1920. Потерянное поколение

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1920. Потерянное поколение » Сыгранное » Дом, который построил нас.


Дом, который построил нас.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://image.ibb.co/dRXFyU/house5.jpg
Участники: Мишель Гальяно, Кармайн Ассанте
Время и место: пригород Нью-Йорка, начало января 1920 года;
Погода решила порадовать снегом ;
Вот дом,
Который купил нам Том.

А это гробница,
Которая в темном подвале таится,
В доме,
Который купил нам Том.

Отредактировано Michelle Galliano (2018-08-29 01:30:50)

+1

2

Мишель любила тишину, ту самую тишину, когда остаешься наедине с собой, со своими мыслями, планами, идеями и чистым листом для эскизов. Все лучшее, что было создано ею, было создано именно в полном беззвучии, чтобы ничто не мешало и никто не отвлекал. Тишина была союзником Гальяно и ее музы, но сейчас был совсем иной случай. Во-первых, она была не одна, а во-вторых, человек, находящийся с ней в одном пространстве машины, замкнутом и тесном, был совсем не тем, с кем бы девушка захотела остаться наедине. Он был навязан ей ее семьей и отцом, имевшим свои планы на дочь и замужество. Его молчание угнетало, и тишина отнюдь не приносила никакого удовольствия и не помогала расслабиться. Монотонное гудение мотора и шорох щеток, сметавший снег, липнущий к лобовому стеклу, еще больше нагнетали атмосферу.
Гальяно поерзала на переднем сиденье, надеясь, что сможет устроиться поудобнее и хоть немного расслабиться, в сотый раз поправила складки на подоле платья, но поняв, что лучше не стало, подняла плечи, зарылась подбородком в меховое манто и продолжила свои наблюдения из под полы шляпки. Ее взгляд курсировал от мелькавших за окном пейзажей непривычного ей пригорода до лица мужчины сидевшего за рулем. На последнем глаза девушки задерживались чуть дольше. Она изучала его, как будто на нем вот-вот должна была появиться хоть какая-то надпись с пояснениями или сводка о том, что за человек находился с ней рядом и вез в неизвестном направлении. За двадцать минут изучения никаких подсказок так и не возникло. Не выдержав, Миша стянула перчатки и рефлекторно топнув ножкой, наконец, нарушила молчание.
- Мне все-таки было бы куда комфортнее знать, куда мы едем. - по идее ее вполне должно было удовлетворить загадочное благословение отца на эту поездку, но чем дальше они уезжали от Нью-Йорка, тем неприятнее становилась неизвестность. Догадки, одна мрачнее другой, начали зарождаться в голове девушки и они только подтверждались сосредоточенно-напряженным выражением лица новоиспеченного жениха, внимательно вглядывающегося в заснеженную дорогу.
- Включим радио! - неожиданно высоким для себя голосом и с неестественным энтузиазмом воскликнула Мишель и дернулась к приемнику. С первой же пойманной волны зазвучал голос диктора, сообщающий криминальные сводки и тут же произнес несколько знакомых имен. Вздрогнув, девушка попыталась сменить станцию, но радио зашипело помехами и его пришлось выключить.
- Долго еще? - Гальяно откинулась на сиденье и обреченно вздохнула, приготовившись ко всему, но неожиданно машина свернула к подъездной дорожке, остановилась у большого особняка и заглушила мотор.
- Где мы?
Мишель не стала дожидаться пока Кармайн выйдет, откроет ей дверь и подаст руку, потому что внутренне каждый раз содрогалась от его прикосновений. Они были холодными и чужими, но каждый раз напоминали о том, что с этим человеком ей придется жить против своей воли. Выскочив из салона, она намеренно отвела взгляд от мужчины и якобы сосредоточилась на осмотре особняка, но на самом деле думала лишь об одном - как избежать его общества навсегда, хотя все четче понимала безвыходность своего положения. Решения отца не подлежали обсуждениям, а приказы выполнялись строго и в срок, это касалось как бизнеса, так и семейных дел, таких как замужество единственной дочери на Кармайне, мужчине, которого она не знала.
Последнюю неделю, после того как отец во всеуслышание объявил о помолвке и удивил всех собравшихся на вечеринке, включая саму невесту, Мишель много думала о Ассанте. Она то и дело прокручивала в голове немногочисленные их встречи и еще более редкие диалоги, пытаясь понять за кого придется выйти замуж. По сути единственно значимым было лишь их знакомство, во всех остальных случаях, они лишь вежливо здоровались.
Первый раз Гальяно увидела его два года назад. Спускаясь на кухню, чтобы получить утренний заряд кофеина, девушка едва не наткнулась на стоявшего у самого входа в гостиную мужчину и, осознав, что перед ней незнакомец схватилась за край шелкового халата, стремясь прикрыть видневшуюся под ним сорочку. Смутившись, девушка хотела было уже сбежать обратно к себе в комнату, но тот вдруг удивил ее, прокомментировав висящую перед ним картину, которую рассматривал. Это было необычно для Мишель. Окружение отца редко интересовалось искусством и еще реже было способно внятно о нем рассуждать. Кажется, картина ему понравилась, но судить об этом было сложно. Во время короткого разговора выражение лица мужчины оставалось одинаково беспристрастным, а фразы нейтральными. Таким же она видела его и все следующие два года. Человек-загадка, которую она не слишком-то и стремилась разгадывать до последней недели.
- Красивый дом. Чей он?

+4

3

[NIC]Кармайн Ассанте[/NIC][STA]капореджиме семьи Гальяно[/STA][AVA]https://image.ibb.co/jN1P7p/image.jpg[/AVA] - Наш.
Мишель нервничала всю дорогу, Кармайн слишком часто сталкивался с нервничающими в его присутствии людьми, так что редко ошибался в опознании именно этого состояния. Понимал, что нужно было давно разрядить обстановку разговором, но с Атлантики некстати принесло снегопад, дорога выглядела дерьмово, так что важнее было довести мисс Гальяно до места в целости и сохранности, чем развлечь ее в пути.
- Мне кажется, тут есть все, что надо. Даже парк и пруд.
Окрестности дома были запорошены снегом и выглядели удручающе, но зима такое время года, когда вообще мало что радует, кроме выпивки, камина и любви.
- Далековато от города, но мы с твоим отцом полагаем, что так будет спокойнее и безопаснее, - честно добавил жених, не сомневающийся в том, что Мишель знает, чем они с ее отцом занимаются, зарабатывая на такие вот особняки. У Кармайна была большая квартира в Манхеттене, идеальное холостяцкое гнездышко, восхищавшее приятелей и подружек роскошью обстановки. Но жену не приведешь в такое место. И поэтому понадобился дом за городом, купленный при участи будущего тестя и с его одобрения. Пока дом был пуст, обстановку будет выбирать Мишель, это ее развлечет, а охрану расставлять - он сам. Что получится в итоге, кто знает. И с обстановкой, и с этим браком…

Женитьба - важное дело в жизни мужчины. Дело. Именно так расценивал синьор Ассанте предстоящий ему союз. В жизни капореджиме семьи Гальяно было много дел, важных и не очень, неотложных и тех, с которыми можно повременить. Дела с полицией, дела с ирландцами, дела с евреями, дела с конкурентами, с теми, кто отказывается платить, теми, кто недостаточно исполнителен и теми, кто думает, что может безнаказанно жульничать или совать нос в чужие дела. К делам Кармайн привык относиться серьезно, будь дело иначе, он никогда не стал бы тем, кем стал.
Итак, брак, семья, жена, которая родит ему наследников, дом, который станет его крепостью, кровные узы, которые навсегда свяжут его с Томом Гальяно. Место под солнцем, которое когда-то казалось недосягаемым.
Кармайн Ассанте уже миновал возраст Христа, в жизни его всегда хватало женщин, и хотя большинство связей были короткими и ни к чему не обязывающими, случались и отношения. Он даже дважды был влюблен. Первый раз еще мальчишкой, на Сицилии. Эта история закончилась в тот день, когда юный Ассанте решил попытать счастья в Америке, а его избранница предпочла не покидать родину. Уже много позже ему рассказывали, что Мария вышла замуж, раздобрела и обзавелась выводком ребятишек, но Кармайн слушал эту историю равнодушно, что было, то прошло.
Второй раз влюбленность настигла его два года назад, семья Клаудии бежала в Нью-Йорк из разоренной войной Европы, их случайно познакомили какие-то доброхоты, отец девушки собирался открыть свой маленький бизнес и, зная порядок, искал покровителей. Именно тогда, с Клаудией, Ассанте впервые задумался о том, о чем думал сейчас, о женитьбе. Но на небесах, наверное, имелись на этот счет иные планы, невеста сгорела от испанки за четыре дня, не помогли не врачи, ни деньги, ни молитвы.
«Мне очень жаль, Кармайн», - сказал тогда Тони Гальяно. Они редко разговаривали на такие темы, мужчинам хватало тем для других разговоров. «Мне кажется, тебе нужно жениться», - разговор продолжился через полгода. И еще через полгода «Моя Мишель - хорошая девочка, ей нужен человек, который сможет достойно заботиться о ней».
Семья переживала не лучшие дни, после войны на улицах стали чаще стрелять и противники сделались решительнее, появилось много пришлых, и они были не из трусливых. Возможно, Гальяно опасался, что Кармайн предаст его, поставив на кого-то из более удачливых конкурентов, а может и правда считал, что Ассанте именно тот человек, что годится ему в зятья. Они договорились буднично, Кармайну даже не пришлось обещать, что он «сделает Мишель счастливой». Впрочем, почему бы не попытаться.

- Пойдем, посмотрим. Не зря же так долго ехали, - предложил Ассанте дружески. Мишель предпочла избежать столь любимого женщинами ритуала с открыванием дверцы авто, и Кармайн чувствовал, что это скорее попытка бунта против навязанного отцом будущего, чем плоды эмансипации. И потому учтиво согнул руку в локте, предлагая невесте поддержку на заснеженной тропе.
- Кто знает, что скрывается под снегом. Лучше держаться друг друга, Мишель. Вдруг ты поскользнешься. Или я.

Отредактировано Galen Cassidy (2018-08-28 20:42:57)

+3

4

- Наш... - глухо и бесцветно повторила Мишель. В другой ситуации она бы как минимум удивилась, но кажется вся ее эмоциональность осталась в машине. Перенервничав и, стараясь подавлять все порывы, которые требовала ее женская, бунтующая против чужой воли, натура, Миша на время растеряла способность вовремя реагировать на происходящее.
- Все, что надо для чего? - наконец, до нее начало доходить, к чему все идет и сердце застучало быстрее. Надежды на то, что все еще может поменяться, что свадьбы может и не быть, разбились о крепкую стену стоящего перед ней особняка. Все становилось слишком реальным и неизбежным. Ее привезли на показ собственного будущего, которое ей совсем не нравилось. - Сколько здесь спален? - вопрос прозвучал двусмысленно, но сейчас ее мало заботили церемонии. Еще раз окинув глазами здание, девушка представила сколько нужно человек, чтобы его заполнить. Скольких же детей от нее ждали? Холодок пробежал по спине.
Нет, она ничего не имела против больших и шумных семей, даже восхищалась плодовитыми женщинами, целиком и полностью посвящавшим себя производству потомства и добровольно сжигавших себя в семейном очаге, но никогда их не понимала. Это было не для нее, ей хотелось добиться большего вне стен домов-крепостей, из которых выбраться можно было лишь до продуктовых лавок. У Мишель были все задатки, чтобы не хоронить себя в бытовой рутине, у нее был талант, энергия, деловая хватка, ее бизнес процветал...Когда отец запретил ей видеться с Кристианом и уж тем более выходить за него замуж, Мишель смирилась и подчинилась, ведь где-то в глубине души она давно знала, что так и будет. Девушка даже смогла убедить себя, что это к лучшему. Так Гальяно уберегала любимого человека, не имевшего никакого отношения к мафии, от дел своей семьи, члены которой всегда ходили по самой грани и никогда не могли быть уверены даже в том, что завтра для них наступит. Вводить Криса в свой круг - подвергать такой же опасности. В день их расставания внутри нее что-то умерло, но она смогла найти положительные стороны в этой ситуации и продолжить жить дальше, ведь у нее оставалось любимое дело. Неужели теперь ее хотели лишить и этого?
- Сколько отсюда до Вест-Сайда? Не представляю как буду добираться туда и обратно почти каждый день. На дорогу будет уходить уйма времени. - теперь она заговорила твердо, чтобы не допустить никаких возражений. Мишель была не намерена отказываться от своего ателье, в которое вложила столько сил. Оно было отражением ее как личности, в нем была частичка ее души. Девушка повернулась к своему спутнику и уверенно посмотрела ему в глаза, такие темные, что на секунду перехватило дыхание. Ей показалось, что она проваливается в бездну, но взгляда все же не отвела. В том окружении, что жила Гальяно нельзя было показывать ни своей слабости ни страха, это девушка усвоила четко.
- Вы же знаете, что у меня там ателье? Оно требует моего постоянного присутствия. Сейчас я работаю над новой коллекцией...Показ всего через две недели. - уголки губ мужчины, стоявшего перед ней, едва заметно дернулись, но Миша не смогла понять, было ли это недовольство или промелькнувшая усмешка.
Они слишком долго стояли на улице и, как бы не хотелось Мишель сбежать подальше от этого дома, к которому она совсем не чувствовала симпатии, зайти внутрь все же требовалось. Ей нужно было идти на уступки, чтобы сохранить хоть часть того, что дорого, да и девушка начинала замерзать.
- Хорошо, пойдемте. - Гальяно чуть помедлила, но все же не выходя за рамки вежливости, приняла предложенную руку и двинулась в сторону входа. Каблуки проваливались в снег и шаги получались немного неуклюжими, требуя чуть больше усилий чем обычно.
- Поскользнуться не страшно. Я боюсь здесь увязнуть.
Внутри горел свет, много света, чтобы еще больше подчеркнуть всю обширность новоприобретенного пространства, но их никто не встречал. В доме стояла абсолютная тишина, лишь приглушенно откуда-то слышалось потрескивание камина.
- Мы здесь одни? - Мишель напряженно сглотнула и чуть отошла от своего спутника. Только сейчас. когда его руки были свободны от руля, девушка поняла насколько его боится. Конечно, отец бы не дал свое благословение на брак с любимой дочерью жестокому маньяку, но и пацифиста своим капо он бы не назначил.

Отредактировано Michelle Galliano (2018-08-29 01:33:15)

+3

5

[NIC]Кармайн Ассанте[/NIC][STA]капореджиме семьи Гальяно[/STA][AVA]https://image.ibb.co/jN1P7p/image.jpg[/AVA] - Одни, - кивнул Кармайн. - А разве нужен кто-то еще для того, чтобы решить, нравится тебе это место, или нет?
Мишель называла жениха на «вы», он ее - наоборот, этой простенькой фамильярностью нарочно сводя на нет ту дистанцию, которую мисс Гальяно пыталась удерживать. Зачем прятаться за слова, оба они - не чопорные английские аристократы, Ассанте - сын простого рыбака, да и Том Гальяно не с серебряной ложкой во рту родился.
Электрический свет, заливающий все вокруг, казался теплым, но не грел. По распоряжению Кармайна в гостиной растопили камин, но они с Мишель не двинулись пока еще дальше просторной прихожей, откуда два пролета широкой лестницы поднимались на второй этаж. Щеки девушки были бледны, а голос напряжен. Она отступила от Ассанте, как только смогла, и Кармайну показалось внезапно, что стоит ему щелкнуть пальцами, - в пустом доме даже этот звук прозвучит подобно выстрелу, - и Мишель сбежит от него с той же прытью, с какой пугливая лань несется прочь от хруста ветки под ногой охотника.
То есть спорить с ним из-за своего ателье она не опасается, а остаться наедине опасается? Уже знает, чем это чревато?
Ассанте не имел привычки совать нос в личную жизнь домочадцев своего дона. Но это не означало, что у него не найдется людей, средств и возможностей, чтобы выяснить всю подноготную о любом, кто его заинтересовал. Даже если это дочь Тома Гальяно. Тем более, если это дочь Тома Гальяно. Поэтому то, что в недавнем прошлом Мишель осталась разозлившая ее отца любовная история, уже не было для капо Ассанте тайной. Возможно, именно она стала причиной того, что Гальяно не пытался заручиться согласием дочери, вручая ее Кармайну.
Что она думает, когда так смотрит на него? Сравнивает с тем, другим?
- Если тебя интересуют спальни, давай сразу поднимемся наверх, - предложил Ассанте. Любезность прозвучала двусмысленно, и это ему понравилось. Он не собирался разыгрывать для Мишель сценки из жизни прекрасного принца, эта порода мужчин вымерла, как нежизнеспособная. - Но я бы предпочел сначала взглянуть на гостиную, к тому же там теплее. Мне кажется, ты продрогла. Что-то не так, Мишель? Ты как-то странно меня разглядываешь. А-аа, я знаю, галстук, Наука правильно его завязывать не дается мне уже много лет. Поможешь?
Будучи почти на пятнадцать лет старше свой невесты, Кармайн расчетливо дразнил ее, испытывая на прочность ту стену настороженного отчуждения, что воздвигло между ними поведение ее отца. На случай, если Мишель действительно решится принять вызов, он даже расстегнул пальто. И добавил:
- Во всем доме сейчас только ты и я, два кресла и один стол. Но зато на нем бутылка французского коньяка и каталоги мебели и декора. Мне кажется, превратить эту пустую громадину в самое уютное место на земле - задача посложнее показа новой коллекции.

+3

6

- Дом красивый. - Мишель кивнула на паркет, оценила широкую лестницу с витыми деревянными перилами, взглядом одобрила лепнину на потолке, но сделала все это без единой улыбки, а затем повернулась спиной к Кармайну и расстегнула манто, намекая на помощь в его снятии. - Но какой толк от моего решения? Разве оно что-то изменит? Разве вы еще не договорились обо всем с папой и не купили этот дом? Если бы меня спросили, то узнали, что я бы предпочла остаться в Нью-Йорке. - на губах появилась грустная ухмылка. Качнув головой, отбрасывая от себя депрессивные настроения, которые не имели совсем никакого смысла, девушка двинулась в гостиную. Стук каблуков по паркету эхом отдавался в пустом доме и ей почему-то захотелось пройти на цыпочках, спрятаться и стать незаметной, что было для нее необычно. Она привыкла к вниманию и любила его.
Камин в гостиной горел ярко и обогревал всю комнату, бликами отражаясь на стенах гостиной, где свет был приглушен. Видимо кто-то хотел создать атмосферу уюта и романтики. Как ни странно, это сработало. То ли тепло после пронизывающего холода на нее так подействовало, то ли этот дом, бывший когда-то уютным пристанищем для большой семьи, а может и то, как старательно Кармайн сохранял ее зону комфорта и изображал дружелюбие, но Мишель все же немного расслабилась и вдохнула полной грудью.
Она попыталась представить себя здесь лет через десять и этот образ оказался даже приятен. Тихие вечера у камина с бокалом вина...Дети уже уснули, а рядом любящий муж. В этот образ воображение настырно вставило лицо Кристофера, но она не успела им насладиться. Оно тут же сменилось холодной гримасой Кармайна, и девушка вздрогнула. Если она и хотела остепениться в скором будущем, то уж точно не с ним, а с тем, кого выбрала сама, ради которого была бы готова поставить крест на своей свободе.
- А вы не торопитесь, мистер Ассанте? - его ухмылка была первой определенной эмоцией за все время их знакомства, и Мишель ответила на нее поднятой бровью. - Не рано ли нам осматривать спальни? Может стоит сначала познакомится? - кажется, он что-то знал о ее прошлом, что в общем-то было и не удивительно. Последние дураки идут Ва-Банк, не прощупав почву. Будь она приличной девушкой, а не той, что опорочила свою честь до свадьбы, Миша бы оскорбилась, даже, возможно, отвесила пощечину, но сейчас ей лишь стало легче от того, что не нужно будет изображать из себя невинность. Да и если было быть честной до конца, то девушка сама своим необдуманным вопросом напросилась на скабрезное замечание.
- У Вас преимущество, как я понимаю, у Вас было время подготовиться, я же только сейчас пытаюсь узнать человека, который вот-вот станет моим мужем... - подойдя ближе, Миша окинула Кармайна теперь уже неприкрыто оценивающим взглядом. В ней вновь просыпалась ее твердая и уверенная в себе натура. Так всегда случалось, когда ее пытались поддеть. Мужчина то ли об этом знал, то ли действовал интуитивно, будучи неплохим психологом.
Гальяно не могла не принять вызов, собрав всю волю в кулак, она сделала шаг навстречу и практически вплотную приблизилась к Ассанте, представив, что перед ней очередной клиент, пришедший в ее ателье.
- Дело не только в галстуке. - она провела пальцами по плечам мужчины, остановившись на шве рукава пальто, отмечая, что тот на полтора сантиметра уходит внутрь, как будто со времени покупки, его хозяин успел "вырасти", но так и не удосужился сходить к портному. Мишель ловко сняла его и повесила на пустующее кресло. - В нашу первую встречу вы были одеты лучше. - глядя на Кармайна снизу вверх, девушка улыбнулась и ловким движением развязала кривой узел на его шее, а затем дернула галстук на себя, оставляя воротник пустовать, и расстегнула первую пуговицу. - Я завяжу его чуть позже. У нас все-таки неформальная встреча. Не нальете девушке выпить? - держа в руках шелковую полоску, Мишель села в кресло и приняла бокал. У нее начал созревать план. Если к ее мнению отец не собирался прислушиваться, то может тот, кого он уважал, сможет отговорить его от необходимости свадьбы.
- На будущее, я предпочитаю красное вино.

+3

7

[NIC]Кармайн Ассанте[/NIC][STA]капореджиме семьи Гальяно[/STA][AVA]https://image.ibb.co/jN1P7p/image.jpg[/AVA]- Я постарался одеться так, чтобы вызвать в тебе желание принять участие в моем гардеробе, - улыбнулся Ассанте. Улыбался он нечасто, предпочитая ухмылки, в которые окружающие сами вкладывали нужный смысл в зависимости от того, чего ждали от встречи от капореджиме и в чем провинились перед Семьей. И тем более удивительно, что улыбка у того, о ком бытовало мнение, как о человеке жестком и даже жестоком, была широкая, обаятельная и разом молодящая сицилийца лет на десять.
Пока Мишель избавляла его от галстука, Кармайн сдержал в себе желание удержать ее руку. Она была близко, очень близко, запах ее духов в тепле сделался сильнее и приятно щекотал ноздри.
В этот момент было легко представить как Мишель, уже не мисс Гальяно, а миссис Ассанте, снимает вечером с него галстук, расстегивает пуговицу на рубахе, одну, другую… И все это не потому, что она, достойная дочь своего отца, не может не принять вызов от мужчины, чье присутствие ее раздражает, а потому, что ждет от мужа встречной любезности с платьем. А потом, в самый неподходящий момент, в комнату врывается любознательный карапуз с криками: «Мама, папа, я вас нашел!», а за ним - смущенная нянька.
Любовь - чувство сложное. Влечение - куда проще. В определенных обстоятельствах мужчина испытывает его к практически любой привлекательной женщине, а Мишель Гальяно была как раз из таких.
- От красного вина остаются пятна, как от крови, - заметил Кармайн, с бокалом коньяка в руке останавливаясь за креслом, в котором устроилась невеста, и опуская тяжелую ладонь на ее хрупкое плечо. - Но я запомню, что оно тебе нравится. Французское? Итальянское? Калифорнийское?
В камине потрескивал огонь, но скоро нужно будет подкинуть дров, огонь не может гореть вечно, а те, кто его разжег, получили распоряжение исчезнуть и не показываться Ассанте на глаза.
- Отсюда до Манхеттена сорок минут на авто. Если для тебя это слишком долгий путь за рулем, получишь личного шофера.
Шофер был даже предпочтительнее, он же телохранитель, от которого Кармайн будет знать о всех перемещениях жены за пределами ее ателье.
- Я не стану лишать тебя твоих игрушек, Мишель. Просто попробую предложить новые взамен старых. Так ли важны все эти тряпки, как тебе кажется? Жизнь так быстротечна. Я постараюсь быть тебе хорошим мужем, Мишель. Надеюсь, ты тоже постараешься.
Он погладил девушку по плечу, словно невзначай коснувшись пальцами ее напряженной шеи.
- Если ты хочешь что-то узнать обо мне, спрашивай. Если хочешь что-то рассказать о себе, говори. Если не хочешь ни того, ни другого, давай посмотрим журналы и выберем мебель для этой гостиной. Я бы предпочел что-нибудь классическое, массивное и основательное. Но этот стиль, кажется, больше не в моде.

Отредактировано Galen Cassidy (2018-08-29 22:38:30)

+2

8

Мишель остолбенела от того, что произошло. Кармайн улыбнулся. Она смотрела на то, как преображается его лицо и поняла, что против воли улыбается в ответ и смущенно краснеет, опуская глаза. Кто бы мог подумать, что этот человек, казавшийся не пробиваемым на эмоции, таким холодным, будто вылитым из стали, мог быть настолько очарователен.
- О, хорошо...я...подумаю. - чтобы снова взять себя в руки от неожиданно нахлынувших чувств, потребовалось несколько секунд. Их девушка провела якобы листая каталог с тканями для мебели, успокаивая себя привычными ощущениями под пальцами. Но окончательно ее вывело из ощущения того, что ей снова шестнадцать и перед ней симпатичный парень , да еще и старше ее, это дыхание Кармайна и его взгляд, когда она развязывала ему галстук. Ей было далеко не шестнадцать и у нее был опыт распознавания того, что хочет мужчина. Дыхание Ассанте она ощущала кожей, оно сбилось, как только Мишель оказалась в близости ладони, и стало тяжелым. Перед ней был все-таки человек, со своими слабостями, и это успокаивало и давало ощущение хоть небольшой, но победы над броней его холодного образа.
- Будем осторожны. Нам ли не знать как важно то впечатление, которые мы создаем. Снежно белые манжеты и воротник - его неотъемлемая часть. - его низкий голос действовал завораживающе, Мишель цепенела от его плавности и тягучсти. Так, наверное, чувствует себя мышь, видя танец змеи, понимает всю опасность, но не может ничего действовать. Только следующая фраза заставила встряхнуться и выскользнуть из под его руки. - Серьезно? Вы точно итальянец? - отшутилась Миша и сделала большой глоток и бокала, пытаясь прогнать туман, на время затуманивший разум.
- Пожалуй, я справлюсь сама. И все же... - Мишель отчаянно пыталась найти хоть одну ниточку, способную связать с Нью-Йорком и обвела глазами комнату, надеясь найти ее здесь. - Мне бы многое хотелось тут поменять, чтобы почувствовать себя как дома. Ремонт может занять много времени. - еще один большой глоток для храбрости. Мишель зажмурилась, от обжигающих ощущений в горле, а открыв глаза выпалила на одном дыхании:
- Это не игрушки и не просто блажь. Для меня это, возможно, единственный способ сделать людей, окружающих меня чуть привлекательнее. Хотя бы прикрыв их...тряпками. - поджав губы Гальяно смотрела на Кармайна из под прищуренных век. Он никогда не сможет ее понять и поставить на равне с собой. Кристофер тоже не мог, но его любовь по крайней мере не позволяла ему этого показывать и оскорблять то, что было ей дорого. Как бы не надрывались суфражистки, крича свои лозунги на каждом углу, этот мир принадлежал мужчинам и они это знали, смотря на женщин снизу вверх со снисхождением.
Вот и сейчас ее как растявкающуюся болонку гладили и успокаивали, мол нечего так распаляться, в этом все равно нет смысла. Передернув плечиками, Мишель вскинула подбородок.
- Раз уж мы решили быть откровенны, объясните, зачем вам все это нужно? Да, я понимаю выгодность своей кандидатуры на роль жены с точки зрения родословной и привлекательности экстерьера, но в остальном...Неужели вас устроит такая жена как я, тем более что мы друг друга совсем не знаем. Не лучше ли Вам найти что-то более традиционное, классическое. Скажем прямо, если с выбором мебели мы может и сойдемся во мнениях, то в остальном - сильно сомневаюсь. - ей надоело ходить вокруг да около и играть в любезности. Она была намерена убедить его в том, что из нее хорошей жены может и не получится никогда. Если он откажется от брака, то отец наверняка сможет это принять. Затащить под венец ту, у которой нет права голоса - одно, но отдавать свою дочь тому, кто ее не желает и селить их в один дом, где никто не услышит ее криков - совсем другое. Том Гальяно все же желал ей счастья, причем настолько сильно, что даже готов был принудить к нему.

+2

9

[NIC]Кармайн Ассанте[/NIC][STA]капореджиме семьи Гальяно[/STA][AVA]https://image.ibb.co/jN1P7p/image.jpg[/AVA]Кармайн действительно не слишком понимал привязанности мисс Гальяно к своему ателье. В деньгах она не нуждалась и не будет нуждаться, подспорье в семейном бизнесе от него невелико, удовольствие угождать модницам и воплощать в жизнь их глупые капризы казалось Ассанте сомнительным, а желание приукрасить  окружающих, просто принарядив их в дорогие тряпки, по правде сказать, наивным.
- Мне кажется, люди становятся привлекательнее не одеваясь, а наоборот, - заметил он. - Ты говоришь о важности впечатления, о белых манжетах и всей этой мишуре, но разве галстук, запонки и меховое манто делают нас теми, кто мы есть? Разве тебе будет приятно, если я скажу, что выбрал тебя из-за фасона платьев, которые ты носишь, или изящества шляпки? Или ты сама готова полюбить меня только за отглаженную рубаху и безупречную тройку. Если это так, мы легко поладим. Но ведь это не так?
Кармайн видел, что Мишель глотает коньяк, как воду, большими глотками, а потом замирает и ждет от алкоголя какого-то одного ей ведомого чуда. Но прежде, чем Ассанте спросил, в чем дело, невеста заговорила сама. Ну, разумеется, о том, зачем им все это.
- Давай не будем углубляться в вопросы выгоды, Мишель, - мужчина любезно подлил мисс Гальяно еще спиртного, хотя долгом заботливого мужа было бы, наоборот, остановить ее. Но он пока еще не муж, и если выпивка помогает девушке высказаться, пусть будет так. В конце концов, алкоголь не только язык развязывает. Движения Мишель стали резче, глаза заблестели, глубокое дыхание невольно притягивало внимание к ее груди, волнение к лицу женщинам.
- Мы взрослые люди и оба понимаем, в чем тут фокус. Этот брак гарантирует твоему отцу мою преданность, а мне - положение в семье, - он снова старался говорить ровно и рассудительно, оставив в стороне насмешку девушки над нехваткой темперамента. О да, Кармайн был итальянцем, но со временем уяснил, что в деловых вопросах сдержанность убедительнее вспыльчивости, а гнев обесценивается, если слишком часто пускать его в ход. И потому не спешил метаться по гостиной, как загнанный в клетку лев, энергично размахивая руками.
- Избавиться от зятя не так просто, как сменить помощника. Так что это акт взаимного доверия, так сказать. Но ты хочешь поговорить не об этом, что очевидно. В таком случае скажи сама, отчего ты думаешь, что не в состоянии стать хорошей женой? Все люди начинают с того, что они незнакомцы друг для друга, это естественно и ничему не помеха. Ты не можешь полюбить меня? Откуда ты знаешь это, Мишель, ты ведь еще не пыталась. Думаешь, я не смогу полюбить тебя? Почему, разве ты не достойна любви? И даже если любви не случится, кто сказал тебе, что это самое важное в браке? Ты хочешь взбунтоваться против решения отца, но подумай о том, что неискушенной девушке куда легче ошибиться в выборе избранника, чем ее родителям. Ты просто не представляешь себе, сколько наивных девочек выбирают не того мужчину, и как дорого им приходится платить за свой выбор. По правде говоря, и того, кого ты выбрала, я тут не вижу, - заключил Ассанте неожиданно жестко, залпом допив коньяк. - Если он не стал бороться за тебя, может, все закончилось так, как и должно было закончиться. А теперь начинается то, что тебе предопределено судьбой. И это буду я.

+2

10

- У каждого свое мнение на этот счет. - фыркнула Гальяно, едва удерживаясь от того чтобы не спросить, скольких женщин он сделал привлекательнее таким образом. В ней начал говорить алкоголь и просыпалась откровенность. Держать свой сарказм в узде оказывалось все сложнее. Она понимала, что нужно было бы остановиться с выпивкой, но не была уверена, что переживет этот вечер без дополнительной "поддержки".
- А разве ты согласился бы на брак со мной, будь я одета как замарашка из бедного района, не накрашена и с копной нечесаных волос? Вряд ли бы я удостоилась даже взгляда. Не нужно недооценивать важность того, что на женщине надето, ее наряд может сказать о ней гораздо больше, чем слова. - Мишель неуверенно покрутила стакан и все же сделала еще один глоток, хоть и меньший, чем в прошлые разы. - Порой даже одно платье может сделать чуточку лучше и счастливее. Увидев прекрасную даму, которая спрячет улыбку на похабный свист ей в след, ты даже не заподозришь в ней ту, что буквально десять минут назад плакала в моей примерочной от того, что стала невидимкой для этого мира и собственного мужа. Она пришла ко мне несчастной женой, страдающей от безразличия, и вот теперь, пусть и на миг воспряла, почувствовав себя красивой и желанной. Такая уж ли это мелочь, иметь возможность сделать человека немного лучше и счастливее? Быть может именно это платье вернет ей не только осанку, но и желание что-то изменить, подарит уверенность... - девушка осеклась, понимая, что может еще долго убеждать Кармайна в своей правоте, но вряд ли убедит. Он был мужчиной и ему сложно было понять то, что чувствует женщина. Ассанте был практичен в своем выборе и решениях, от одежды до жены.
- Я не говорила, что не смогу стать хорошей женой. Но что если между нами не случится ни любви ни уважения? Что будет тогда? Ты станешь пропадать по мотелям и барам, а я, запертая в этих стенах, буду находить помаду на воротниках твоих рубашек, затирать ее до дыр, глотая бессильную злобу и обиду? - девушка нервно провела рукой по волосам и закусила губу. Против воли от той картины, что вырисовывалась ей в воображении слезы наворачивались на глаза и она с трудом их сдерживала. Еще немного и порыв жалости к себе накрыл бы ее с головой, но упоминание о Кристиане прозвучало как гром, принеся с собой страх и животное желание защищать то, что ей дорого.
- Если ты ждешь, что он может появиться, то ты плохо осведомлен. Я сама не оставила ему для этого ни одной возможности. Он хороший и честный человек, так должно и оставаться.
Мишель вспомнила как узнав о том, что Кристиан собирается просить ее руки у отца, буквально на коленях умоляла папу разрешить все рассказать о себе, выйти замуж и уехать подальше, но получила жесткий отказ. Том Гальяно не только не пожелал даже знакомится с ним, он даже недвусмысленно пригрозил расправой тому, кто посмел опорочить честь его дочери. Противиться не было смысла, решение бы не поменялось. Бежать? Их бы нашли и точно бы осуществили все угрозы. Оставалось одно - отказаться от Кристиана навсегда, отрезать его от себя, заставив ненавидеть и согласиться на все условия, что ставил отец, включая эту свадьбу.
- Он нас не побеспокоит. И, пожалуйста, давай оставим эту тему. - сделав над собой усилие и поднявшись с кресла, Мишель взяла галстук и подошла к Кармайну. Она не могла не заметить как обострились черты его лица при упоминании Кристиана, и как заиграли желваки. Ей нужно было их сгладить, заставив мужчину навсегда забыть о том, что у него может быть конкурент. - Что бы там ни было, все уже в прошлом. - девушка почти касалась его грудью, когда поднимала воротник рубашки и едва ощутимо, кончиками пальцев провела по напряженной шее мужчины. Сердце стучало от волнения и страха так, что, казалось, вот-вот проломит ребра. Странно было так близко находиться рядом с тем, кого не знала, но была уверена - на его руках много крови. Завязывая галстук, Мишель боролась с совершенно противоречивыми желаниями. Ей хотелось убежать подальше от этого дома и Кармайна, но при этом не могла и игнорировать те будоражащие кровь чувства, которые вызывала близость этого мужчины. Нельзя было не признать, что он красив. В его холодности и даже некоторой грубости чувствовался настоящий мужской волевой характер, а в сильных, грубых руках сила и власть, способные заставить девушку почувствовать себя в безопасности, отдаться им и забыться.
На узел она потратила. казалось, вечность. Мир сузился до них одних, до его широких плеч и тяжело вздымающейся груди. Наконец, проведя по ней ладонью, поправляя галстук, Гальяно отступила, вглядываясь в его лицо слегка затуманенным взглядом. Удалось ли ей заставить забыть о Кристиане и почувствовал ли он то, что почувствовала она?
- До свадьбы у нас еще будет время, поэтому предлагаю провести его с пользой, чтобы к алтарю мы не пошли двумя незнакомцами. Как насчет завтра? Около семи у меня назначена последняя клиентка, и потом я бы не отказалась поужинать.

+1

11

[NIC]Кармайн Ассанте[/NIC][STA]капореджиме семьи Гальяно[/STA][AVA]https://image.ibb.co/jN1P7p/image.jpg[/AVA]Мишель ошибалась, Кармайн не ревновал ее к Кристоферу Бахтелю. Ревность - обратная сторона любви, но в их странной истории жених не любил свою невесту, как и невеста не любила жениха. Прошлый возлюбленный был упомянут просто как пример несбывшихся надежд. Но вот реакция мисс Гальяно на разговор о своем экс-мужчине Ассанте не понравилась. Кода женщина так говорит о том, что «все в прошлом», будь настороже. Особенно если свою будущую семейную жизнь она уже воображает в слезах и страданиях. Это было очень по-женски, глупо и потому раздражало. Все эти истории о бедняжках, которые несчастны в браке (разумеется, по вине супруга), и попытка примерять эти истории на себя. Можно подумать, к ней приходят те, кому нечем детей накормить. Нет уж, таких клиенток ателье «Гальяно» не обшивает, а нарядить очередную богатую пустышку, страдающую от скуки, пока ее муж обеспечивает ей безбедное существование, большого ума не надо.
А потом Мишель завязала ему галстук, будто давая понять, что неофициальная часть их разговора закончилась. Черт возьми, завтра сначала она уладит все с клиенткой, а потом готова с ним поужинать. Его дела, планы и свободное время, разумеется, невесту не волнуют.
Неудивительно, что Кармайн начинал закипать, теряя свою хваленую выдержку. Мисс Гальяно была еще слишком молода и наивна для того, чтобы надеяться, что она сможет манипулировать им только потому, что ему приятна ее близость.
Да, приятна. Нет смысла этого скрывать, но служить, как собачонка, в ожидании подачек, смысла нет тем более.
Закончив с галстуком, девушка отступила, и Ассанте, выслушав предложение поужинать, шагнул вперед, снова сокращая растояние меджу ними.
- Нам не нужно знать друг о друге многое, - заметил хрипло, и рывком привлек Мишель к себе, впечатывая власный поцелуй в нежные девичьи губы. В этом объятии и в этом поцелуе не чувствовалось желания обладать, это была скорее демонстрация силы и предупреждение впредь не играть с огнем.
- Я заеду завтра в шесть, - сообщил он, отпуская девушку. - И ты будешь готова, дорогая. Никогда, запомни, никогда не ставь меня в очередь после твоих клиенток, подруг и прочих дел. А теперь мы сделаем то, зачем сюда приехали. Осмотрим дом.

Отредактировано Galen Cassidy (2018-09-03 01:07:08)

+2


Вы здесь » 1920. Потерянное поколение » Сыгранное » Дом, который построил нас.