1920. Потерянное поколение

Объявление

Нью-Йорк ревущих 20-х приглашает всех поклонников не слишком альтернативной истории с элементами криминального детектива. Джаз, немое кино, становление организованной преступности и борьба с ней.
Неон сверкает, исправно поступает конфискат, и все желающие прикоснуться к эпохе, проверить глубину Гудзона или вершить дела под дробный звук пулемёта в возрасте 18+ всё ещё могут это сделать. Присоединяйтесь!
По любым вопросам можно обращаться в гостевую книгу.
⦁ обновился шаблон рекламы на зимне-праздничный вариант;
⦁ приветствуем нашего новичка Ллойда Макбрайна, желаем ему вдохновения и захватывающей игры;
⦁ тестируем новый дизайн, просьба информировать администрацию о всех багах или некорректной работе скриптов и форума;
⦁ с 5 ноября 2018 года игра возобновляется.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1920. Потерянное поколение » Американская мечта » Долг платежом пугает


Долг платежом пугает

Сообщений 1 страница 20 из 32

1

https://i.ibb.co/t36tVCk/7.jpg
Участники: Гален Кассиди, Гай Мерфи и другие ирландцы, итальянцы Джино Растелли;
Время и место: март 1920, Бруклин;
Погода: прохладная, но солнечная;
У разных людей даже злопамятность выглядит по-разному

0

2

Слухи о том, что рыжему Уолшу полицейский сломал челюсть, оказались сильно преувеличенными. Трещина за месяц практически заросла, правда весь этот месяц бедняга просидел на супах, чампе и размоченном в бульоне хлебе, отчего заметно отощал и окончательно преисполнился неприязни к служителям закона.
- Выглядишь молодцом.
Мерфи после смены заглянул навестить приятеля, и теперь они курили на крошечном балкончике, среди переплетения перекинувшихся между двумя домами бельевых веревок и гордо развевающихся на ветру подштанников мужской половины многочисленного семейства Уолшей.
- А вот твоя кузина избегает меня, будто после той драки ты стал инвалидом, - пожаловался он. - Может, ты скажи ей, что дело в общем-то пустячное.
- Мэгги? Да это она не из-за моей челюсти выкобенивается, - хмыкнул рыжий. - То есть из-за челюсти, но не так, как ты думаешь, мой наивный друг, - передразнил он Мерфи и на всякий случай отступил к двери, чтобы не получить по морде еще и от Гая. - Это все тот коп, что нас отделал. Он ведь приходил потом к тебе, да? Так вот, после пожара на Флетбуш Авеню он герой, даже в газете об этом напечатали. А кузина газетку-то приберегла, сам видел.
- Да, приходил, - мрачно протянул Мерфи. Ему тревожно было вспоминать о том разговоре с Кассиди и о его категоричном «или стучишь, или сядешь». Пока угроза полицейского не получила никакого продолжения, но рано или поздно легавый появится по его душу, и как тогда ему поступить, Гай еще не решил. А теперь еще и Мэгги… - Они что же, встречаются? - сквозь зубы обронил он, а под сердцем почувствовал неприятный холодок.
- Ни о чем таком я не знаю, если честно, - пошел на попятную рыжий. - Послушай, Мэрфи, я пока с перевязанной мордой куковал, побродил там-сям, умных людей послушал. Ты ведь знаешь про «Белую Руку», из наших про нее все наслышаны. Болтают, что Мэхан серьезно повздорил с макаронниками, готовится к войне за доки и будет рад крепким парням. Гай, говорю тебе, Это наш шанс. Иначе мы никогда не выберемся из этого дерьма, - он с отвращением ударил ладонью по обшарпанной стене. - Не послушаешь меня, так и будешь горбатиться на заводе за гроши. А ведь можно жить иначе, шикарно жить, ни в чем себе не отказывая.

+4

3

- Или сдохнуть в канаве с проломленной головой и пулей в брюхе, - пожал плечами Мерфи. Он все еще думал о полицейском и о Мэгги. Зная которую, нетрудно было предположить, что участие в банде не украсит его, Гая, в глазах мисс Уолш. - Нужно узнать, встречаются они, или нет.
- Твою мать, Ромео! - картинно возмутился рыжий. - Перед шубкой и жемчужными сережками ни одна девчонка не устоит. За женщинами нужно ухаживать. Моя кузина уже не девочка, с леденцами не подступишься.
Мерфи смотрел на Уолша, и в то же время, будто сквозь него. Он никогда не опасался, что Мэгги променяет его на кого-нибудь из богатеньких пижонов, соблазнившись дорогими подарками и блеском роскошной жизни. Но, быть может, сейчас приятель в чем-то прав. Он так привык считать Мэгги «своей» девушкой  будущей миссис Мерфи, что и вести себя стал, как муж, полагая преданность мисс Уолш само собой разумеющейся.
- Хорошо, сведи меня с этими умными людьми, потолкуем. Может, и правда поможем соотечественникам поставить на место итальяшек… Но про кузину все же выясни!
Уолш картинно закатил глаза.
- Мне это не нравится Мерфи. Как ты себе это представляешь? Мэгги сама ничего не расскажет, тем более, мне. Шпионить за ней? Или шпионит за копом? Так ведь он полицейский, мигом раскусит, что к чему.
- Он тренируется в боксерском клубе Бойла, а потом ходит ужинать в ту забегаловку, возле которой мы жида потрепали, - начал рассказывать Гай.
- А-аа, так ты уже шпионишь за ним! - вскричал Уолш. - Хорошенькое дело, совсем от любви одурел.
- … А Мэгги на днях поменяла смену с ночной на дневную, так что вечера у нее свободны, я справился на телефонной станции, - не унимался Мерфи. - Говорю тебе, это не просто так. Ты должен пойти со мной сегодня вечером, это все же твоя кузина, неужели тебе безразлична ее судьба. И парней с собой прихватим. 
- Если ты хочешь, чтобы весь квартал узнал, что Мэгги дала тебе от ворот поворот, давай прихватим парней, - кисло согласился Уолш. Конечно, он переживал за судьбу кузины, но это не означало, что он готов указывать, с кем ей спать. А если Мерфи надеется использовать кулаки, как средство убеждения для предполагаемого ухажера кузины, то более верного способа загреметь за решетку даже и не придумаешь. При всем этом Уолш был ирландцем, а Гай - его давним другом, так что отвертеться не получится.
- Хорошо, прогуляемся сегодня вечером. Но, Мерфи, если все это - плод твоего ревнивого воображения, ты выставляешься, и мы навсегда забываем об этих подозрениях. По рукам?
- По рукам, - согласился Гай.

+3

4

[nick]Незваный гость[/nick][status]Troublemaker[/status][icon]https://i.ibb.co/Fx5GsYg/image.jpg[/icon]… Как это могло произойти? - запоздало бесился Джино Растелли. - Каким образом вы, здоровые мужики, не смогли прижать к ногтю одну бабу?!
История с остерией «Багатто» неожиданно усложнилась, причем неприятный сюрприз ожидал Джино там, где он даже не мог его предположить.
- Полиция, синьор Растелли, - гнусаво оправдывался Тони.
- Ну, разумеется, в Бруклине есть полиция, - приторно-ядовитым тоном согласился мафиозо. - С того момента, как их вызвали, и до того, как они приехали, можно было разгромить эту забегаловку до основания.
- Нет, босс, вызвать эта ведьма никого не успела. Какой-то легавый просто ужинал там.
- Один легавый? Брависсимо!
Несмотря на разницу в росте и комплекции, Растелли яростно схватил своего подручного за грудки.
- Вы тупые гориллы! На досуге задумайтесь о том, сколько плачу вам я, а сколько государство - копам. Так кого ж хрена один полицейский оказался вам, четверым, помехой?!
Бранью своих промахов не исправить, это Джино прекрасно понимал. Эти недоумки подмочили его репутацию, причем, публично. Более угрожать хозяйке заведения нет смысла, вернее, для угрозы нужно подыскать какие-то по-настоящему убедительные аргументы, а не опрокинутые стулья и разбитую посуду.
А синьора, значит, водит дружбу с полицией. Что ж, умно. Особенно в ее положении. Для того, чтобы вдова Марио Калабрезе смирилась с неизбежным, она должна была почувствовать страх и свою уязвимость, беззащитность перед ним, Джино Растелли, и его людьми. У нее есть защитник в полицейском департаменте? Что ж, тем лучше, Если с ним что-то случится, это окончательно расставит все точки над i.
- Выясните, что это за коп, и как часто он бывает в «Багатто», - распорядился Растелли. Чертов Нью-Йорк. У них, на Сицилии, карабинеры знают свое место и не подставляются так по-глупому.

В Бруклине, напротив, никто своего места не знал, и даже полицейский оказался не из ближайшего участка, как ожидалось, а просто какой-то любитель итальянской кухни. Его, кстати, разборка в остерии ничуть не разохотила к кулинарным талантам Джильды Калабрезе. Скорее, наоборот. Хорошенькая вдовушка наверняка преисполнилась благодарности, и глуп будет тот счастливчик, коп он или нет, который не воспользуется ситуацией.
Отчего-то эта мысль злила Растелли. Вспоминая соблазнительные линии женской фигуры, он мрачнел и готов был идти ва-банк.  Хотя убийство легавого было делом во всех отношениях рисковым. Особенно в положении Джино, еще не имеющего в Нью-Йорке и десятой доли той власти среди соотечественников, на которую он со временем рассчитывал. И в то же время его потрепанная свора жаждала отмщения, многим нужно было дать понять, что он настроен серьезно и ни перед чем не остановится.
- Выберите подходящее время и место и избавьте себя от грядущих проблем с законом, - велел он Тони и остальным. - И чтобы на этот раз без осечки.

Отредактировано Galen Cassidy (2018-11-23 23:28:01)

+3

5

Люди порой много рассуждают о предчувствиях и интуиции, но для детектива Кассиди, для которого, казалось бы, осторожность давно должна была стать нормой жизни, этот мартовский вечер пах робкой атлантической весной, а вовсе не опасностью, или, тем более, смертью. Дни сделались длиннее, снег превратился в слякоть, прохожие стали чаще улыбаться, а девушки сменили шерстяные чулки на шелковые и кокетливо сдвигали шляпки на затылок, открывая заинтересованным мужским взглядам свежие лица. Последнее очень важно, особенно когда тебе всего двадцать пять.
К тому же успел затихнуть скандал вокруг смерти Джонатана Стемпфелла, а в «Багатто» больше никто не врывался с погромами между пастой и десертом. Так что все, в общем, складывалось неплохо. Именно об этом размышлял Гален, обернувший бедра махровым полотенцем в душевой боксерского клуба и с удовольствием разминающий плечи после потока горячей воды и предшествующей ему тренировки. Он чувствовал себя… хорошо. Даже бедро не ныло, мексиканская рана вообще беспокоила его все реже и реже, и это тоже было исключительно приятное ощущение.
- Как дела, сынок? - В раздевалку заглянул Джим, который всегда заводил разговор одинаково.
- Лучше некуда, - весело откликнулся Кассиди, ожидая привычную порцию прямолинейных шуток про его тощий зад и большую пушку.
Но вместо этого Бойл прикрыл за собой дверь и для верности подпер ее плечом.
- Тут про тебя расспрашивали, - начал он неторопливо.
- Кто?
- Этого я не знаю, но Мэтту перепало целых пять долларов за то, чтобы он рассказал, когда и как часто ты к нам заглядываешь.
Ирландец присвистнул.
- Пять долларов? Это по-королевски!
- Я бы тоже не расщедрился так ради твоего тощего зада, - буркнул Бойл. - И чего ты лыбишься, скажи на милость? Можно подумать, что он звезда синематографа, а не легавый.
- Хочешь сказать, что таких, как я, подкарауливают не ради автографов?
Понятно было, куда клонит хозяин клуба, и детективу даже сделалось немного неловко от того, что Джим беспокоиться о нем больше, чем он сам о себе беспокоится.
- Будь осторожнее, сынок, - гнул свое Бойл. И вот что тут скажешь. Кроме того, что у каждой профессии свои издержки.

На улице уже стемнело, Бруклин гнал темноту прочь сиянием неоновых вывесок, расплывающихся в сыром тумане.
Черт тебя побери, Джим!
Вечер был испорчен. Теперь вместо того, чтобы спокойно шагать домой и думать о содержимом холодильника, Гален невольно вглядывался в лица прохожих и искал повод мельком обернуться через плечо, чтобы изучить свои тылы. А когда ему показалось, что сзади и правда пристроилась какая-то сомнительная компания, остановился «завязать шнурки».

Отредактировано Galen Cassidy (2018-11-09 10:20:46)

+3

6

Приятели Мерфи, обосновавшиеся на автобусной остановке в зоне видимости боксерского клуба, пропускали подряд уже шестой автобус, по этому поводу изрядно продрогли, прикончили на четверых фляжку с виски, успели проклясть спортивное рвение детектива Кассиди, а также в подробностях обсудить, кому на этот раз сломают челюсть. Никто из них не отказался поддержать Гая, - для ирландцев дружба свята, даже если друг втягивает тебя в большие неприятности. Но никакая сила в мире не могла лишить дружков Мерфи права на зубоскальство.
- На этот раз нас не застать врасплох, - буркнул Гай, мельком демонстрируя Уолшу припрятанный под полой потрепанной рабочей куртки револьвер.
- Ты совсем сбрендил, Ромео?! - приятель ожидаемо не пришел в восторг от вида ствола. - Где ты его взял?
Хотя куда более животрепещущим рыжему казался в эту минуту вопрос: Что ты собираешься с ним делать?
Пугать копа? Опасная идея, он со страху и перестрелять их может.
Убить копа? Идея еще хуже.
Оказывается, помутнение рассудка от ревности случается взаправду, а не только в кино. Как некстати!
В голове Уолша уже который день вертелись прожекты по быстрому обогащению, и уж если палить, - хоть в воздух, хоть в людей, - то лучше ради какой-то стоящей цели, чем из-за бабы, будь она хоть трижды его кузина.
- Не твое дело, где взял, - огрызнулся Мерфи, запахивая куртку. Мимолетное прикосновение к вороненой стали предавало ему уверенности в себе, в том, что он все делает правильно, а не «публично выставляет себя идиотом», что недвусмысленно следовало из недовольного бурчания зябнущего рыжего.

Один из приятелей ощутимо ткнул вожака локтем в бок, привлекая его внимание к происходящему на улице.
- Вышел. Святым Патриком клянусь, самое время. Потому что я уже ног от холода не чувствую. Мерфи, ты уверен, что твоя любознательность сойдет нам с рук?
- Уверен. Потому что мы не совершаем ничего противозаконного. Он идет, мы идем… Это свободная страна.
Ирландцам, и правда, пора было сниматься с «насиженного места», если они не хотели потерять объект своей слежки из виду. Компания Мерфи неторопливо зашагала следом за Кассиди, к огромному облегчению всех тех добропорядочных граждан, что дожидались на остановке своего автобуса. В неспокойном Бруклине простой люд отличался жизненно-необходимой наблюдательностью, а от молодых парней в кепках и рабочих куртках за милю веяло неприятностями.

Отредактировано Guy Murphy (2018-11-19 10:21:20)

+3

7

Детективу Кассиди не пришлось долго приглядываться. Оказывается, даже в сумерках и даже издалека нетрудно признать человека, у которого подумываешь увести девушку.
Мерфи и его дружки?
Нет, ну это просто смешно!
Гален не воспринимал ирландских парней из рабочих кварталов, как угрозу для себя. Даже несмотря на случившееся с Шапирой. Вернее, именно тогда полицейский определил молодых смутьянов в следственную категорию «еще не бандиты». Конечно, все меняется, и однажды на кривой дорожке, ведущей к беззаконию и за решетку, могут оказаться и они. Но не рановато ли?
В общем, самым удивительным в происходящем был вопрос, откуда у Мерфи лишние пять долларов, которые он не пожалел на расспросы в клубе. Для работяги, в отличие от настоящих бандитов Бруклина, это приличные деньги, месячная плата за комнату, например. Или подарок для Мэгги.
Стиснув зубы, Кассиди поправил брючину и поднялся. При мысли о мисс Уолш у него, как обычно, испортилось настроение. Может, развернуться и пойти навстречу пролетариату, сразу прекратив эту глупую слежку? Ну уж нет, пускай забавляются, если заняться нечем! По крайней мере, не лупят прохожих.
Пожав плечами, детектив запахнул пальто и зашагал к «Багатто», привычно срезая дорогу по проходным дворам. Если Мерфи что-то от него надо, то догонят его как раз в таком вот уединенном месте.

Демонстративно облегчая преследователям труд, полицейский не стал следовать в своих умозаключениях до их логического конца и  размышлять о том, что злосчастные пять долларов помощнику мистера Бойла совершенно необязательно заплатили ирландцы. Мерфи был слишком очевидным подозреваемым, чтобы искать других.

В подворотне между тем было намного темнее, чем на освещенной витринами улице, Гален остановился, чтобы закурить, прислушиваясь к шагам за спиной. И разочарованно затянулся.
«Что-то вы, друзья мои, не спешите»
С мусорного бака грациозно спрыгнул король помойки, тощий черный котяра. Сверкнул глазищами на Кассиди, сторонясь человека. Впереди что-то грохнуло. Крысы? Что ж, пора ужинать. И коту, и прохожему. Ирландец сделал еще несколько шагов, подворотня заканчивалась колодцем внутреннего двора, одинокая мохнатая звезда зацепилась за край торчащей в небо ржавой пожарной лестницы, за пролетом следующей подворотни мелькали автомобильные фары и сочился неоновый туман, сзади кто-то едва слышно помянул святого Патрика, преследователи, - дай им бог здоровья, поганцам, - наконец-то нагоняли Галена. Он, не сдержавшись, снова обернулся, огонек сигареты прочертил в полумраке красную дугу, а от стены, - совсем не там, откуда детектив ожидал неприятностей, - внезапно отделились темные человеческие фигуры.
«Засада? Мерфи, ну ты и ублю…»
Он мало что успел подумать, и еще меньше - сделать. Рефлекторно взмахнул рукой, заслоняя голову от удара, но не остановил его полностью. В глазах потемнело, но эта была иная темнота, к вечернему времени суток отношения не имеющая. Кассиди почувствовал, что падает, и в то же время, что ему не дают упасть, резкую боль в боку, запах дорогого одеколона, а потом сознание его угасло окончательно.

+3

8

- ...Святым Патриком клянусь, наш коп топает прямиком в остерию. Гай, он там будет итальянские макароны лопать, а мы - опять в засаде мерзнуть?
- Вечер - коту под хвост, - пробурчал под нос Уолш, соглашаясь с приятелем.
Кот был тут как тут, выскочил из подворотни, черный, как истинное ведьмовское отродье. На этот раз чертыхнулся сам Мерфи, ирландцы суеверны, черный котяра - к неудаче, это знает каждый рыжий пацан в Бруклине.
- Легавый, кажется, решил нас подождать, - подтвердил опасения Гая Уолш, потянув носом холодный воздух, пахнущий помойкой и табачным дымом. - Что скажем? Какая неожиданная встреча, детектив?

Говорить ничего не пришлось, объясняться тоже, потому что дальнейшие события стали неожиданностью для всех их участников.
- Твою ж мать! - вырвалось у Уолша, когда внезапно выяснилось, что в некоторых подворотнях по вечерам людно, как на вокзале. Парни, напавшие на полицейского, поначалу не заметили следующих за ним ирландцев. Просто потому, что не ожидали за копом почетного эскорта, тем более, что подвыпившие компании обычно ведут себя куда более шумно, чем, - на этот раз, - дружки Мерфи. Это было сомнительное преимущество, если они сейчас не вмешаются, - мелькнуло у Гая, - то окажутся свидетелями убийства, прямиком между двух огней, с одной стороны легавые, с другой - бандиты, кто бы и чьи бы они ни были.
«Лучшая защита - нападение». Эту нехитрую истину Мерфи уяснил с детства, со времен незамысловатых дворовых драк. Их было пятеро, тех, что набросились на Кассиди, четверо. Вступаться за легавого - последнее, что Гай Мерфи хотел бы сделать, тем более, за этого легавого, но какой у них выбор?
Он выхватил из-под куртки револьвер, веруя в то, что в уличной стычке прав окажется тот, кто первый возьмется за пушку. В людей Гай никогда не стрелял, он и в армию-то не попал из-за своей работы на сталелитейном заводе, правительство дало «стратегическому производству» бронь. Что если придется палить прямо сейчас, причем всерьез? Эх, была ни была!
- Эй! - заорал Мерфи, размахивая стволом и для убедительности припуская бегом между сырых кирпичных стен. - Проваливайте отсюда, пока целы. Это наша территория!
Товарищи побежали следом, Гай слышал их шаги и ругань, преданность была сейчас как нельзя кстати, потом он им все объяснит, хотя что объяснять-то…

+3

9

[nick]Незваный гость[/nick][status]Troublemaker[/status][icon]https://i.ibb.co/Fx5GsYg/image.jpg[/icon]Все подручные Джино Растелли были вооружены, но велено было избавиться от вмешавшегося в дело с остерией копа, не поднимая шума. Ни драка, ни тем более перестрелка в намерения итальянцев не входила. К тому же люди Джино не имели представления о том, с кем имеют дело, и за кого их сейчас приняли: может быть, за залетную банду грабителей, потрошащую прохожих на чужой территории. Если так, то местные в своем праве, положат незваных гостей, не спрашивая объяснений. Что, конечно же, даст боссу новый повод обозвать их недоумками и тупым гориллами, на этот раз посмертно.
Если бы не появление воинственных ирландцев, они бы позаботились о том, чтобы легавый исчез. Просто исчез, как будто его никогда и не было на свете и в Нью-Йорке. Теперь оставалось полагаться на то, что Рино не сплоховал с обрезком железной трубы, а Тони - с пером. А с последствиями пускай возятся эти «хозяева подворотни», раз им так некстати вздумалось ввязываться в чужие разборки.
На улице гангстеров Растелли дожидалось авто с включенным мотором, покончив с назойливым копом, они намеревались увести тело за город и избавиться от него где-нибудь в тиши стылых полей и рощиц. Но не судьба. Тони, тихо бранясь сквозь зубы, позволил Касиди осесть на землю, к пальцам и рукоятке ножа липким теплом пристала кровь, но прикончил он легавого, или нет, проверять было некогда.
- Che cazzo?! Hai perso il lunario?* - Заорал Рино в ответ на угрозы Мерфи. - Нам не нужны неприятности. Мы отваливаем.
- Заткнись, - рыкнул на него Тони. Вот придурок, нет, чтоб английский, как следует, выучить. Пускай все слышат, что итальянцы наследили.
Мужчины отступили от распростертого на земле тела, Рино, не удержавшись, злобно пнул его ногой, он был в настроении растянуть удовольствие их мести за «Багатто» и испытывал в этот момент разочарование кота, у которого прямо из когтей вырывают только что придушенную мышь. Несколько шагов итальянцы пятились задом, не сводя глаз со свои противников, готовые в случае малейшей угрозы схватиться за пушки. И только потом дружный топот ног и шум мотора отъезжающего автомобиля возвестил о том, что боле брани осталось за парнями со сталелитейного.

---------------------------------
*Какого… допустим, хрена? Ты что, спятил?

Отредактировано Galen Cassidy (2018-11-25 01:53:54)

+3

10

- И кто тут мерз? - Выдохнул запыхавшийся Уолш, еще не до конца поверивший в то, что они умудрились ввязаться в такую сомнительную историю, и это сошло им с рук. - Славно побегали.
- Ну ты и мастер пускать пыль в глаза, легавый, - торопливо спрятав револьвер, нервно хохотнул Мерфи, сам немного опешивший от собственной наглости. - Мы-то думали, что ты кремень-мужик, всех преступников в Бруклине уделаешь одной левой, а ты, выходит, обычный… Поднимайся давай, простудишься.
Чуток хмельной от запоздалой, но вполне заслуженной бравады, он даже готов был протянуть законнику руку, чтобы помочь тому встать на ноги. Но предложение ирландца сталось без отклика. Дружки Гая сгрудились над лежащим без движения полицейским, Мерфи, уже предчувствуя дурное, присел на корточки и осторожно перевернул Кассиди навзничь. Голова Галена безвольно запрокинулась, - оглушили что ли? - а полы пальто распахнулись, так что видно стало темное влажное пятно, расползающееся на светлой рубахе копа.
- Твою мать, - в сердцах выбранился Гай. - Тут скорую надо… Патрик, дуй к ближайшему телефону!
- Какую скорую? Какой телефон?! - запоздало взвился Уолш. - Ноги отсюда делать надо. А если он помрет? Думаешь, легавые станут искать тех макаронников, когда у них под рукой будем мы? Они еще обыщут тебя, найдут пушку, и пиши пропало. А так… Судьба уже все за нас решила, видишь. Разве ты не этого хотел, приятель? И о сердечных делах кузины больше можно будет не беспокоиться.
«Мэгги! Если она когда-нибудь узнает… А она узнает, это дело времени, рыжий Уолш сам же первый по пьяни и проболтается». Вспомнив о кузине товарища, Мерфи вспомнил и о его рассказе, о том, как Мэгги сохранила газету с заметкой о пожаре на Флетбуш Авеню. Человек, которого Уолш предлагает бросить тут, в подворотне, истекать кровью, между там, не так давно спасал детей из горящего здания. Аккурат в их квартале.
Гай зябко передернул плечами.
- Так нельзя. Не по-людски это. Рыжий, дай мне свой шарф, Патрик, Дин, помогите…
Это была импровизированная и вряд ли самая удачная из возможных перевязок, но и под рукой больше ничего не было.
- И дальше что? - Уолш все еще был настроен скептически. И в отношении новоиспеченных братьев милосердия, и в отношении шансов легавого.
- Потащим его по-очереди, уже темно, крови в темноте не видно, примут за пьяного, с кем ни бывает. Аккурат к твоей кузине, рыжий. Она же живет тут неподалеку.
-К Мэгги? Ты соображаешь вообще, что говоришь?! Хотя…
«Полицейский, если выживет, будет обязан им своим спасением, - лихорадочно рассуждал рыжий, - значит, история с избитым евреем перестанет висеть над их головами дамокловым мечем. Да и кузина, быть может, взглянет на своего опального ухажера новым взглядом, а то последнее время она шарахается от бедного Ромео, как от душегуба какого».
- Мне бы не хотелось потом ломать голову о том, как избавиться от трупа, - буркнул он. - Да еще в присутствии Мэгги. Но как знаешь, ты у нас заводила.
И покорно подставил плечо, соглашаясь разделить с другом и эту ношу.
Патрик предусмотрительно нахлобучил на разбитую голову Кассиди шляпу. Лично он предпочел бы последовать плану Уолша, то есть сбежать. Разве что еще пушку полицейскую прихватить для куражу. Но раз решили зарабатывать на отпущение грехов, так тому и быть.
- Надвинь поглубже, чтоб не слетела, - велел Мерфи. Он старался вести себя так, будто все происходящее - пустячное, в сущности, дело. Со стороны они и правда казались подгулявшей компанией, в которой один набрался больше прочих. И все же Гай то и дело прислушивался, ловя отголоски дыхания безвольно повисшего у них с Уолшем на плечах человека. Жив ли?
- С итальяшками нужно держать ухо востро, - бормотал он себе под нос, адресуясь к раненому, который вряд ли мог его сейчас слышать. - А ты как думал. 

На подходах к дому, где снимала квартиру мисс Уолш, все четверо добрых самаритян уже изрядно запыхались.
- Будет весело, если кузины не окажется дома…
В подъезде горел свет, а при свете кровь снова стала красной, и выглядел полицейский, прямо скажем, неважно, так что рыжий снова задумался о том, что их план - полное дерьмо, и нужно было откреститься от этой истории, пока у них еще была такая возможность. А виной всему ирландское ослиное упрямство, которого его приятель Мерфи есть ходячий образчик. Вона как в двери барабанит, того гляди, вышибет.

Отредактировано Guy Murphy (2018-11-27 11:56:29)

+3

11

Маргарет Уолш недавно вернулась домой с работы. Нужный ей автобус подошел к остановке переполненным, так что девушка решила немного пройтись пешком с другими закончившими смену телефонистками. Расплатой за эту прогулку стали промокшие сапожки, которые Мэгги пристроила сушиться на кухне. Пока закипал чайник, она успела сделать пару бутербродов и постоять у окна, согревая бедро теплом батареи и наблюдая за тем, как на небе зажигаются первые звезды, а в многоквартирном доме напротив - огни. Потом задумчивый взгляд ее невольно замер на пустой пепельнице на подоконнике. Тут курили мужчины, когда Мэг навещали кузены, или когда, что случалось гораздо чаще, к ней наведывался Мерфи.
Пепельница пустовала с того самого дня, когда Уолш-младший все-таки проболтался кузине, что они такого натворили в Бруклине, и из-за чего он заработал хук в челюсть. Рассказал о том, как Мерфи и его команда избивали и мучили совершенно случайно подвернувшегося под руку прохожего-еврея просто потому, что к этому их подвигли скука, наскоро распитое виски и безнаказанность. Страшно узнавать подобное о человеке, с которым ты собиралась связать свою жизнь. А может, дело не только в этом. Или совсем не в этом?
Уже месяц мисс Уолш избегала своего фактически жениха. И уже месяц не видела детектива Кассиди. Да и к чему им видеться? История со злокозненной миссис Меррит закончена, дальше каждый пойдет своим путем. Молодой полицейский, наверняка, давно уже позабыл о впопыхах данном им обещании.
«Я поцелую вас при встрече, мисс Уолш!»
Никакой встречи не будет и быть не должно, и не его вина в том, что при воспоминании об этом разговоре у Мэг до сих пор что-то томительно сжимается под сердцем. Она оказала помощь полицейскому расследованию и может гордиться собой. Чего еще желать?
Задернув кухонные занавески, девушка заварила чай, и, грея пальцы о чашку, перебралась из кухни в комнату. Квартирка, что она снимала, была отдельная, но совершенно крохотная. И даже она казалась роскошью после детских мытарств Маргарет, где они с матерью ютились по чужим углам и перебивались с хлеба на воду. Ее мама заслуживала хотя бы немного счастья, когда-то Мэгги мечтала о том, как славно они заживут тут вдвоем. Теперь же, особенно в этот последний тяжелый «месяц опустевшей пепельницы», мисс Уолш чувствовала себя по-настоящему одиноко и даже подумывала о том, чтобы пригласить кого-то из подруг пожить у нее.

Остановившись у зеркала, она привычно смахнула пыль с тяжелой рамы и придирчиво оглядела хрупкую фигурку с грустным взглядом, поправила волосы, одернула юбку, приподнялась на носках, чтобы казаться выше. Многие считают ее хорошенькой, некоторые даже завидуют, так отчего же он этого не увидел, выбросил из головы, как убирают в сейф папку с очередным законченным расследованием?!
- Ты просто глупышка, Маргарет Уолш. И этим все сказано. Почему бы тебе не начать ходить с подругами на вечеринки. И перестать отказываться от предложений познакомить тебя с их братьями или кузенами, - попеняла Мэг своему отражению. И тут раздался стук в дверь, причем грохнуло так шумно и внезапно, что девушка от неожиданности чуть не выпустила из рук чашку.
- Кто там? - для верности она глянула в глазок и сразу отстранилась, устало прижалась спиной к двери, бездумно поглаживая пальцами дверную ручку.
- Уходи, Гай. Ты же знаешь, что я не впущу тебя.

Отредактировано Maggie Walsh (2018-11-28 11:13:50)

+3

12

Сознание возвращалось к Кассиди урывками.
…Раскачивающаяся в такт чужим шагам земля, хриплое дыхание рядом, перед глазами мутные пятна неона, его куда-то ведут? волокут? Боль, головокружение, темнота…
…Резкий звук клаксона, дребезжание трамвая, кто-то поминает Святого Патрика, на щеке липкая влага собственной крови, в боку… Знакомо. И все же нет, это не Мексика и не тот чертов пулемет. Темнота…
…Подъезд какого-то дома. Пронизывающий холод. Ему так холодно, что даже вязкая головная боль отступает. А вот тело непослушное, ватное от слабости. И еще очень хочется пить…

Галена прислонили к стене, с грубоватой заботой поддерживая, чтобы не свалился на лестничной площадке, пока Мерфи ведет переговоры с кузиной Уолша, а сам рыжий делает вид, что он тут абсолютно не причем. И тут Кассиди, наконец-то окончательно пришедший в себя, получил долгожданную возможность рассмотреть своих спутников.
И сразу вспомнил.
Предупреждение мистера Бойла.
Щедрость неизвестных недоброжелателей.
Ирландцев, следовавших за ним по пятам после клуба.
Подворотню.
Засаду.
Головоломка не складывалась, да и Гален был сейчас не в том состоянии, чтобы рассуждать и действовать здраво. Он по-прежнему продолжал думать, что это дружки Мерфи подкараулили его в подворотне, оглушили и притащили сюда… «Сюда» - это куда, кстати?
Проклиная себя за самонадеянность, непослушной от слабости рукой Кассиди все же попытался дотянуться до оружия, он все еще чувствовал тяжесть кобуры подмышкой: еще одна необъяснимая с точки зрения логики полицейского странность, зачем было нападавшим оставлять ему ствол? Ладонь не удержалась на весу, пальцы бессильно соскользнули с рукояти револьвера и запутались в неумелой повязке, оказывается, он обмотан шарфом поперек живота и поясницы, будто какая-то старушка-радикулитчица. Под этой несуразной перевязкой при каждом вздохе горячо пульсировала боль.
Да что ж это такое? Пролетариев совесть замучила прямо во время поножовщины?
- Вам что сегодня ни один еврей не подвернулся? - прохрипел Гален, тяжело сглатывая соленую, с характерным железистым привкусом слюну.
Поддерживающий раненого на ногах парень заржал. И на всякий случай отвел руку Кассиди подальше от кобуры.
- Не дергайся, легавый. Мы тебе не враги.
Обычно детектив таких вольностей с собой не позволял. Но не на этот раз.
- Понятно, вы мои друзья, - со стоном согласился он, - И давно это у нас?

+3

13

- Чертов коп! - зашипел рыжий Уолш, по достоинству оценив порыв полицейского. - Мы его отбили от макаронников, жизнью, можно сказать, рискуя. А он, едва очухавшись, за пушку хватается. И откуда только силы взялись?!
Все же он был прав, если даже сам спасенный не верит в то, кто его спасители, что уж говорить об остальных легавых. Хорошо, что они скорую не вызвали и в свидетели происшествия не подались.
- Уже минут сорок, - буркнул Мерфи. Детектив, как и ожидалось, оказался живуч, не даром ирландской породы. И прийти в себя его угораздило как раз в тот момент, когда Гай, через запертую дверь, пытался объясниться с Мэгги. 
- Я  знаю, что ты думаешь, Мэг, - он прекратил молотить кулаком по дверному косяку и глубоко вздохнул, пытаясь хоть немного успокоиться: все же вечер выдался волнительным и без выяснения отношений со своей девушкой. Тем более публичных, в присутствии приятелей и человека, из-за которого эти отношения, по мнению Мерфи, и разладились.  - Но речь сейчас не о нас с тобой. Это вопрос жизни и смерти, я серьезно тебе говорю, открой дверь и сама все увидишь!
- Маргарет, не дури! - в поддержку приятеля подал голос кузен. - С нами парень с дыркой в брюхе. И если на шум сбегутся соседи, даже не знаю, чем дело кончится. Открывай, мы потому к тебе заявились, что ты училась на этих, как их, курсах медицинских.

Отредактировано Guy Murphy (2018-11-30 02:17:42)

+2

14

В глазок Мэгги видела только Гая, но слышно было, что за дверью он не один. Так и есть, вот и кузен заговорил. А после упоминания о парне «с дыркой в брюхе» в груди мисс Уолш похолодело от дурного предчувствия.
Пресвятая Дева, ну во что они ввязались на этот раз?!

Ни на каких медицинских курсах Мэгги не училась, ее и других девушек готовили в войска связи. Но поскольку предполагалось, что однажды все они окажутся на войне, азы оказания первой медицинской помощи связисткам, конечно же, растолковали. Не так давно Мэг пришлось повозиться с челюстью кузена Уолша, тот решительно отказывался связываться с докторами: не по карману, да и много лишних вопросов. А до того мисс Уолш часто случалось "перевязывать раны" уличным бойцам: и в родственники, и в кавалеры ей достались беспокойные, вспыльчивые, легко лезущие на рожон ирландские мужчины. Неудивительно, что все они уверовали в ее медицинские таланты, как в непорочность Девы Марии. Но дырка в брюхе… С этим точно нужно в больницу, а не к телефонистке.

От всего сердца надеясь, что кузен преувеличивает, и речь идет об очередных полученных в драке царапинах, Мэгги отодвинула щеколду. И, стараясь даже взглядом не касаться напряженного лица Мерфи, выглянула на лестничную клетку, чтобы посмотреть на того, кому, по словам рыжего, срочно потребовалась ее помощь. В следующий миг ей пришлось обеими руками ухватиться за дверной косяк, потому что этот невыносимый месяц пустующей пепельницы просто обязан был закончиться как-нибудь ужасно и трагически. Так и вышло.
- Д-детектив Кассиди? - сдавленным голосом прошептала девушка, тем самым подтверждая, что она отказывается верить собственным глазам. Виски заломило от обрушившихся на Мэг ледяным водопадом предположений и догадок. Как могло произойти то, что произошло? Почему полицейского привели ее кузен и Мэрфи? Почему они привели Кассиди к ней, а не в больницу? Господи, да разве же время сейчас об этом думать?!
- Входите! - мисс Уолш отшатнулась от двери, пропуская мужчин в прихожую. - Скорее… Да скорее же!
Голос ее нервически сорвался на крик, руки Мэгги дрожали крупной дрожью, она чувствовала себя в двух шагах от паники.
Нужна кипяченая вода, полотенца, бинты, антисептик. У нее есть аптечка, но того, что в ней, может не хватить…
Кусая губы, чтобы не расплакаться в самый неподходящий момент, девушка метнулась к комоду за бельем, потом - на кухню. На ее счастье мужчины не ждали от хозяйки квартиры распоряжений, со многим они в состоянии были управиться сами. Кассиди вытряхнули из пальто, окровавленную шляпу по-джентльменски пристроили на вешалку.
- Куда его, может, в ванну?
- Обмывать копа еще рано, Патрик. Давай на диван.
- Диван жалко, от крови потом не отчистить. На стол?
- Он короткий. Но раздвижной, ты прав. Легавый, гляди, из-за тебя в доме праздник!
- Мэг, выпить найдется? - дернул родственницу Уолш.
Мэгги послушно вытащила с кухонной полки задвинутую за пачку муки бутылку виски. И от волнения едва не выронила. Уолш перехватил ее буквально на лету.
- Эй, сестричка, - он цепко ухватил девушку за локоть, будто угадав ее страх и растерянность. А потом, отвернув крышку, протянул бутылку обратно.
- На-ка, сама хлебни, дрожишь вся. Все будет хорошо, малышка. Все. Будет. Хорошо.

+4

15

Появление Мэгги оказалось для Кассиди полной неожиданностью. Что бы там ни вообразил себе Мерфи, Гален никогда не был ни в этом доме, ни в этом подъезде, ни в этой квартире. Он вообще мало что знал про мисс Уолш. Хотя, если бы захотел, мог бы узнать все, для полицейского детектива раздобыть подобные сведения -  пара пустяков. И все же в случае с Мэгги вторжение в чужую жизнь без предупреждения и без разрешения казалась Кассиди делом недостойным и даже постыдным. Гален вообще для себя решил, что будет держаться в стороне от этой девушки. Что ж, не вышло.
Теперь она растеряна. И напугана. И все это из-за него.
А он сам? Он, несмотря ни на что, рад ее видеть. Как это все неловко. Как не вовремя…

Некоторые врачи полагают, что с ранеными нужно разговаривать. Необходимость поддерживать разговор отвлекает человека от боли. Вряд ли приятели Мерфи что-то знали о подобном медицинском приеме. Они просто были возбуждены всем происходящим, и оттого словоохотливы. Без остановки подшучивая и друг над другом, и над Кассиди, они сразу в несколько рук раздевали его, развязали пропитавшийся кровью шарф, отстегнули кобуру, спустили с плеч подтяжки, задрали рубаху. В тот момент, когда от раны отрывали влипшую в запекшуюся уже кровь ткань, Галену хотелось незамысловато заорать, или, на худой конец, замысловато выругаться. Но ни того, ни другого в присутствии Мэгги он позволить себе не мог. Вместо этого приподнялся на локте, чтобы самому взглянуть, как сильно ему досталось.
Один из ирландцев, кажется, все тот же Патрик, тут же «заботливо» схватил детектива за плечи, вынуждая снова лечь.
- Да не дергайся ты, ну что за человек такой! Синематограф себе нашел.
- Кишки не вывались, так что все в прядке, - бодро сообщил Дин, но по его вытянувшейся физиономии видно было, что увиденное произвело на парня впечатление.
На самом деле Кассиди повезло. Его пырнули ножом второпях, сквозь пальто, и лезвие сначала задело кобуру, а потом, соскользнув, ушло почти вертикально вниз, вместо того, чтобы воткнуться под ребра в печень, оставило на правом боку полицейского длинный, обильно кровоточащий, но не слишком глубокий порез. Хотя со стороны для не разбирающихся досконально в анатомии зрителей все выглядело намного страшнее, чем было на самом деле.
- Тут столько крови, будто быка освежевали, - пробормотал Патрик. - Дин, брюки тоже ему снимай.
- Оставьте мои штаны в покое! - хрипло потребовал Гален.
- Ты чего это, легавый? Стесняешься кузины Уолша? Мэгги, наша доблестная полиция в смущении из-за твоих прекрасных глаз!
- Патрик, кончай зубоскалить, - не выдержал Мерфи. - Рыжий, ты выпивку нашел?
- А как же!
- Будешь? - Гай протянул Кассиди початую бутылку виски.
- Может, ему лучше морфий? - предположил Уолш.
- Нет! Не нужно морфий, даже не вздумайте! - торопливо запротестовал раненый, перепугавшись, что великодушные спасатели, и правда, расщедрятся на укол. Лучше вот прям сейчас сдохнуть, чем вернуться в то состояние, в котором он оказался после госпиталя. - Жгут мне скрутите.
- Как скажешь, полиция, - выбрав из груды полотенец то, что поменьше, Уолш свернул его косицей и сунул раненому в рот. - Заодно и заткнешься.

+3

16

Мэгги не знала, что подействовало на нее вернее, спиртное, или поддержка кузена. Но, занимая руки необходимой для перевязки возней, она постепенно успокоилась. Почти. И ровно до того момента, пока не услышала, что Кассиди отказался и от виски, и от морфина. Потому что вот тут мисс Уолш внезапно ужасно разозлилась на упрямого полицейского. Не хочет позаботиться о себе, мог бы подумать хотя бы о ней, о том, каково ей будет обрабатывать рану "по живому", зная, что каждым прикосновением она мучает его, а значит, и  себя. О боже, как же счастливы, должно быть, те нежные девушки, которые могут себе позволить при виде крови ахнуть и, ни о чем больше не беспокоясь, упасть в обморок!
Подложив под бок Галена валик из нескольких полотенец Маргарет марлевым тампоном начала аккуратно смывать кровь, уже понимая, что этим дело не ограничится, придется еще и шов накладывать. В комнате характерно запахло карболкой, руки Мэгги все еще вздрагивали, но теперь только тогда, когда она чувствовала, как вздрагивает от ее манипуляций сам Кассиди.
- Может кто-нибудь все же объяснит мне, что произошло, - напряженным голосом потребовала она, воспользовавшись тем, что зрители притихли. - Если я… Не справлюсь, придется везти его в больницу, там будут задавать вопросы. Гай, ну что же ты молчишь, скажи хоть что-то! - не удержалась от упрека Мэг, мысленно возлагающая всю вину за происходящее на Мерфи. Ну а на кого еще?
Хирургической нитки у нее не было, на курсах говорили, что в экстремальной ситуации можно воспользоваться любой, но лучше шелковой. Мисс Уолш полагала себя неплохой портнихой, но, кажется, после сегодняшнего дня она никогда не возьмет в руки иглу!
- Налейте мне спирта в стакан, - попросила девушка.
- Сестричка, думаю, тебе уже достаточно, - забеспокоился кузен.
- Господи, я не собираюсь его пить!
Она торопливо вставила нитку в иглу, бросила все это в спирт стерилизоваться и принялась тщательно обрабатывать кожу вокруг раны йодом. А потом, глубоко, как перед прыжком в ледяную воду, вздохнув, решительно сделала первый стежок. И еще один, И еще…
Швея видела, с какой силой пальцы Галена вцепились в край столешницы, так, что даже костяшки их побелели от напряжения. Слышала, как тяжело он дышит, это неровное дыхание отдавалось в ее пальцах при каждом прикосновении. Мучительное ощущение, так что Мэгги невольно желала раненому обморока. Мерфи что-то говорил ей, кажется, рассказывал о том, о чем она сама ж его попросила, но Мэг не могла поручиться, что до нее сейчас доходит смысл его слов.

+3

17

Гай, и правда, исполнял просьбу мисс Уолш, хоть и понимал, что время и место для разговоров далеко не самое подходящее; и девушка с иглой в руках, и ее пациент со скатанным жгутом полотенцем во рту - неблагодарные слушатели.
- Мы следовали за лега…
Натолкнувшись на негодующий взгляд синих глаз, адресованный ему Мэгги, Мерфи поспешно поправился:
- …за детективом от боксерского клуба. В общем, у нас просто вышел спор с Уолшем, и мы проверяли одну догадку…
- И ты, кстати, проспорил, дружище, - не преминул напомнить рыжий. Благими намерениями вымощена тропа в хорошо всем известные места. Если бы они не увязались за полицейским, потому что Мерфи обуял приступ ревности, макаронники спокойно отправили бы Кассиди на тот свет, им не пришлось бы тащить раненого к кузине. Глядишь, все бы и забылось. А теперь кто его знает, как дело обернется.
У Уолша из памяти никак не шло потерянное лицо Мэг и слезы у нее на ресницах, когда он отпаивал ее виски на кухне. Поди пойми, с чего сестренка так разволновалась: от вида крови и всей этой предстоящей возни с перевязкой, или потому что ножом пырнули именно этого конкретного законника. Как бы то ни было, своими подозрениями Уолш больше не намерен был делиться с Мерфи, один раз он уже трепанулся. И все испортил.
- Выходит, что проспорил, - без особенной уверенности в голосе согласился Гай.
Почему Мэгги отказывалась его впустить? Из-за их последней размолвки, или потому что все же ждала кого-то другого? Нет ответов, нет душе покоя.
- А детектив у нас парень храбрый, - продолжил Мерфи желчно. Хотя, наверное, так оно и есть. - Питает склонность к проходным дворам. Там его и подкараулили. Первым же ударом сбили с ног, - он сочувственно глянул на слипшиеся от крови волосы на голове Кассиди, на кулаки нападающие, явно, не полагались, ударили чем-то посерьезнее. - А мы… Сам не знаю, что на меня нашло, но мы подняли шум, орали, убирайтесь, дескать, эта наша территория.
Про револьвер Гай благоразумно решил умолчать.
- В общем, нас было больше, и «дружки» его ретировались. Вот и весь сказ. Мы хотели сразу скорую вызвать, вот те крест, Мэгги, хотели. А потом подумали, что нас же и упекут за нападение. Ты сам виноват, легавый, - заключил ирландец, обращаясь уже напрямую к детективу. - Ославил нас убийцами из-за того еврея, рапорт, небось, по всей форме, накатал. Так что радуйся теперь, что у Мэгги ручки нежные и ловкие, если бы я сам взялся тебя штопать, худо бы тебе было!

Отредактировано Guy Murphy (2018-12-02 10:32:59)

+2

18

Не удержавшись, Кассиди выплюнул жгут.
- Кончай причитать, Мерфи, нет на вас никакого рапорта!
И не потому, что он такой великодушный, просто Шапира тогда отказался писать заявление в полицию. Но на долгие объяснения у Галена сейчас не было сил. Да, он позволил себе припугнуть этих ребят, и особенно - их заводилу, но все это было сделано для их же блага. Что до остального…
Не сдержавшись, детектив застонал, прижимая ладонь к разбитой голове. Как ни странно, головная боль, накатывающая приступами дурноты и спутывающая мысли в бесполезный липкий ком, мучила его гораздо больше, чем изуродованный ножом бок.
А подумать не мешало бы. Например, о том, что у него, оказывается, есть враги. Кассиди мог бы поверить в то, что какие-то мерзавцы-грабители просто поджидали в подворотне случайного прохожего, если бы ни понимание, что ради портмоне и портсигара в Нью-Йорке не принято отправлять жертву сразу на тот свет: накладно, да и статья совсем другая.
- Опознать «моих дружков» сможете? - спросил Гален безнадежно. Непутевые ирландцы по-настоящему его выручили, но свидетельствовать под присягой не станут, это понятно.
Между тем Мэгги, похоже, закончила его штопать, - какое облегчение, - и теперь накладывала повязку. Может это и хорошо, что его не отвезли в больницу, вышло бы много шуму, начальство потребовало бы расследования, в котором он сам не смог бы участвовать. Да и выяснить судьбу пострадавшего, обзвонив больницы, легче, чем искать человека, которого приютили на частной квартире. Это не случай, если нападавшие захотят выяснить, насколько они преуспели.
Перехватив руку девушки, осторожно затягивающей край бинта, Кассиди благодарно сжал ее подрагивающие пальцы.
- Простите за то, что доставляю вам столько хлопот, мисс Уолш. Мне очень… очень жаль, что так вышло.
Отпускать ее не хотелось, - он впервые прикасался к Мэг, до сего дня краткое их знакомство не позволяло подобной фамильярности, - но удерживать было бестактностью. Особенно в присутствии пятерых мужчин, один из которых приходился мисс Уолш родственником, а второй…
«И что теперь?» - мысленно спросил себя Гален. И, упираясь ладонью в столешницу, попытался сесть (а в перспективе и встать на ноги).
- Время позднее, - выдавил он. Голова продолжала кружиться, состояние было, как после нокаута на ринге, только намного хуже. - И если бы кто-то вызвал мне такси…

+3

19

От благодарного рукопожатия "пациента" мелово-бледные от волнения и напряжения щеки Мэгги полыхнули румянцем, сердце заколотилось, как после быстрого подъема в гору. Мисс Уолш сама не ожидала, что ее так легко смутить. Тем более в обстоятельствах, вообще к смущению не располагающих.
- Я еще не закончила, мистер Кассиди, - предупредила она. Очень хотелось назвать детектива по имени, это казалось сейчас таким естественным и единственно правильным, но с первого раза Мэг не рискнула. Не при Марфи и его приятелях. - У вас же голова разбита, нужно… Пресвятая дева, что вы такое выдумали, какое такси? Я вас никуда не отпущу!
- Миллионер что ли? - буркнул Уолш, волей-неволей принимая сторону кузины. Такси в Нью-Йорке стоили безумных денег, пятьдесят центов за милю, так что раскатывали на выкрашенных в красный и зеленый цвета наемных моторах только богачи. То есть рыжему, конечно, было наплевать, на что коп потратится. И тем более он был бы рад, если Кассиди уберется из квартиры сестренки Мэгги как можно скорее и на все четыре стороны, а уж дружище Мерфи окажется просто счастлив такому повороту дела. Но, как говорится, коней на переправе не меняют, легавый в таком состоянии, что до конца прихожей вряд ли сам доползет, не то, что до дома.
- Лежи уже, раз добегался, - постановил Уолш. - Не нравится на столе, давай, на диван перебирайся.
- Ходить сейчас нельзя ни в коем случае, - тревожно зачастила Мэгги. - Вдруг шов разойдется. Ваши близкие будут беспокоиться о вас… Гален? Можно просто позвонить, предупредить…
Она осторожно дотронулась влажным полотенцем до щеки Кассиди, стирая засохшую уже кровь.
Вздохнула:
- Так неудобно.
И это было правдой, до головы сидящего на столе человека дотянуться не так-то просто.
Умоляюще заглянула снизу вверх в глаза раненого.
Мэгги помнила их голубыми, светлыми, сейчас ее встречала чернота расширившихся зрачков. Сердце девушки снова сбилось с ритма, затрепыхалось глупой лесной пичугой, угодившей в силок птицелова, на этот раз от жалости.
- У меня очень удобный диван, - натянуто улыбаясь, подтвердила она. - А вам нужен отдых и полный покой. Хотя бы этой ночью.

Отредактировано Maggie Walsh (2018-12-05 09:13:03)

+4

20

«Не было рапорта? Подумать только, какое «великодушие»!»
Остальные могли думать разное, но Мерфи хорошо знал цену полицейской снисходительности, чертов коп хотел заполучить дармовых стукачей, только и всего.
Этими размышлениями Гай пытался растравить собственную неприязнь к легавому, но чувствовал, что злость уходит безвозвратно, песком просыпается сквозь пальцы, только что была целая пригоршня, а теперь пусто. То ли пролитая Кассиди кровь их примирила, - трудно ненавидеть того, кого спас, - то ли нескладные попытки копа избежать заботливости Мэгги. Если бы между ними что-то было, легавый не порывался бы сбежать, это как пить дать. Мерфи видел сейчас проявление естественной неловкости мужчины, оказавшегося на попечении малознакомой ему женщины, а не встречу любовников, и ревность его на какое-то время притихла, как тухнет костер, лишенный пищи для огня.
Понятно, что никто раненого на прогулку не отпустит, и Уолш тут прав, и его кузина.
- Мэгги, если хочешь, я могу остаться ночевать у тебя, - предложил Гай, осознавший, что ему тоже пора как-то воспользоваться ситуацией. - Вдруг помощь понадобится, ну, мало ли что, плохо ему станет, - он кивнул на Галена, которому «медбратья»-ирландцы помогли перебраться со стола на диван и, по распоряжению хозяйки квартиры, закутали в плед. В комнате, обычно чисто прибранной, царил разгром, да уж, удружили девушке, как говорится.
Сама Мэг была занята там, что перевязывала полицейскому голову, Мерфи невольно вздохнул. Женщины добры к мужчинам только в часы страданий, все остальное время они, как кошки, себе на уме.

+3


Вы здесь » 1920. Потерянное поколение » Американская мечта » Долг платежом пугает


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC