1920. Потерянное поколение

Объявление

Нью-Йорк ревущих 20-х приглашает всех поклонников не слишком альтернативной истории с элементами криминального детектива. Джаз, немое кино, становление организованной преступности и борьба с ней.
Неон сверкает, исправно поступает конфискат, и все желающие прикоснуться к эпохе, проверить глубину Гудзона или вершить дела под дробный звук пулемёта в возрасте 18+ всё ещё могут это сделать. Присоединяйтесь!
По любым вопросам можно обращаться в гостевую книгу.
⦁ обновился шаблон рекламы на зимне-праздничный вариант;
⦁ приветствуем нашего новичка Ллойда Макбрайна, желаем ему вдохновения и захватывающей игры;
⦁ тестируем новый дизайн, просьба информировать администрацию о всех багах или некорректной работе скриптов и форума;
⦁ с 5 ноября 2018 года игра возобновляется.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1920. Потерянное поколение » Американская мечта » Семейное дело


Семейное дело

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

[NIC]Кармайн Ассанте[/NIC][STA]капореджиме семьи Гальяно[/STA][AVA]https://i.ibb.co/42GtcYP/image.jpg[/AVA]

https://i.ibb.co/WNrp4CJ/5.jpg
Участники: Мишель Гальяно, Гален Кассиди (НПС-ом ака Кармайн Ассанте), ирландцы из "Белой руки", полицейские;
Время и место: первые числа апреля 1920 года, Манхеттен, ателье "Гальяно";
Погода: хорошая;
Война между ирландцами и итальянцами за сферы влияния в Манхеттене набирает обороты. На этот раз целью парней Дэнни Механа стало ателье, принадлежащее семье Гальяно.

Отредактировано Galen Cassidy (2018-09-06 00:35:03)

+2

2

Мишель была из тех счастливых людей, что с радостью просыпались по утрам и собирались на работу, не смотря на то, что вся их природа говорила о том, что нужно спать до полудня. Она хоть и тяжело поднималась из кровати, но затем все же вспоминала зачем это делает и вдруг замечала все прелести того, как освещало солнце будущий день. Она любила свою работу, которая для нее по сути таковой и не являлась, скорее хобби, любимое дело, возможность проявить себя. Выпархивая из машины, припаркованной у ателье с ее именем, она уже знала как пройдет день. Он был распланирован и заполнен важными ритуалами.
Сначала она своим ключом отпирала дверь, поглаживающим движением переворачивала табличку, знаменующую открытие, и проходила к зеркалу, чтобы убедиться, что встречающая клиенток красота и элегантность ничуть не будет уступать той, что они мечтали здесь обрести. Девушка полюбовалась на себя, но    заметив на резной деревянной раме пыль, взяла со стола обрезок бархатной ткани, аккуратно стерла ее.  Каждый раз касаясь этого бывшего дуба она вспоминала бабушку и как та, наряжая Мишель, заплетала ей перед ним косы или делала высокий конский хвост. Это дерево помнило многое. Оно пережило не одно поколение Гальяно, долгий переезд в Америку, и послужит еще и следующим, но сейчас оно отражало то, как младшая из семейства воплощает свою мечту.
В помещении все еще витал запах духов Далии, вечерней швеи и вышивальщицы. Мишель ясно представила как та торопилась на свидание к своему ирландцу (настоящая интернационалка) и поливалась ими с ног до головы. Нужно было проверить все ли наряды на месте. Работница любила пощеголять в том, что шилось не для нее и устроить дебют какому-нибудь платью, когда его хозяйка только еще надеялась его получить. По-хорошему стоило бы давно ее уволить, еще после третьего предупреждения, но Далия как никто умела сочетать шарм ручной работы и машинной точности. Это чувствовалось в каждом стежке, и за них ей прощалось многое. Мишель поставила пластинку с джазом и по небольшим ступенькам поднялась на подиум, а затем, отодвинув ширму прошла в подсобное помещение. Все шкафы были в порядке, вещи на месте, сейф тоже был закрыт. Улыбнувшись прекрасному платью для мисс Дельфино, надетому на ростовой манекен, она подхватила его и понесла в зал, как раз когда раздался колокольчик входной двери.
- Алер, вы как всегда точны. - глядя себе под ноги, чтобы не упасть на ступеньках, воскликнула Мишель. Она точно знала кто к ней пришел. Время - пять минут после открытия, и до ее ноздрей уже доносился аромат свежесваренного кофе из соседней кофейни. Она поставила манекен рядом с подиумом, поправила складки на подоле и только затем повернулась к пожилому французу, чтобы принять из его рук чашку на блюдце.
- Mon cher... - только и успел произнести мужчина, глядя на ее новое творение, перед тем как она его прервала.
- Нет, стойте... - Мишель метнулась обратно по ступенькам, выпаливая на ходу: - не судите о этом платье без главного акцента, из-за которого оно и родилось. - девушка открыла сейф в подсобке, где пряталась выручка, и достала бархатную коробочку. Не закрыв дверцу, она прибежала обратно. Ее переполнял собственный триумф. Достав витую золотую брошь, с огромным рубином посередине, она поместила ее на свое законное место на платье и отошла на шаг, наслаждаясь восхищенным громким выдохом собеседника. - Миссис Дельфино хотела платье на помолвку своей дочери под эту фамильную брошь. Она настаивала на лавандовом, но мне удалось поговорить с будущей невестой и переубедить ее. Результат вы видите. Золотисто-ванильный...Даже я не знаю как правильно назвать этот цвет, но смотрится великолепно. - теперь она уже взяла чашку и села на кресло рядом с кофейным столиком. Делая глотки ароматного напитка, она расслаблено наблюдала за тем, как Алер расхаживает вокруг платья, картинно прикрывает глаза, трогает ткань и вышивку. И как она могла заподозрить его в попытке флирта при первом знакомстве? Спустя два года дружбы это казалось просто смешным. Его восклицания остановил лишь вид посетителей, открывающий дверь его кофейни. Мужчина спешно выскочил из ателье, а Мишель осталась наедине со своими мыслями, кофе, платьем и джазом, у нее было всего пол часа в одиночестве до того как придет помощница и две дневные швеи.

Отредактировано Michelle Galliano (2018-09-09 12:34:44)

+2

3

Прошло уже три месяца с того дня, как Дэнни Механ застрелил казначея, присланного Фрэнки Йейлом в манхэттенские доки. Разразившаяся война напоминала круги, расходящиеся по воде залива после падения в нее тела утопленника, в нее волей-неволей оказывались вовлеченными все больше и больше участников итальянских и ирландских банд и, разумеется, те бизнесы, которые «сотрудничали», читай платили положенную им мзду и находились покровительством этих банд.
Семья Гальяно, промышляющая в Бронксе, казалось бы, оставалась в стороне от всех этих дрязг, во всяком случае на предложение Йейла поддержать соотечественников в Манхеттене «солдатами», чтобы раз и навсегда поставить на место выскочек из «Белой руки» Том Гальяно ответил вежливым отказом.
- Ты еще пожалеешь об этом, - буркнул Фрэнки. - Эти рыжие ублюдки не станут разбирать, кто против них, а кто воздержался.
- Посмотрим, - отозвался глава семьи, и на этом переговоры закончились.

- Помнишь, те серьезные люди, о которых я тебе говорил?
Если Уолш вбил себе в голову какую-нибудь идею, переубедить дуралея было непросто. Даже трещина в челюсти, которую парень заработал после истории с нападением на еврея, его не образумила. Уже который раз он заводил с приятелем разговор о том, что им хорошо бы бросить работу на заводе за гроши, вступить в «Белую руку» и постараться завоевать доверие ее главарей. Мерфи то соглашался, то нет: загреметь за решетку ему не улыбалось. Ревность, с недавних пор поселившаяся в сердце простого ирландского смутьяна, нашептывала Гаю, что как только он отправится на нары, подружка сбежит к другому.
- Так вот, у них есть дельце для нас. Нужно припугнуть одного человечка, пощипать его ателье в Манхеттене, - продолжал соловьем разливаться кузен Мегги.
- Ателье? Это с бабами воевать что ли?
- Да какая разница! Я с ребятами поговорил, они согласны, твоего решения ждем.
- Раз ребята уже согласны, я вам не нужен.
Сегодня у Мерфи было настроение не соглашаться. Если Мэгги прознает, что на подарки ей он зарабатывает запугиванием каких-то портних, быть грозе. Уолшу проще, они родственники, родственников не выбирают. А вот ухажеров - очень даже.
- Зря ты, Мерфи, упускаешь возможность и подзаработать, и прославиться.
- Вот я как раз о славе и беспокоюсь. Не успею прославиться, а тут Кассиди. С браслетами. Так что без меня.
- Без тебя, так без тебя, - сдался приятель. Может, без Мерфи даже лучше, в кои-то веки выпадет возможность самому покомандовать парнями.

Группа молодых ирландцев остановилась у витрины ателье «Гальяно» незадолго до полудня.
- Недурное местечко, - заметил Уолщ. - Парни, у кого девчонки модничают, разрешаю прихватить, что понравится.
Грабить, в общем, велено не было, но чем рвать в клочья дорогие платья, лучше раздарить их подружкам. Во всяком случае, так казалось Уолшу, которого, как он и предполагал, назначили старшим в этой операции.
Дверь хлопнула так, что аж стекла задребезжали. И уже не закрывалась до тех пор, пока все «гости» не ворвались вовнутрь.
- Эй, Гальяно, тебе привет от Дэнни Механа! - заорал Уолш. Он получил довольно четкие инструкции на счет того, что говорить, и с вечера прорепетировал у зеркала зловещие гримасы головореза. Как раз сейчас погромщик мог полюбоваться своим и своих товарищей отражением в старинном зеркале у входа. Не долго раздумывая, он саданул по стеклу рукояткой револьвера, - оружие тоже выдали, но поднимать пальбу не советовали, - зеркало разлетелось на крупные осколки, не видать макаронникам удачи.
- Наш босс велит вам убираться из Манхэттена!
Завизжали женщины, их в ателье было немного, но для шума много и не надо: какая-то дама выскочила из примерочной в неглиже, изрядно порадовав молодых мужчин. Те громили все, до чего могли дотянуться, опрокидывали манекены, крушили мебель. Уолш ловко сбил со стены телефонный аппарат и с корнем выдрал из стены провод: это, как он полагал, давало им некоторую фору в безнаказанности.

+2


Вы здесь » 1920. Потерянное поколение » Американская мечта » Семейное дело


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC