ни желания. В голове уже витали мысли об ужине, а происходившее в участке отошло далеко на второй план.
Ровно до той поры, как в воздухе не прозвучало столь манящее для профессионального копа слово: "труп". Седой ирландский волкодав резко замер, мгновенно приобретая вид настороженный, но в то же время и заинтересованный. Прислушиваясь к беседе коллег, но не пытаясь скрыть своей заинтересованности. Профессиональная деформация во всей своей красе.
- Интересное у вас дежурство намечается, детектив, - хмыкнул МакБрайн, - в этом чёртовом городе не соскучишься, нет-нет, да и выползет какая ерунда. Или из окна выпадет.
Капитан добродушно фыркнул, стараясь вернуть себе вид копа, с чистой совестью закончившего очередное дежурство и волновавшегося только двумя вещами: чем набить брюхо и какой настрой нынче у жены. Увы, безрезультатно. Благо от внутренней борьбы заслуженной праздности и профессионального интереса его отвлек молодой детектив.
- А знаете, Гален, не откажусь. Ничего, если я так порой, по простому? - последнее было сказано с видом человека простого, не особо жаловавшего расшаркивания и официоз. Собственно, таким на деле и был капитан Ллойд МакБрайн.
Первые дни на новом месте всё-таки сказывались, позволяя ирландцу мысленно чертыхаться, да стараться наспех запомнить как и куда быстрее дойти. Вот и маршрут до гаража со служебными автомобилями он упрямо не мог представить, несмотря на то, что здание полицейского управления Бронкса, со всеми его отделами, утрамбованными на сравнительно небольшом пространстве, и прочими служебными помещениями, было не таким уж и огромным. И точно не запутанным, но чёрт побери! По этой лишь причине, Ллойд старался не отставать от детектива, уверенно направлявшегося в гараж.
- И часто так выдергивают? - полюбопытствовал мимоходом седой коп. - Вроде не Гарлем тот же, поприличнее район. Смерти, конечно, всё едино, богатый или бедный, но сами понимаете, привязка к контингенту, проживающему на вверенной территории, о многом говорит. Где воровство и поножовщина, где напыщенных индюков режут, а что Бронкс? Золотая середина?

+3

10

- Можно, как угодно, Главное, не «сынок», - с улыбкой сообщил Кассиди. Пиджак он еще не успел снять, а оставленную на столе шляпу широким жестом иллюзиониста швырнул вдогонку детективу Портер. Гален поймал ее на лету и определил на положенное природой место. Вот и все сборы. Через несколько минут полицейский Форд уже выруливал на Третью Авеню.
- Бронкс - скопище случайных людей, капитан, - попытался охарактеризовать Кассиди свои «владения». С учетом того, что сам он перебрался в Нью-Йорк не так давно, трех лет еще не прошло, растущий, как на дрожжах, Бронкс чем-то напоминал Галену его самого: планы, амбиции, мало что за душой, но еще многое впереди.  - В начале века тут еще фермеры хозяйничали, потом железная дорога, метро, заводы, фабрики. Теперь вот строительный бум. Новые кварталы недурны, цены там не кусаются, многие даже с Манхеттена съезжают в Бронкс. Куда люди, туда и коммерция. Рестораны, театры, ну и более сомнительные развлечения, куда же без них. Все новое, люди толком не знают друг друга, не так, как в старых кварталах, где поколения успели смениться, Думаю, вы понимаете меня. В общем, мутная вода, в которой всплывает любая рыба. Банды… Тут то же, что и везде: Ирландцы, итальянцы, евреи. В качестве местного колорита - поляки. За последние полгода подпольная торговля спиртным - любимое занятие всех группировок. Это, впрочем, было ожидаемо. Еще очень плохо с проституцией.
Детектив поморщился. Заговаривая на эту тему, он всегда чувствовал себя неловко, будто виноват в чем-то. В историях из этой гнусной коллекции общество делало непростительно мало для того, чтобы помочь девушкам избежать той незавидной участи, что готовили им сутенеры в Нью-Йорке.
- Много приезжих, это я уже говорил, эмигранты, сельские жители, отпрявшиеся в город на поиски лучшего будущего. Помочь им порой некому, а за женщинами идет настоящая охота, некоторые и оглянуться не успевают, а жизнь сломана. Обещания легкого заработка и красивой жизни, а на деле унизительное рабское положение... Не удивлюсь, если и этот вызов окажется как-то связан с вечной профессией.
Кассиди, как и обещал, притормозил рядом со станцией метро, в Бронксе линия шла не под землей, а над улицей, поезда проносились нал головами прохожих. Он бы мог, конечно, избавить капитана он грядущей давки в переполненном вагоне и подбросить  прямо до дома, но не раньше, чем разберется с покойницей. Хочет ли Макбрайн участвовать в полицейской рутине в свое свободное время - вот в чем вопрос.

+3

11

Да уж, не в самый простой и тихий райончик сослали упрямого капитана, слишком много настойчивости проявившего в расследовании чертовски неприятного (для всех, как вышло) дела. Но в таком и навык не растеряешь, нюх профессиональной ищейки не притупится. Хорошо, если так подумать. Жаль только бедолаг, за счёт которых приходится этот клятый нюх в работу пускать.
- Да уж, не самое плохое место, этот Бронкс. Я вот тоже, раз уж сослан сюда, подумываю квартирку новую поближе к работе купить. Жене, опять таки, до работы ближе добираться будет, - протянул МакБрайн, изредка поглядывая на уверенно управлявшего машиной детектива. Уж больно заинтересовал его парень. Кассиди в отделе явно уважали, да и недавнее отстранение от дела подкупало.
Неужели честный полицейский попался? Был бы продажный, расследовал бы убийство дальше, только с потяжелевшим заметно бумажником. Или, всё равно нет? Пойди пойми, что у этих богатеев на уме.
- Торговля спиртным была, есть и будет, даже если отменят сухой закон. Слишком любят люди надираться в хлам, обо всём забывая, - на короткий миг в голосе капитана мелькнула нотка сожаления, впрочем, тут же сменившаяся вполне профессиональным цинизмом. - Как и шлюхи, детектив, с ними мы ничего сделать не можем. Не ставить же их к стене и пулю в голову, в самом-то деле. А ситуация на этом фронте не улучшится, пока у людей в головах бардак и беззаконие царит.
И речи-то детектив правильные вёл, разумные, упрямо заставляя Ллойда поверить в явление ему ответственного работника полиции. И, что уж скрывать, желание допустить честность Галена росло быстрее, нежели пивное брюшко у мерзавца, бывшего соседом МакБрайнов. Но, слова - это одно, а как на деле он повёл бы себя - совсем другой вопрос.
- Мне повезло начинать службу в полиции, патрульным ещё, на Статен-Айленде. Вот там, детектив, по настоящему тихое местечко. Было. Не без своих подонков и лицемеров, конечно, но с организованной преступностью и проституцией там дело обстояло иначе. Сонный округ был, пока семьи на достаток не жаловались. А потом - война, - капитан поморщился, - многие оттуда добровольцами ушли, сначала в Мексику, потом в Европу. Вернулись десятки, сотни погибли или калеками стали. И пошло, покатилось. Сейчас, как мне патрульные знакомые рассказывали, бардак на Статен-Айленде почти как и в прочих районах Нью-Йорка.
Служебный форд замедлился, мягко притормаживая у обочины. Буквально в нескольких шагах от метро. Но Ллойд не спешил выходить, сверля Кассиди задумчивым взглядом.
-  Это я к чему в воспоминания ударился, - виновато хмыкнул ирландец, - к тому, мысль вёл, что пока люди жили спокойно, а в головах и семьях был порядок, нашему брату легче служилось.
Говорил он одно, скорее по привычке, не задумываясь особо, а в голове иная мысль вертелась. Назойливая такая, настырным комаром отвлекающая от перспективы тихого семейного ужина.
- А что, Гален, вы мне услугу оказали, подбросили по доброте душевной, в расследовании несколько направлений наметили, может и я ответно помочь смогу? - побороло таки Ллойда любопытство, не удержался он от искушения. - Проедемся вместе до тела, поглядим, две головы всё лучше.

+2

12

- Хорошо, - коротко согласился Кассиди, снова разгоняя Форд.
«Раз уж сослан сюда…, - вертелось у него в голове. - Сослан».
Что ж, капитан Макбрайн настроен называть вещи своими именами, может, так оно и лучше. Бронкс, если разобраться, ничем не уступит Манхэттену, а для отдела по расследованию убийств границы боро и вовсе прозрачны, труп того же о’Доннелла прибило к пирсу на пляже на Кони Айленд, Джонатана Стемпфелла  застрелили  в «Насионале» на Пятой Авеню, а свалилось это все на их управление.
- Я живу на Юниверсити Авеню, как раз в районе новостроек, - до места происшествия уже было рукой подать, но Гален пока предпочитал беседовать о не связанных с дожидающихся их трупом вещах. Догадки, понятное дело, уже роились в голове детектива, но не стоило давать волю воображению. Потому что нет ничего глупее, чем пытаться выдумывать себе обстоятельства дела вместо того, чтобы вникать в них по горячим следам. - Дом, а котором снимаю квартиру я, построили шесть лет назад, а номер 2600, например, закончили в восемнадцатом, там до сих пор есть свободные вакансии. Все с иголочки и по последнему слову техники, так что рекомендую. А если хотите в хороший ирландский квартал, поближе к соотечественникам, то это Фордем-Роуд и Третья Авеню.
Все Фордем Хиллс считались благополучной и зажиточной частью Бронкса, хоть и не таким престижным местечком, как Жером Авеню или блистательный бульвар Гранд-Конкурс, который некоторые обитатели Нью-Йорка самонадеянно сравнивали с Елисейскими полями. Детективам, к сожалению, на этот раз не суждено было любоваться творением Луи Риссе, они ехали в Южный Бронкс, в квартал Мотт Хэвен, которому, несмотря на райскую составляющую в названии, определенно, не шло на пользу соседство с Гарлемом. Берег реки был отдан на откуп железнодорожным и угольным складам, строительным баракам и заводам, дальше начинались трущобы.
- Мы почти на 149-й, - на правах более опытного в местной политической и экономической географии офицера прокомментировал Гален. - Въезжаем в итальянскую часть местного «Рая». Макаронники, - тут он не удержался, демонстрируя давнюю, как колонизация Америки, взаимную неприязнь двух наций, - контролируют оптовую торговлю, южнее - рынок и склады - держат наши. Тут, бывает, постреливают, капитан. Надеюсь, сегодняшнее дело к сведению местных счетов отношения не имеет. Просто готовьтесь к тому, что итальянцы будут много болтать, но в итоге не скажут ничего путного. Или вы умеете договариваться с ними? Заставлять понервничать умеете, об этом все наслышаны…

+2

13

Детектив оказался не прочь допустить любопытного коллегу в своё расследование. Или просто не набрался храбрости отказать? Нет, это вряд ли. Гален производил впечатление человека отважного, уж точно не пасующего перед старшим по званию или положению. Значит, некоторый жест доверия. Что ж, очень неплохо, на новом месте не хотелось заводить врагов, у Ллойда их и без того было не мало, причём по обе стороны закона.
- Хм, неплохая рекомендация, - хмыкнул между делом МакБрайн, задумчиво поглаживая вислые усы. - Надо бы прикинуть, что да как, жене район показать. Благополучные его улицы, конечно.
Хотя и изнанки жизни едва ли испугала бы его Мэри, выросшую в среде бедных, часто сильно пьющих и дебоширивших вечерами эмигрантов. Но Ллойду слишком уж хотелось, чтоб эти воспоминания остались у его девочки в далёком прошлом, более напоминавшем кошмарный сон. Да и самому неплохо бы подобное забыть, потому при упоминании "ирландского квартала", капитана заметно передернуло, он не удержался, нахмурился.
- Сколько лет назад выбился в люди, а до сих пор не могу поверить, что я не один такой. Что многие ирландцы не спились, не пошли по шайкам и бандам, а взялись за ум и принялись строить нормальное будущее для своих детей. Чёрт бы побрал остальных, но из-за них при упоминании "ирландских кварталов" я представляю трущобы, нищету и вечный запах дешевого пойла, - МакБрайн невесело хохотнул, - вот ведь какого я мнения о соотечественниках, даже стыдно немного.
Очень кстати было то, что Кассиди переключился на более приближенные к расследованию темы. А уж его нелюбовь к итальяшкам и вовсе позабавила Ллойда.
- Кажется, неприятие выходцев из солнечной Италии у нас в крови, а, детектив? - и с этими словами седоусый ирландец мгновенно посерьезнел. - Но, надеюсь, разграничение на "макаронников" и "наших" не вмешивается в вашу профессиональную деятельность. Среди наших есть немало подонков, а некоторые итальяшки оказываются хорошими людьми. Хотя, что это я, уверен, что вы и сами это прекрасно понимаете. Но вот в плане бесед с ними, я скорее делаю упор не на дипломатичность, если макаронники не слишком обросли влиянием, но на упорство. Я как тот ирландский волкодав, раз вцеплюсь и попробуй отгони. И знаете, Гален, это действует. Особенно если надавить на правильного человека. Но, - капитан добродушно усмехнулся, - это метод общеизвестный.

+2

14

- В крови? Это точно подмечено, - буркнул Кассиди, одной рукой придерживая руль, второй - расстегивая пиджак так, чтобы виден был полицейский жетон, который Гален, - детектив в штатском, - носил на поясе, и кобура револьвера. - Эти выходцы из солнечной Италии недурно пустили мне кровь два месяца назад. Хотя в общем я человек не злопамятный.
В простенке между двумя трехэтажными зданиями столпились зеваки, там же мелькали фуражки патрульных. Вот и конец пути.
Женщина, очень юная, почти еще девочка, лежала, широко раскинув руки и нелепо подогнув правую ногу. Темноволосая, по последней моде подстриженная, на лице размазанные следы косметики. Короткую шелковую комбинацию невозможно было принять за платье, даже учитывая вольность послевоенных нравов и засилье флэппер-девиц везде и всюду.
Какой-то добрый самаритянин прикрыл покойницу пиджаком.
- Это ее вещь? - недовольно спросил Кассиди, хотя бессмысленно было требовать от окружающих, чтобы ни ничего не трогали. Потому что люди есть люди, и наверняка они, по крайней мере, пытались выяснить, жива ли эта несчастная. 
- Нет, сэр.
- Тогда нет смысла. Ей уже не суждено озябнуть, офицер.
- Непристойно выглядит, детектив, - пробормотал пожилой сухопарый мужчина, по всей видимости, владелец пиджака. - Люди смотрят.
Гален понимал, что хочет сказать ему самоназначенный блюститель нравственности, но, черт возьми, о пристойном и непристойном нужно беспокоиться немного раньше, чем стоя над бездыханным женским телом.
На память пришла мисс Рочестер. Жаль, что этой упрямой дурочки сейчас нет рядом. Зрелище, конечно, безрадостное, но зато какое поучительное.
- Тут не бруклинский зоопарк, чтобы детей приводить, - буркнул Гален. - Вы свидетель? Кто обнаружил тело?
Детектив задрал голову, разглядывая окна верхних этажей. Закрыты. Женщина сбросилась с крыши? Сорвалась с пожарной лестницы? Ну и что она там делала в нижнем белье?
Присев на корточки возле тела, он осмотрел руки и шею покойницы, потом задрал ей комбинацию. Свидетель с пиджаком, сквозь зубы чертыхнувшись, отвернулся.
- Ну, то, что гибели предшествовало изнасилование, - подытожил Кассиди, обращаясь главным образом к Макбрайну, - я скажу еще до экспертизы, а вот есть ли в крови погибшей следы наркотиков, покажет только вскрытие. Кто-нибудь знает, кто то?

+2

15

За неторопливым разговором дорога проходит незаметно, наверно по этому патрульные да таксисты были не прочь поболтать. Обычно молчаливый, капитан МакБрайн же действовал по ситуации, вернее исходил из своего отношения к возможному собеседнику. Гален Кассиди ему уже нравился, а потому и беседа вполне задалась. Ровно до прибытия на место происшествия, где оба копа практически мгновенно перешли в рабочий режим.
Ллойд вышел из машины подчеркнуто неторопливо, по пути к трупу поправляя шляпу и оглаживая вислые усы. Благодаря ранней седине, цепкому взгляду и ловкой напускной важности, он сразу словно бы подчеркивал своё звание. Не патрульный, нет, такого по пустякам не загоняешь, да и шутки шутить он явно не намерен.
- Большой город готов пожрать всех, но с молодежью это у него получается лучше всего, - задумчиво протянул Ллойд, обходя тело, сверля покойницу изучающим взглядом. - Третий этаж или крыша, расшиблась знатно, высота заметная была. С виду - девчонка приличная, косметика дешевая, но наложена аккуратно. Не вызывающе. Исходя из примерного возраста - студентка или только начала работать. Но не проститутка и не танцовщица. Надо выяснить точнее, офицер, - С этими словами Ллойд покосился на замершего невдалеке полицейского. - Свидетелей опросили?
Патрульный перевел взгляд с детектива Кассиди на капитана и обратно. Наличие на месте преступления сразу двух ищеек его явно смущало, но кивок Ллойда дал ему понять - расследование ведет молодой детектив.
- Тело обнаружил этот господин, - полицейский указал на старика, прикрывшего тело пиджаком. - Клерк в банке, возвращался со службы, сэр. Он проживает в этом доме и заверяет, что эту девушку видит здесь впервые.
- А если не местная, значит её сюда привезли, - подытожил капитан МакБрайн. - Хм, кожа на ладонях не содрана, ногти целы, а что у нас?
С этими словами он немного сдвинулся, разглядывая ноги погибшей и кивая собственным мыслям.
- Она явно не привыкла ходить босой, кожа недостаточно загрубела, но не содрана. Сомневаюсь, что эта девчонка успела использовать пожарную лестницу, иначе ободрала бы всё к чертям. Либо оступилась и упала, либо её столкнули. Если слетела с крыши, то за каким чертом там оказалась? Не удалось сбежать по лестнице, хм? Или всё-таки из окна?
Последний вариант тоже не стоило сбрасывать со счетов.
Если уж рассуждать с позиции молоденькой, но приличной девчонки, то после изнасилования, очнувшись в незнакомой квартире, она могла бы попытаться сбежать, но предприняла эту попытку явно впопыхах, даже не одевшись, а маловероятно, что её привезли сюда в одном исподнем. Значит, убийца был в квартире или уже возвращался. И если девчонка выпала из окна, при том, что все сейчас закрыты, то вариант с несчастным случаем можно было отметать.

+2

16

Кассиди приподнял руку погибшей за запястье, пульса там, конечно же, уже не было, но тело оставалось податливым и еще не успело толком остыть, теплый майский вечер тому причиной. Итак, ее нашли, вызвали сначала патрульного, потом позвонили в управление, плюс их с Макбрайном время, проведенное в дороге. Примерное время смерти?
- Окно могли закрыть, - согласился он с капитаном. - Это минутное дело.
«Но почему тогда не попытались избавиться от тела? Не успели?» 
Расскажите мне подробнее, что вы еще видели, слышали? - потребовал Гален у свидетеля. - Говорите, что живете в этом доме? Чьи это окна, знаете?
- Я иду… А она лежит, - банковский служащий был зол и краток, вероятно решил, что, кроме бесконечных расспросов, от полиции не будет никакого толка. - Я уже рассказал все, что знаю, патрульному офицеру.
- А теперь повторите то же самое для нас с капитаном, - терпеливо предложил Кассиди. - Особенно то, что вы могли слышать еще до того, как увидели тело. Шум? Крик? Звук падения?
- Да тут улица в двух шагах, там шум и крики постоянно! А окна, - мужчина потер подбородок, собираясь с мыслями. - Там коммивояжер квартиру снимает, мистер Палма… Палми… Палмери, да, именно так. Представитель большой торговой фирмы, занятой человек, постоянно в разъездах.
- Замечательная профессия. Люди приходят, люди уходят, тюки и ящики проносят-уносят?  - заинтересовался Гален.
- Я своим соседям не соглядатай, - преисполнился благородного гнева свидетель. - Что вы собираетесь делать, господа полицейские?
- Ничего. Как обычно, - не удержавшись, съехидничал Кассиди. -  Я не господь Бог, мертвых не воскрешаю. Сейчас приедет санитарная машина, отвезет тело, куда положено. Будем выяснять, кто она.
В подобных историях даже установление личности может затянуться,  полиция обычно начинает с проверки заявлений о пропавших женщинах, - женах, сестрах, дочерях, кузинах, - но относительно этой несчастной может еще ничего и не быть. Кто знает, когда родственники спохватятся, что предпримут, и есть ли у нее родственники.
- Ay, Dios, la povera ragazza!* - запричитала какая-то женщина. Итальянский сыпался из нее густо и торопливо, как горошины из стручка. - Но синьор Палмери к этому не причастен, - внезапно заключила она на понятном детективам языке.
- Откуда вы знаете, мэм?
- Я встретила его сегодня днем. Святые угодники, poverino едва на ногах держался, и рука на перевязи. Сказал мне, что перелом.
- Совсем старуха запамятовала, как молодкой была, - хохотнул кто-то из зевак. - Для этого дела руки - не главное.
- Это кто тут такой молодец, что своим достоинством мебель двигает и окна открывает, - не осталась в долгу дородная синьора.
- Какая рука сломана? - уточнил Гален.
- Вроде, правая…
- Давайте, капитан, поднимемся наверх, посмотрим, что к чему, - предложил Кассиди Макбрайну. - Все равно положено опросить всех, чьи окна выходят на место преступления. Вы, офицер, дожидайтесь санитаров, они вот-вот появятся. И не отпускайте их до нашего возвращения, у меня есть вопросы.
Коммивояжер со сломанной рукой детективу решительно не нравился. Наверное,  потому, что вчера вечером сам давал ориентировку на поиски мужчины с ранением в правое плечо. Может быть, совпадение. И даже наверняка совпадение.
- Даже если девушка была там, наверху, и была не одна, он… или они…. не дураки, чтобы нас дожидаться, - пробормотал он, рассуждая вслух. - Мэм, синьора, - снова окликнул Кассиди дородную итальянку. - У вашего «poverino» есть машина?
- Конечно. Серджио - респектабельный человек.
- Тогда, пожалуйста, идемте с нами, посмотрите во дворе, припаркована она там сейчас, или нет.

--------------------------------
*О боже, бедная девочка!

+1


Вы здесь » 1920. Потерянное поколение » Лови момент » Шило на мыло


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC